назад
07 августа 2016 15:40 /

Зачет перед банкротством: ВС ужесточил критерии доказывания недобросовестности

Автор: Алина Михалёва


Как доказать недобросовестность компании в целях признания сделок зачета в преддверии банкротства недействительными? Достаточно ли в таком случае косвенных доказательств? Экономколлегия ответила на примере спора о гарантирующем поставщике электроэнерегии. На ее взгляд, лишение компании этого статуса не свидетельствует о ее неплатежеспособности. 

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ (КЭС) объяснила свои мотивы в споре о зачете требований, совершенного в течение шести месяцев до банкротства одной стороны. Чтобы в таком случае признать зачет недействительным как сделку с предпочтением, нужно доказать осведомленность контрагента о неплатежеспособности должника. По сути, выводы КЭС устанавливают более строгий стандарт доказывания при рассмотрении такой категории дел, возлагая дополнительное бремя на оспаривающую зачет сторону, комментирует решение Роман Зайцев, партнер Dentons. Только косвенных доказательств теперь может быть недостаточно для вывода о недобросовестности контрагента должника, и сомнения должны трактоваться в его пользу.

Сам спор касался частной проблемы – банкротства бывшего гарантирующего поставщика электрической энергии «Брянскэнергосбыта». С конца 2012 года по июль 2013 года он и «Межрегиональная распределительная сетевая компания Центра» (далее - МРСК) провели зачет встречных требований. А в скором времени «Брянскэнергосбыт» разорился: в апреле 2013-го суд принял к производству его заявление о признании банкротом (№ А09-1924/2013).

«Зачетные» сделки

В результате зачетов МРСК получила предпочтение перед другими кредиторами, решил конкурсный управляющий «Брянскэнергосбыта» и оспорил их в суде. Три инстанции его поддержали, признав три сделки по зачету требований на общую сумму почти 300 млн руб. недействительными. По их мнению, МРСК точно должна была знать о неплатежеспособности «Брянскэнергосбыта»: ведь в январе 2013 года он был исключен из реестра субъектов оптового рынка электрической энергии и мощности, и тогда же статус гарантирующего поставщика получила МРСК.

Но спор пересмотрела экономическая коллегия Верховного суда (Иван Разумов, Денис Капкаев и Олег Шилохвост).

Первая из трех спорных сделок (на 64,7 млн руб.) была совершена в период подозрительности - то есть не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом. А значит, согласно ст. 61.3 закона о банкротстве правовое значение здесь имеет именно факт недобросовестности МРСК – ее знание о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества «Брянскэнергосбыта». Но это-то как раз нижестоящие инстанции, по мнению судей ВС, надлежащим образом не проверили.

Их выводы, указывала «тройка», основаны лишь на том, что Брянскэнергосбыт» в преддверии банкротства лишился статуса субъекта оптового рынка (на основании решения наблюдательного совета некоммерческого партнерства «Совет рынка»), а статус гарантирующего поставщика перешел МРСК в соответствии с приказом Минэнерго РФ.

Сами по себе решение и приказ не свидетельствуют о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника,

- опровергла выводы судов экономколлегия.

Наблюдательный совет исключает из реестра за неисполнение компаниями своих финансовых обязательств, однако, как акцентировала внимание КЭС, истинные причины этого он не выясняет и в суть дела не вникает. Временное же наделение МРСК статусом гарантирующего поставщика вообще никак не зависело от ее воли и взаимоотношений с должником. В результате – чтобы лучше разобраться в осведомленности или неосведомленности МРСК - в части первой сделки КЭС отправила спор на новое рассмотрение.

А вот признав недействительными два последующих зачета, суды поступили правильно, решил ВС. Один из них был совершен в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, а второй – даже после возбуждения дела. А при таких условиях доказывать недобросовестность контрагента не требуется (постановление Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 №63). Достаточно того факта, что из-за этих сделок контрагенту было оказано большее предпочтение, чем было бы при расчете с ним в порядке банкротства. В случае МРСК именно так и было, согласилась КЭС.

Мнение юристов

Это дело в очередной раз иллюстрирует формализм в подходе нижестоящих судов, уверен Максим Бобров, управляющий партнер Адвокатского бюро "Бобров, Толстов и партнеры", - когда недобросовестность контрагента устанавливается без детального анализа всех обстоятельств, на основании лишь косвенных признаков. Поэтому подход экономколлегии кажется ему обоснованным.

А вот Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры», с выводами ВС не согласен. Если читать буквально ст. 61.3 закона о банкротстве, то можно сделать вывод, что не обязательно доказывать информированность кредитора именно о признаках банкротства, считает он. Достаточно доказать его информированность об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о таких признаках. Факт лишения должника статуса гарантирующего поставщика вполне является таким обстоятельством, считает Кульков.

Источник: ПРАВО.RU


вверх