назад
17 сентября 2016 21:02 /

Виноваты председатель и аппарат: судья-волокитчица пыталась вернуть мантию в ВС

Судья из Забайкальского края не только рассматривала уголовные дела больше года, но и позволяла секретарю не составлять протоколы заседаний. После проведения плановой проверки об этом стало известно ККС, которая в мае 2016 года "сняла" с нарушительницы мантию, добавив к списку обвинений волокиту при направлении дел в апелляцию и первую инстанцию, а также неуважительное отношение к председателю суда. Чем окончилась попытка вернуть полномочия в ВС, читайте в репортаже "Право.ru".

Экс-судья Шилкинского районного суда Забайкальского края Елена Халудорова пришла в судебную систему, проработав несколько лет в прокуратуре. Первое свое назначение она получила в декабре 2009 года, став судьей Александрово-Заводского райсуда, а в августе 2012-го была назначена в Шилкинский суд, но вскоре ушла в отпуск по уходу за ребенком и вернулась к работе лишь в сентябре 2014 года.

Недовольство ее работой в Забайкальском краевом суде стало проявляться с начала 2015 года. Судья систематически задерживала отправку в апелляцию материалов об избрании (изменении) мер пресечения и уголовных дел, по которым приговоры уже вынесены, за что и получила три частных постановления 30 января, 19 сентября и 18 декабря прошлого года. Еще один "частник" за допущенные процессуальные нарушения в отношении нее был вынесен 9 июля.

Плановая проверка в Шилкинском райсуде, которую Светлана Крайнова, судья краевого суда, провела 23–27 ноября, выявила, что Халудорова допустила волокиту по четырем уголовным делам, необоснованно откладывая и перенося заседания. Сроки рассмотрения затянутых дел составили от полугода до одного года четырех месяцев. Кроме того, в некоторых из них не оказалось протоколов судебных заседаний, а если они и были, то в основном без подписи судьи и секретаря. Еще пять дел, которые Халудорова в 2015 году рассматривала в апелляции, были возвращены в суд первой инстанции с существенными задержками – от одного до пяти месяцев.

В январе этого года справка о результатах работы поступила в Шилкинский суд, а в феврале и. о. председателя Забайкальского краевого суда Нина Кузьмина направила в региональную ККС представление, в котором просила наказать судью за волокиту, плохую организацию работы аппарата и невежливое отношение к тогдашнему председателю райсуда Елене Казанцевой. 13 мая квалифколлегия лишила Халудорову мантии, что она и обжаловала 12 сентября в Дисциплинарной коллегии ВС.

"Не я одна работаю с нарушениями"
 

На заседании Дисциплинарной коллегии бывшая судья не отрицала, что допускала "некоторые нарушения", но несколько раз подчеркивала, что прекращение полномочий было слишком суровым взысканием. Кроме того, Халудорова была уверена, что лишилась работы не потому, что плохо выполняла свои обязанности, а из-за конфликта с Казанцевой.

Судья Николай Романенков попросил пояснить, что не поделили судья и председатель. Та рассказала, что была не слишком довольна работой Казанцевой как председателя и позволяла себе на совещаниях критиковать принятые той административные решения. Так, например, с 29 апреля 2015 года она запретила судьям и сотрудникам аппарата находиться в помещениях Шилкинского райсуда во внерабочее время. По словам экс-судьи, этим были недовольны все ее коллеги, поскольку "официального" рабочего дня на то, чтобы провести заседания и подготовить проекты судебных актов, катастрофически не хватало. Однако в открытую высказать свое недовольство Казанцевой решилась только Халудорова, за что якобы и была наказана.

Также она пояснила, что все перерывы и отложения при рассмотрении уголовных дел были обоснованными (связанными с назначением экспертиз, неявкой сторон и так далее), а обратного ККС не доказала, да и не могла, поскольку это не входит в ее компетенцию. Что же касается отсутствия протоколов, то первым делом Халудорова пояснила, что это ей в вину ККС не ставила, просто констатировала, что в делах документов нет.

Она рассказала, что квалифколлегия 7 апреля изъяла все четыре уголовных дела для дополнительной проверки. По одному из них приговор был вынесен только 4 апреля, следовательно, срок изготовления протокола (трое суток, согласно ст. 259 УПК) к тому моменту еще не истек. Остальные три дела судья и аппарат приводили в порядок прежде, чем передать в апелляционную инстанцию. Согласно распоряжению председателя, с 2009 года в Шилкинском райсуде принято готовить не отдельные протоколы по каждому заседанию, а сводить их в один документ. Бывшая судья пояснила, что и она, и секретарь Ольга Михайлюк во время рассмотрения дел вели свои записи и только после вынесения приговора составляли по ним тот самый "единый протокол". 

– То есть по делу, рассмотрение которого начато в 2014 году, вы протокол готовили только в начале 2016-го? – уточнили члены коллегии.

– Да, – вынуждена была признать Халудорова.

– Если мы сейчас закончим заседание и задержим протокол на 2–3 дня, вы же первая будете жаловаться на это, – заметил председатель ДК Сергей Рудаков. – Вы находите нормальным, что протоколы за 2014 и 2015 годы не оформлены и не подписаны?

Заявительница в ответ сказала, что никто из участников процессов на волокиту не жаловался, а значит, существенного нарушения их прав допущено не было.

Жаловалась она и на работу сотрудников аппарата. Секретарь Михайлюк, которая до возвращения Халудоровой из декрета работала с другими судьями, была вынуждена оформлять документы по "старым" делам, отчего и не справлялась с текущей нагрузкой. А помощник Вера Баранова просто игнорировала распоряжения судьи, например, о своевременном направлении материалов в апелляцию, поскольку "находилась в близких дружеских отношениях с Казанцевой". Бывшая судья не раз устно жаловалась председателю на сотрудников аппарата, но письменных жалоб не подавала. «Нужно было привлекать их к дисциплинарной ответственности, но я относилась к ним слишком мягко», – покаялась Халудорова.

По словам экс-судьи, не только она длительно рассматривает уголовные дела, у других судей тоже бывают "затянутые" производства. Это обусловлено местными специфическими особенностями: работой конвойной службы и следственного изолятора, а также небольшим количеством адвокатов, ради которых приходится часто переносить заседания, просто для того, чтобы они успели на процесс к каждому из своих подзащитных.

– Волокита присутствует не только в моей работе, но и в работе всего суда в целом, между тем председателя Казанцеву 13 июля этого года назначили судьей в краевой суд, – с некоторой иронией заметила Халудорова.

– Интересное у вас умозаключение, – ответил Рудаков. – Будут документы на других судей, мы и их обязательно рассмотрим.

Нарушена ли процедура?
 

Указывала экс-судья и на многочисленные нарушения, допущенные ККС. Например, она считает, что квалифколлегия не должна была принимать решение на основании данных плановой проверки, тогда как нужно было провести в отношении нее отдельную служебную проверку. Были у нее замечания и к протоколу заседания. По делу Халудоровой квалифколлегия собиралась трижды: 18 марта, 29 апреля и 13 мая, но второе заседание из протокола "выпало". Кроме того, истец считает, что высказывания в протоколе искажены, 2/3 информации упущено, последовательность событий не соблюдена. "Все эти нарушения могут расцениваться как отсутствие протокола, соответствующего действительности", – говорила она.

Председатель ККС, судья Забайкальского крайсуда Антон Щукин признал, что в протокол заседания ККС закралась ошибка – там не было указано, что рассмотрение дела перенесли на 29 апреля, – но информация и последовательность событий не искажены, а доказательств того, что это произошло, истец не представила. Он настаивал на том, что нарушения, допущенные при составлении протокола, несущественны и не дают оснований считать его недействительным.

Кроме того, Халудорова обратила внимание судей коллегии, что во время трех заседаний, в течение которых ККС рассматривала ее дело, состав коллегии все время менялся, "что нарушает принцип коллегиальности, объективности и всестороннести". Судьи ДК попросили Щукина пофамильно озвучить, кто из членов квалифколлегии был на каждом из заседаний. Шестеро из них не пропустили ни одного, одна отсутствовала 18 марта, еще двое – 29 апреля. "Однако все мы были в полной мере ознакомлены с материалами по делу", – заверил ДК председатель ККС. Все те, кто присутствовал на финальном заседании 13 мая (9 из 15 избранных членов ККС), единогласно проголосовали за прекращение полномочий Халудоровой. По мнению председателя квалифколлегии, причиной тому стало "категорическое нежелание [бывшей судьи] нести ответственность за недостатки своей работы и попытки переложить вину как на руководство, так и на аппарат суда". "Я этого не делала! И свои ошибки признала!" – возмутилась в ответ бывшая судья.

После совещания, которое длилось около часа, ДК решила оставить жалобу бывшей судьи без удовлетворения. "Я посмотрю, что будет сказано в решении и решу, буду ли обжаловать его в апелляции, – сказала после заседания Халудорова. – Хотя надежды на справедливость у меня почти нет".

Автор: Марина Труханова

Источник: ПРАВО. RU

вверх