назад
18 сентября 2016 17:34 /

Санацией должны заниматься государственные суды – мотивы ВС по делу банка "Траст"

Экономколлегия ВС решила, что дело по иску банка "Траст", оспаривающего сделку своего бывшего руководства о покупке векселей на $71,276, не может рассматриваться в третейском суде. И вообще, за любые споры санируемых банков отвечает государственное правосудие, считают в ВС. Почему "тройка" пришла к такому выводу и что по этому поводу думают юристы – на Право.ru.

Экономическая коллегия Верховного суда РФ в рамках дела банка «Траст» закрепила позицию, согласно которой споры санируемых банков неарбитрабельны и должны рассматриваться в государственных судах. "Выводы ВС в этом деле могут служить очередным показательным примером борьбы с попыткой недобросовестного использования третейского разбирательства как инструмента, осложняющего оспаривание сделок", – считает Роман Зайцев, партнер Dentons.

Финансовые проблемы банка "Траст" получили широкий резонанс в 2014 году. Тогда в целях предупреждения его банкротства начали процедуру санации, и функции временной администрации взяла на себя госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов». В то же время утвердили план оздоровления, который, в частности, подразумевал оказание значительной финансовой помощи кредитной организации (в виде займов до 10 лет за счет кредита ЦБ), а также меры по ее реорганизации.

В ходе санации в кабинете бывшего вице-президента "Траста" нашли копию договора о покупке векселей (от ноября 2013 года) на $71,276 млн у кипрской компании. Такая сделка не была разумной и экономически оправданной, было уверено новое руководство и отправилось оспаривать ее в Арбитражный суд г. Москвы (№ А40-117039/2015). У банка в тот период и так были серьезные проблемы с деньгами, а ценные бумаги даже не обеспечивались имуществом эмитентов, указывалось в иске. Кроме того, не соблюдался и порядок совершения сделки, и оформлена она была неправильно.

В обычном режиме 

Однако все эти доводы остались в суде без внимания, так как центральным вопросом оказалась совсем другая проблема. АСГМ решил, что иск надо оставить без рассмотрения, поскольку в спорном договоре содержалась третейская оговорка, а значит, все вытекающие из него споры должны рассматриваться в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ. Следовательно, дело арбитражному суду не подведомственно, сделал вывод АСГМ.

В апелляции "Траст" настаивал на обратном – спор все же относится к исключительной подведомственности арбитражного суда. Это, на его взгляд, следует из положения ст. 189.40 закона о банкротстве: сделки санируемого банка могут быть признаны недействительными по специальным основаниям в порядке главы III.1, согласно которой такие заявления и подаются в арбитражный суд.

Однако коллегия 9-го ААС с этим не согласилась и сделала акцент на другом. Она апеллировала к тому, что случай "Траста" никак не подпадает под существующие исключения из правила о третейском соглашении, которое установлено в п. 3 ст. 33 закона о банкротстве. В силу этой нормы в третейский суд не могут передаваться дела о несостоятельности – они подлежат рассмотрению в государственном суде. Однако с Трастом такой запрет не работает, ведь дело о банкротстве так и не возбудили, процедур банкротства не вводили.  

Кассация АС Московского округа с такой логикой согласилась, дополнительно указав, что полномочия временной администрации "Траста" вообще прекратились 23 июня 2015 года (иск же поступил в суд спустя два дня и был подписан представителем банка по доверенности), то есть с этой даты «банк работает в обычном режиме», а значит, третейское соглашение – действительно.

Но экономическая коллегия ВС (Елена Золотова, Владимир Попов и Рамзия Хатыпова) с такой логикой совершенно не согласилась (см. «Дело темное: ВС разобрался в споре банка "Траст" по поводу копии договора на $71,2 млн»).

Центральное место рассуждений ВС занял характер санации. Как обращается внимание в недавно опубликованном определении ВС, санация Траста предполагала публично-правовое вмешательство в частно-правовые отношения в кредитной сфере, направленное в том числе на защиту прав вкладчиков, а согласно правовой позиции Конституционного суда РФ (постановление от 26 мая 2011 года №10-П) передача таких тяжб на рассмотрение третейского суда не допускается.

При этом прекращение функций АСВ в качестве временной администрации не означает завершения процедуры санации, акцентировала также внимание экономколлегия. Наоборот, документов об окончании реорганизации банка или погашения займов в дело не представлено, указывали судьи ВС

В связи с тем, что финансовая деятельность, осуществляемая государством в лице агентства в организационно-правовой форме государственной корпорации по реализации мер по предупреждению банкротства кредитной организации, является государственной деятельностью, имеющей публичный характер, экономическую и социальную направленность, возникший спор не подлежал передаче на рассмотрение третейского суда,

– резюмируется в определении ВС.

Кроме того, «тройка» отдельно обратила внимание на тот факт, что в материалах дела нет даже оригинала оспариваемого договора (или его заверенной копии), и, тем не менее, суды все равно сделали вывод о действительности третейской оговорки. В результате спор отправился на новое рассмотрение в АСГМ. Таким образом, экономколлегия признала, что спор по иску санируемого банка должен рассматриваться в госсуде, даже несмотря на содержащуюся там третейскую оговорку.

Мнение юристов

Олеся Петренко, руководитель Отдела анализа судебной практики и проблем правоприменения Арбитражного третейского суда города Москвы, выделяет два важных вывода ВС. Первый – признание публично-правового характера санации как процедуры, производной и связанной с банкротством. Второй – указание на то, что санация не заканчивается прекращением функций АСВ в качестве временной администрации. Таким образом, ВС продолжает политику признания неарбитрабельности споров, так или иначе связанных с процедурой банкротства, объясняет Петренко, поддерживая такую позицию. С учетом общественной значимости защищаемых интересов (вкладчики, кредиторы) государственное правосудие представляется более правильным способом защиты, поясняет она.

"По существу ВС указал на недопустимость формального подхода, которому следовали нижестоящие инстанции, фактически поставившие знак равенства между отношениями в сфере банкротства и наличием в производстве суда дела о несостоятельности", – указывает Роман Зайцев. На его взгляд, приоритет всегда должен отдаваться существу спорных отношений, которые могут относиться к сфере регулирования закона о банкротстве независимо от инициирования конкретного судебного дела.

Если признать, что процедура санации банка на самом деле не прекратилась на момент предъявления банком иска, стоит согласиться с позицией о специальной подсудности такого спора государственным арбитражным судам, согласен и Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры». А если кто-то задастся целью увидеть в определении ВС некий удар по свободе рассмотрения гражданских споров в третейском суде, то при внимательном прочтении определения он обнаружит довольно взвешенную позицию по отношению к расхожей ситуации внезапного появления крупного вексельного долга из договора с арбитражной оговоркой, рассуждает Антон Александров, партнер “Монастырский, Зюба и партнеры”. В деле "Траста" ВС дал довольно широкое толкование санации, что и позволило говорить о подведомственности спора арбитражному суду.

“Верховный суд стоит на страже заложенного в закон о банкротстве принципа одного окна для признания недействительными сделок, совершенных должником”, – резюмирует Александров.

Автор: Алина Михалёва

Источник: ПРАВО. RU


вверх