назад
18 сентября 2016 17:50 /

С вниманием к доказательствам: как вернуть проданное наследство

Могут ли наследники требовать возврата имущества, которое было продано после смерти наследодателя, но по якобы выданной им при жизни доверенности? Получится ли у нового собственника доказать, что он был добросовестным приобретателем? Можно ли отдать наследникам только часть причитающегося им имущества? В запутанном споре о наследстве разбирался Верховный суд.

Иногда и без того сложный спор о наследстве усугубляется тем, что в дело вмешиваются мошенники, которые также пытаются получить "свой" кусок имущества, используя для этого все возможные способы. Например, оформляя незадолго до смерти наследодателя подложные доверенности, по которым имущество быстро распродается, оставляя наследников ни с чем. Единственный выход для них – оспаривание таких сделок в суде, но лишь при определенных условиях. "Наследники, принимая на себя права и обязанности покойного, также могут и защищать свои права на имущество, которое должно было бы попасть в наследственную массу, но не попало туда по незаконным основаниям. При наличии законной сделки такое возвращение, конечно, невозможно", – говорит АлександрБоломатов, партнёр, адвокат, юрфирмы "ЮСТ".

"Сложное" наследство

При жизни Татьяне Костиковой* принадлежали квартира и земельный участок с домом. В октябре 2011 года женщина умерла, а через полгода ее наследница по завещанию Елена Дронова* обратилась к нотариусу, чтобы принять наследство Костиковой. Но получила она только квартиру, поскольку земля и домовладение были проданы 22 декабря 2011 года по доверенности, выданной завещателем незадолго до смерти. Позже покупательница перепродала дом с участком Михаилу Панкратову*, который и значится собственником до сих пор. Дронову такая ситуация не устроила, и она опротестовала сделку купли-продажи в Хостинском райсуде города Сочи, по решению которого в июле 2012 года договор был признан недействительным, а спорное имущество у Панкратова изъято в пользу заявительницы (ссылка на дело на сайте суда отсутстствует). Суд установил, что Костикова при жизни не собиралась продавать свое имущество и доверенности на совершение таких действий не выдавала. 

Однако вскоре и сама Дронова осталась без наследства. В июне 2013 года падчерицы наследодателя – Юлия Ефимкина* и Евгения Костикова* – обратились в Пресненский районный суд столицы, требуя признать завещание ничтожным (дело № 2-25/2014). Суд этот иск удовлетворил. Ефимкиной и Костиковой досталась квартира на Смоленской набережной в Москве, переданная Дроновой по завещанию. После этого женщины подали иск в Хостинский райсуд (дело № 2-590/2015), чтобы получить в собственность еще и дом с землей и аннулировать запись в ЕГРП, согласно которой владельцем этого имущества все еще значится Панкратов. Тот заявил встречный иск к Ефимкиной, Костиковой и Дроновой, требуя признать его добросовестным приобретателем.

Суд удовлетворил требования мужчины, фактически приняв решение, противоречащее тому, которым дом и участок были переданы в собственность Дроновой. Он указал: доказательства того, что при жизни Костиковой жилой участок и земельный дом выбыли из ее владения против ее воли, отсутствуют, а значит, Панкратова можно назвать добросовестным приобретателем. Еще одним доводом суда было то, что, требуя признать завещение недействительным, наследники заявляли свои права лишь на московскую квартиру своей мачехи, а передать им дом и землю просили только в рамках настоящего дела. Апелляция с этим согласилась, добавив, что доверенность, которую Костикова при жизни выдала продавцу, является подлинной и отозвана не была, а сделки прошли проверку при регистрации прав новых собственников на недвижимость в Росреестре.

ВС, куда пожаловались Ефимкина и Костикова (дело № 18-КГ16-49), посчитал, что суды нижестоящих инстанций допустили ряд ошибок, и направил дело обратно в апелляцию (информация о поступлении дела на повторное рассмотрение на сайте суда отсутствует). 

В чем ошиблись суды?

"Тройка" (Александр Кликушин, Татьяна Назаренко, Игорь Юрьев) категорически не согласилась с тем, что дом и участок были проданы на законных основаниях. Ведь еще в 2012 году, удовлетворяя иск Дроновой, Хостинский суд установил, что доверенности на продажу дома и земли Костикова не выдавала и вообще не выражала намерения продать свое имущество. "При указанных обстоятельствах ссылки Панкратова на добросовестность приобретения им спорных объектов недвижимости не имеют значения, поскольку имущество выбыло из владения собственника помимо его воли, поэтому имущество подлежит возврату собственнику и от добросовестного приобретателя", – говорится в постановлении ВС.

С этим согласен и Алексей Салимулин, партнер Коллегии профессиональных поверенных. Он был несколько удивлен тем, что суды нижестоящих инстанций, которые не нашли доказательств неправомерности сделки купли-продажи спорного имущества, отчего-то не убедились и в том, что приобретатель являлся добросовестным. То есть не знал и не мог знать о том, что покупает землю и участок у лица, не имевшего права на его отчуждение. "Учитывая то, что женщина не собиралась продавать недвижимость и не выдавала доверенности, ссылки ответчика на добросовестность не имеют никакого юридического значения", – подтверждает он позицию ВС.

А так как владелец скончался, наследники имеют полное право вернуть незаконно выбывшее из его собственности имущество. При этом неважно, что изначально они приняли лишь часть наследства (квартиру), поскольку согласно п. 2 и 4 ст. 1152 ГК принятие наследником некой доли наследственной массы означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.

"С учетом положений ГК истцы считаются принявшими все причитающееся им наследство умершей (включая дом и земельный участок). А так как спорное имущество выбыло из собственности наследодателя помимо воли, следует вывод о том, что имущество подлежит возврату наследникам и от добросовестного приобретателя", – подтверждает партнёр КА "Юков и партнёры" Марина Краснобаева.

"ВС подтвердил, что надлежащий истец по таким делам – наследник, он вправе получить судебную защиту против недобросовестных приобретателей имущества покойного. Это крайне правильная позиция, способная защитить наследников от жуликов и криминала", – комментирует Александр Боломатов из юрфирмы "ЮСТ".

Автор: Марина Труханова

Источник: ПРАВО. RU

вверх