назад
17 сентября 2016 21:25 /

Почему задержание топ-менеджеров «Т Плюс» может обойтись компании в 20 млрд руб.

Задержание топ-менеджеров «Т Плюс» ставят в один ряд с уголовными делами Дода и Каменщика, но оно несет совершенно новые последствия для самой энергокомпании и государственного бюджета. Если управленцев признают виновными, самой компании это грозит штрафом до 20 млрд руб., уверен партнер бюро «Коблев и партнеры» Сергей Гришанов. Возможно, следователи сами не подозревают, какую «цепную реакцию» по всей стране может вызвать это дело, считает он.

Задержание топ-менеджеров группы «Ренова» обречено стать эпохальным событием и даже вехой в профилактике коррупции.
И не потому, что задержанные – представители одной из самых заметных российских бизнес-структур, к чему мы, по сути, привыкли после череды уголовных дел в отношении руководителя АФК «Система», «собственника» аэропорта "Домодедово" и, наконец, ярчайшего метеорита на небосводе российского бизнеса, нового символа бизнес-инквизиции – так называемого «дела Дода». Эти дела, безусловно, – достойные примеры абсурдной следственной практики и не имеют судебной перспективы. Вместе или по отдельности они свидетельствуют лишь о том, что в особых частных случаях государство может нейтрализовать «вредное» для себя воздействие Гражданского кодекса с помощью уголовно-процессуального права. Однако они не могут системно изменить практику правоприменения и, что важнее, бизнес-практику в масштабе всей страны.

Совсем другое – «дело Реновы», в котором, как объявил Следственный комитет, он намерен доказать, что менеджмент энергокомпании «Т Плюс» (ранее – «КЭС») систематически и преемственно коррумпировал «высших должностных лиц» Республики Коми «с целью установления максимально возможных тарифов на тепло и электроэнергию». По версии правоохранителей, с 2008 года Михаил Слободин, Евгений Ольховик и Борис Вайнзихер передали «высшим должностным лицам» Республики Коми имущества на общую стоимость 800 млн рублей.

Сразу обращают на себя внимание цели, которыми, опять же по версии следствия, руководствовались подозреваемые: установить «максимально выгодные условия ведения бизнеса» для энергоактивов «Реновы» в Коми.

Таким образом, в отличие от преступлений, совершаемых в форме хищений, подозреваемые преследовали цели не личного обогащения, а развития бизнеса организации, сотрудниками которой они являлись. То есть, даже совершая преступление, г-да Слободин, Ольховик и Вайнзихер действовали в интересах возглавляемой ими энергокомпании.

В связи с этим резонно поставить вопрос об ответственности самой «Т плюс» за инициативы своих руководителей, если их преступный характер будет доказан в суде.

Не уверен, что сами следователи знали, какую услугу бюджету они оказывают, возбуждая «дело Реновы», ведь даже не каждый консультант знает о том, что с мая 2011 года действует статья 19.28 КоАП РФ «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица», устанавливающая самостоятельную ответственность организации за незаконные передачу, предложение или обещание награды в его интересах.

Российская реинкарнация американского FCPA (закон США о коррупции за рубежом – прим. ред.), являясь, возможно, самым нетипичным для национальной правовой системы институтом, фактически исходит из презумпции виновности юридического лица в коррупционности ее органов управления, сотрудников и представителей и устанавливает драконовские штрафы за совершенные ими коррупционные же правонарушения.

Более того, анализ статьи 19.28 КоАП и скудной практики применения ее судами позволяет сделать вывод о фактически легализованном принципе “объективного вменения”, то есть привлечения юридического лица к ответственности без вины.

Поэтому в случае доказанности вины г-д Слободина, Ольховика и Вайнзихера в совершении вменяемых в их вину преступлений органы прокуратуры обязаны будут поставить вопрос о привлечении “Т плюс” к административной ответственности по статье 19.28 КоАП РФ.

Размер штрафа за передачу в интересах юридического лица незаконного вознаграждения в размере, превышающем 20 миллионов рублей, составляет от 100 миллионов рублей до 100-кратного размера переданного вознаграждения.

Учитывая, что закон, устанавливающий ответственность за совершение административных правонарушений, не имеет обратной силы, из-под ответственности “Т плюс”, к его счастью, выпадают последствия “менеджмента” Слободина, оцениваемые по данным открытых источников, в 462 миллиона рублей. Однако штраф только от действий Ольховика и Вайнзихера с 2011 года может составить для “Т плюс” порядка 20 млрд рублей.

Что может повлиять на окончательный размер штрафа? Наверное, только внутренне убеждение суда в том, что с 2008 года трое последовательно сменяющих друг друга руководителей одной из крупнейших энергокомпаний выплачивали взятки региональным чиновникам независимо друг от друга, втайне от акционеров, из соображений альтруизма и за свой счет.

Однако гораздо интереснее последствия, которые могут быть спровоцированы «делом Реновы». Ведь применение статьи 19.28 КоАП в целях борьбы с коррупцией может быть гораздо эффектнее, чем, например, работа ФНС. Как шутят коллеги, пара-тройка таких уголовных дел – и решится проблема дефицита бюджета.

Повторю, я больше чем уверен, что в момент возбуждения уголовного дела и задержания подозреваемых ни у следствия, ни у прокуратуры не было даже подспудной мысли о перспективе взыскания с «Т плюс» колоссального штрафа за их проступки, однако оно может стать именно тем взмахом крыла бабочки, который породит торнадо «19.28» в масштабах страны и, в конечном итоге, оздоровит взаимоотношения бизнеса и власти.

Источник: ПРАВО. RU


вверх