назад
18 сентября 2016 17:37 /

Нормы закона или интересы общества: когда одно противоречит другому

Верховный суд разобрался в двух похожих спорах, которые разгорелись вокруг предприятий в стадии конкурсного производства. Вместо скорейшей продажи заводов управляющие обеспечивали продолжение их основной деятельности и погашали расходы на работу вперед других текущих платежей. Налоговая, один из крупнейших кредиторов, с этим не согласилась, но к ее доводам прислушался только ВС. На его заседании представитель ФНС главным образом апеллировал к закону, а представители обоих арбитражных управляющих выдвигали экономические и даже социальные доводы в свою пользу.

Сегодня, 22 августа, Верховный суд разрешил два аналогичных банкротных спора, в которых арбитражные управляющие высказали разные аргументы в свою защиту. Первый конфликт разгорелся между Федеральной налоговой службой и управляющим Валентином Гараном в деле о банкротстве «Неманского целлюлозно-бумажного комбината» (А21-2012/2008), расположенного в Калининградской области. Несмотря на то, что конкурсное производство велось с 2009 года, предприятие продолжало выпуск бумажных изделий. Прекратить его деятельность собрание кредиторов решило лишь в апреле 2014 года. К тому времени управляющий Гаран успел потратить 2 млрд руб. на закупку сырья, производство и реализацию продукции. Эти суммы он внес в третью очередь, потеснив других кредиторов, в том числе ФНС, которой завод задолжал 548,1 млн руб. обязательных платежей. Чиновники с этим не согласились и обжаловали действия Гарана.

Они настаивали на том, что платежи в связи с текущей деятельностью не должны иметь приоритета перед налоговыми, о чем говорит п. 2 ст. 134 закона о банкротстве. Но управляющий поступил иначе. Его поведение позволило продолжать работу и не платить налоги, что давало предприятию неконкурентное преимущество на рынке, указала налоговая служба. Кроме того, по ее мнению, конкурсное производство не ставит целью сохранить хозяйственную деятельность должника.

Суды, однако, разделили точку зрения управляющего. Они указали, что эксплуатационные расходы были необходимы для поддержания работы предприятия, и не увидели в работе управляющего нарушения прав кредиторов или должника. Учли суды и фактические обстоятельства – например, то, что зимой комбинат обеспечивал работу котельной, необходимой городу Неману.

О том, как можно работать и не платить налоги

Но Верховный суд не согласился с этими выводами и решил выслушать аргументы сторон, которые выступили на заседании сегодня, 22 августа. Начальник управления обеспечения процедур банкротства ФНС Константин Чекмышев повторил, что конкурсный управляющий нарушил очередность погашения платежей и нарушил закон. По словам чиновника, эксплуатационные расходы должны обеспечивать не работу предприятия, а сохранность имущества, ведь цель конкурсного производства – удовлетворить требования кредиторов. Доводы оппонентов об экономической целесообразности противоречат закону. Впрочем, и ее не было – годы под управлением Гарана закончились убытками, подчеркнул юрист налоговой службы.

Она лишь субъективно не согласна с тем, как управляющий решает проблему кризиса платежей, а нарушения закона не было, парировал представитель управляющего Николай Макаренко. По его словам, любое банкротство – это выбор наименее плохого решения, в данном случае – продолжения работы комбината. На нем в 2011 году работало более 500 человек – это значительная цифра для маленького городка Немана. Макаренко обращал внимание и на сложности управления: и закупки, и реализации надо планировать на несколько месяцев вперед, за один день работу комбината не остановить.

Но, как обратил внимание судья Иван Разумов, предприятие продолжает деятельность не месяцы, а годы после введения конкурсного производства. «Вы думаете, что это нормально – столько лет работать и не платить налоги?» – поинтересовался судья.

Макаренко уточнил, что ФНС ставит в вину неуплату налогов только за два года, а хозяйственную деятельность на комбинате остановили в мае 2014-го, когда на это дало добро собрание кредиторов.

– Вы считаете, что только собрание может принять такое решение, а вы сами ничего не можете сделать? – уточнила судья Ирина Букина.

 Макаренко дал утвердительный ответ, и у судей больше не нашлось вопросов. Спор они направили на новое рассмотрение.

О социальной роли арбитражного управляющего

Следом коллегия разобралась в аналогичном конфликте банкротного дела пензенского «Специального конструкторского бюро турбонагнетателей» (А49-8064/2011), которое задолжало бюджету 90,7 млн руб. и потратило  274,7 млн руб. на закупку материалов для производства турбин. Последней сумме конкурсный управляющий Алексей Грудцин дал приоритет перед обязательными платежами. Налоговая против этого возражала.

Грудцин и другие кредиторы спорили с ней и доказывали, что бюро должно продолжать работу. Суды согласились с их аргументами, что невыполнение контрактов и увольнение работников принесут лишь убытки. Управляющий ссылался и на то, что он может отступить от очередности, предусмотренной законом, чтобы не допустить гибели или порчи имущества или увольнения работников должника по их инициативе (п. 40.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60). На заседании Верховного суда сам Грудцин и егопредставитель Анатолий Юнда рассказали, почему предприятие так долго работало в конкурсном производстве.

В 2013 году кредиторы приняли решение пока продолжить работу бюро, потому что тогда было сложно его выгодно продать как единое предприятие, объяснил Юнда. По его словам, проблем добавляли и залоговые кредиторы, которые хотели отдельно реализовать "свои" активы. Тем не менее, в ожидании инвестора управляющему удалось сохранить инженерный коллектив, которым и ценен завод, говорил Юнда. Это позволило продать комплекс спустя год по хорошей цене. А непрерывная деятельность дала возможность выплатить 95 млн руб. обязательных платежей, хотя целиком долги перед бюджетом пока не погашены, признал представитель управляющего.

А сам Грудцин обратил внимание на то, что действовал на благо не только экономики, но и общества. «Я не допустил увольнения 300 работников, – заявил он. – Я как профессионал сохранил действующее предприятие в интересах Пензенской области, и мне не стыдно за свою работу».

«Если его действия будут признаны незаконными, следующим шагом будет взыскание с него многомиллионных налогов как убытков, –подхватил Юнда. – Эта отрицательная практика поставит крест на инициативе управляющих, которые сейчас берут на себя социальную ответственность». Закон требовал от Грудцина действовать разумно и добросовестно, что он и делал, подытожил Юнда.

Оборотные налоги предприятие практически не платит, выгоды для бюджета нет, возразил Чекмышев из ФНС. А разумность и добросовестность управляющего в этом споре не оцениваются – они будут иметь значение, если дело дойдет до взыскания убытков, сказал юрист налоговой.

Впрочем, как закончится эта тяжба – пока тоже неясно. Экономколлегия опять поставила не точку, а запятую: спор отправлен на новое рассмотрение.

А с 1 сентября 2016 года начнет действовать новая редакция п. 2 ст. 134 закона о несостоятельности, которая однозначно сформулирована в пользу бюджета. Она дает приоритет перед текущими платежами (в том числе налоговыми) только расходам на банкротство, зарплату и коммунальные услуги. 

Автор: Евгения Ефименко

Источник: ПРАВО. RU


вверх