назад
17 сентября 2016 20:36 /

Когда право аренды нельзя включить в конкурсную массу – критерии ВС

Экономколлегия ВС рассказала, в каком случае иск о расторжении договора аренды с банкротящимся должником нельзя рассматривать в рамках дела о несостоятельности. Для этого надо ответить на вопрос о том, могут ли права арендатора в принципе войти в конкурсную массу.

В 2008 году сельскохозяйственное предприятие «Красноуфимский аграрный колледж» (далее – предприятие) арендовало у Департамента лесного хозяйства Свердловской области (далее – департамент) лесной участок.

Спустя два года предприятие обанкротилось (№ А60-20087/2010) и в отношении него открыли конкурсное производство. А в 2015 году департамент обратился с отдельным иском в суд о расторжении договора аренды (№ А60-37449/2015), мотивируя его тем, что предприятие не платит арендные платежи.

Три инстанции оставили иск департамента без рассмотрения. Требование возникло из обязательственных отношений имущественного характера (договор аренды), иск подан после открытия конкурсного производства, а значит, его надо рассматривать в рамках банкротного дела, рассудили они. Это нужно для соблюдения баланса интересов кредиторов.

С этим не согласилась Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам (КЭС):  Денис Капкаев, Ирина Букина и Иван Разумов.

При разрешении спора, направленного на прекращение права аренды, следует установить возможность включения в конкурсную массу и дальнейшей реализации этого права в процедуре конкурсного производства для удовлетворения требований кредиторов,

– сразу говорится в недавно опубликованном определении ВС.

Однако в случае предприятия его имущественные права по договору аренды не могут быть использованы в качестве актива для удовлетворения требований кредиторов. А все потому, что в договоре контрагенты определили, что передавать права и обязанности по нему арендатор может только с согласия арендодателя. И такого одобрения получено не было.

«Поскольку требование о расторжении договора не затрагивает права и законные интересы кредиторов должника, оснований для вывода о необходимости его рассмотрения в деле о банкротстве у судов не имелось», – резюмируется в определении КЭС. И в итоге спор отправился в первую инстанцию для рассмотрения по существу.

Мнение юристов

 

КЭС подтвердила условия, при которых такой актив, как право аренды, не может быть включен в конкурсную массу, комментирует определение Олег Пермяков, старший юрист Goltsblat BLP. Первое из них – арендатор не получил от арендодателя разрешения на передачу прав и обязанностей. Второе – требование арендодателя о расторжении договора не затрагивает права кредиторов.

Мотивировка КЭС может быть истолкована судами как призывающая в каждом конкретном споре о расторжении договора исследовать вопрос о том, возможно ли включить права должника в конкурсную массу исходя из возможности передачи его прав другому лицу без согласия кредитора, указывает Юлия Карпова,руководитель судебной практики “Инфралекс”. В таком случае наличие в договоре положения о возможности передать права должника любому лицу без согласия его контрагента будет свидетельствовать о возможности пополнить конкурсную массу должника, добавляет она, и, следовательно, о необходимости рассматривать спор о расторжении договора в деле о банкротстве.

Александр Федорков, юрист Nektorov, Saveliev & Partners, в целом такой подход КЭС считает справедливым. ВС встал на защиту арендодателя, говорит он: «Поскольку он имеет законный интерес быть уверенным в том, что вместо арендатора, с которым договор аренды был заключен изначально, не окажется неизвестный ему контрагент».

А вот Олег Пермяков считает такой вывод – о невозможности включить в конкурсную массу права по договору аренды, где арендодатель не выдал разрешения на перевод прав и обязанностей, – спорным. «У нас на практике довольно часто встречаются ситуации, когда право аренды земельного участка представляет собой существенный актив должника-банкрота: например, аренда лесного участка в целях добычи древесины или аренда земли в центральной части крупного населенного пункта и пр.», – рассказывает Пермяков. И, по его мнению, лишение должника-банкрота такого актива (а соответственно, и возможности его реализовать на торгах) не отвечает целям законодательства о банкротстве.

Автор: Алина Михалёва

Источник: ПРАВО. RU


вверх