назад
31 августа 2016 14:52 /

Кассация поправила суды по вопросу о нарушении права обвиняемого на защиту

Московский областной суд представил новый выпуск информационного бюллетеня судебной практики за первый квартал 2016 года. 

В бюллетене собрана апелляционная и кассационная практика Мособлсуда по уголовным, гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений, судебная практика по административным делам по вступившим в законную силу постановлениям, а также практика пересмотра не вступивших в силу решений.

Разбирая одно из дел, Мособлсуд отмечает, что при разрешении вопроса о том, было ли нарушено право обвиняемого на защиту, суд апелляционной инстанции не дал оценки всем обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения дела.

Один обвиняемый – три защитника

Постановлением судьи Мособлсуда от 23 июля 2015 года уголовное дело в отношении М. возвращено прокурору в связи с тем, что обвиняемый и его защитник не ознакомились с дополнительными материалами, приобщенными к делу по ходатайству одного из участников производства. Ознакомление с материалами дела следователь прекратил на день раньше срока, установленного судебным решением. Кроме того, в материалах дела не было сведений о допуске адвоката Н. к участию в деле в качестве защитника обвиняемого М., тогда как Н. направлял соответствующее ходатайство на имя следователя.

Однако апелляционным определением коллегии по уголовным делам Мособлсуда от 8 сентября 2015 года решение о возвращении дела прокурору отменено, дело направлено в суд для рассмотрения по существу со стадии предварительного слушания.

Вместе с тем, согласно ч. 1 и 2 ст. 219 УПК, как в ходе, так и после окончания ознакомления с материалами дела обвиняемый вправе заявлять ходатайства, в случае удовлетворения которых следователь дополняет материалы дела и обеспечивает участникам процесса возможность ознакомления с ними. 10 марта 2015 года следователь объявил обвиняемому М. и его адвокату С. об окончании предварительного расследования и разъяснил право на ознакомление с материалами уголовного дела, объем которого составил восемь томов. При этом обвиняемый ходатайствовал о приобщении к материалам опросов ряда свидетелей, собранных его адвокатом. Следователь удовлетворил это ходатайство и разместил протоколы опроса свидетелей в томе № 9.

В ходе ознакомления с материалами дела 13 мая 2015 года к участию в деле в качестве защитников обвиняемого по соглашению были допущены адвокаты Б. и К. Бабушкинский суд Москвы 9 июня удовлетворил ходатайство следователя об установлении срока для ознакомления М. и трех его защитников с материалами дела – до 22 июня включительно.

В чем ошибка апелляции?

В тот же день следователь передал обвиняемому и его адвокатам материалы уголовного дела в восьми томах. При этом адвокат К. попросил предоставить ему протоколы опросов свидететей, поступивших в ходе ознакомления с материалами дела. Но получил отказ, который следователь обосновал тем, что после 10 марта 2015 года проводились лишь процессуальные действия по продлению сроков предварительного расследования и сроков содержания под стражей, по рассмотрению ходатайств, о которых защиту уведомили с вручением копий документов. Однако сведений о том, что обвиняемый М. и его защитники были ознакомлены с протоколами опроса свидетелей, которые следователь приобщил к материалам 11 марта? не имелось. При этом апелляция не приняла во внимание, что в постановлении следователя от 23 июня не приведено мотивов, по которым адвокату К. было отказано в ознакомлении с опросами.

Ссылаясь в определении на полное ознакомление обвиняемого М. и его защитников с материалами дела в суде, апелляция не учла, что по смыслу положений ст. 15, п. 12 ч. 1 ст. 47, п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК право на ознакомление со всеми материалами дела не подлежит восполнению в стадии судебного производства по делу. Кроме того, для участия в деле могут быть приглашены несколько защитников (ч. 1 ст. 50 УПК). Первая инстанция усмотрела нарушение права обвиняемого на защиту в отсутствие процессуального решения, принятого по ходатайству адвоката Н. о допуске его к участию в деле в качестве защитника.

Апелляция же пришла к выводу о том, что право обвиняемого на защиту в данной части нарушено не было, поскольку ни он сам, ни его защитники до разбирательства дела в суде не заявляли о наличии соглашения с третьим адвокатом. Сам адвокат Н. с ходатайством к следователю не обращался, на заседание суда первой инстанции не явился и свои полномочия не подтвердил.

Между тем первая инстанция приобщила к материалам дела копию ходатайства, из которой следует, что 5 мая адвокат Н. адресовал следователю просьбу о его допуске к участию в деле в качестве защитника обвиняемого и об ознакомлении с материалами дела. В ходатайстве адвокат Н. ссылался на факт заключения соглашения на защиту М. на стадии предварительного расследования. Копия документа содержит штамп о том, что 5 мая ходатайство и ордер были приняты. Суд апелляционной инстанции не дал оценки документу и не проверил на соответствие действительности указанных в нем фактов.

Однако проверка заключения соглашения на защиту М. с адвокатом Н. и своевременного обращения последнего с ходатайством о допуске к участию в деле имеет существенное значение для разрешения вопроса о том, было ли нарушено право обвиняемого на защиту отсутствием процессуального решения следователя в данной части. Президиум заключил, что решение апелляции не соответствует требованиям УПК, принято без оценки всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Определение коллегии по уголовным делам Мособлсуда было отменено, а дело направлено на новое апелляционное рассмотрение (постановление президиума Мособлсуда № 19 от 20 января 2016 года).

С полным текстом информационного бюллетеня судебной практики Мособлсуда за первый квартал 2016 года можно ознакомиться здесь.

Источник: ПРАВО. РУ


вверх