назад
17 сентября 2016 21:50 /

Интернет и реальность: разные версии постановления как повод пересмотреть дело

Автомобилиста оштрафовали за вождение в нетрезвом виде. Назначенное наказание он безуспешно оспаривал в трех инстанциях, но причина, по которой дело вернули на новое рассмотрение, обнаружилась только в ВС. Там заметили: оригинальная версия постановления кассации и документ, выложенный в Интернете, расходятся. Когда разница в печатной и сетевой версии документа может привести к отмене судебного акта?

В арбитражном процессе закреплено процессуальное значение интернет-текста и создана система, которая усложняет изменение этих текстов, говорит Александ Латыев, партнёр "Интеллект-С", о судебных актах, выкладываемых на страницах судов. "В арбитражных делах часто бумажные тексты стороны и не получают. В общей же юрисдикции доверять интернет-версиям себе дороже – тем более, что из них вымарывается значительная часть информации, и все полагаются исключительно на бумагу. Так что наличие расхождений не должно бы было иметь особого значения". Однако в деле жителя Оренбурга Антона Караулова* постановление кассации отменили именно из-за того, что бумажная и электронная версия документов не совпали. Насколько важны для рассмотрения дела расхождения в оригинале и электронной копии, разбирался ВС. 

Доводы, которые не сработали
 

5 апреля 2015 года жителя города Оренбурга Антона Караулова* остановили сотрудники ДПС. Водитель был пьян, выяснили они. При проверке алкотестер показал 0,56 мг/л алкоголя, в то время как нормой является не более 0,16 мг/л. В итоге Караулова оштрафовали на 30 000 руб. и лишили прав на полтора года (ч. 1 ст. 12.8 КоАП).

Дело (дело № 5-6-139/15) рассматривал мировой судья судебного участка № 6 Дзержинского района Оренбурга. Караулов попытался оспорить постановление в Дзержинском райсуде Оренбурга, указав на ошибки в процедуре привлечения к ответственности. В частности, он упомянул, что не совпадают реальный день вынесения постановления и день, указанный в документе. Кроме того, указал заявитель, что акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения составлен в отношении иного лица: личность лица, совершившего административное правонарушение, мировым судьей установлена не была. Акт освидетельствования также проводился с существенными нарушениями, обратил внимание водитель. Чек был распечатан в его отсутствие, а инспектор ДПС не заменил индивидуальный мундштук, говорилось в апелляционной жалобе. Однако судья Владимир Рябов, рассматривавший дело в райсуде, поддержал коллегу из первой инстанции, рассмотрев доводы заявителя "лишь как выбранную им линию защиты", а вину Караулова сочтя доказанной (дело № 12-308/2015).

Такого же мнения оказалась и зампред Оренбургского областного суда Светлана Белинская. Довод о том, что судья райсуда необоснованно рассмотрел жалобу в отсутствие свидетеля инспектора ДПС ГИБДД, составившего протокол о правонарушении, и понятых, судья основанием для отмены решения не сочла, ведь рапорт полицейского и объяснения понятых были приложены к делу, указала она.

Также в кассационной жалобе Караулов утверждал, что судьи первых двух инстанций необоснованно рассмотрели дело без него, нарушив его право на защиту. Но и этот довод не сработал. В обоих случаях заявителя известили о заседании телефонограммой, сказано в постановлении кассации. По версии водителя, о времени и месте слушания его жалобы судья райсуда извещал его заказным почтовым отправлением, однако никаких подтверждений этому в облсуде Оренбурга не нашли. В итоге жалобу оставили без удовлетворения.

Две версии одного постановления
 

В ВС же рассудили иначе. Судью Сергея Никифорова, на рассмотрение к которому попало дело (дело № 47-АД16-4), смутило то, что содержание постановления зампреда Оренбургского областного суда от 28 июля 2015 года, имеющегося в материалах дела, не соответствует содержанию постановления, размещенного на официальном сайте Оренбургского областного суда в Интернете. Так, текст подлинника оказался короче, чем версия постановления, размещенная в сети. В нем, в частности, нет фразы о том, что извещение заявителя о месте и времени рассмотрения дела подтверждается ходатайством о допуске защитника, а также отсутствовала фраза "Сведений о направлении... почтового отправления в деле не имеется", которая появляется в интернет-версии постановления.

Наличие подобных разночтений недопустимо, указал Никифоров, сославшись на требования ст. 30.18 КоАП. "Нарушение является существенным и не позволяет признать судебный акт законным", – сделал вывод судья и вернул дело на рассмотрение в кассацию – Оренбургский облсуд (дело № 4А-342/2016). В итоге постановление и решения по делу были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Екатерина Баглаева, юрист "Юков и партнеры", не уверена, что в целом несоответствие между оригиналом судебного акта и его текстом в Интернете является существенным нарушением процессуальных требований, не позволяющих объективно рассмотреть дело. Речь должна идти об исправлении опечатки в тексте судебного акта, размещенного в сети, считает она. Но не стоит забывать и об особых обстоятельствах каждого конкретного дела, добавляет Баглаева: "В данном случае наличие разночтений между оригиналом судебного акта и его текстом в Интернете не позволяет с достоверностью установить, было ли лицо надлежащим образом уведомлено о месте и времени судебного разбирательства. Рассмотрение дела в отсутствие достоверных данных об уведомлении, в свою очередь, является существенным нарушением. В связи с этим, на мой взгляд, судебный акт и был правомерно отменен и отправлен на новое рассмотрение".

"Возможно, что ВС решил показательно наказать Оренбургский суд за бардак, – предполагает Адександр Латыев. – Ведь действительно непонятно – что там было с важным для дела вопросом об извещении".

* – имена и фамилии сторон изменены редакцией.

Автор: Ирина Кондратьева

Источник: ПРАВО. RU


вверх