назад
18 сентября 2016 18:19 /

Четыре суда – три мнения: дело о коллективном управлении правами

ВОИС захотела взыскать компенсацию за незаконное проигрывание в ресторане песни певицы Синди Лопер 1984 года. В деле, которое дошло до ВС, судам пришлось разрешить ряд вопросов, важных для сферы коллективного управления правами. Должна ли ВОИС доказывать принадлежность прав на композицию, когда взыскивает компенсацию за незаконное проигрывание? Охраняются ли в нашей стране песни, выпущенные до 2003 года, когда Россия ратифицировала Римскую конвенцию? Ответ в итоге оказался не в пользу ВОИС, а эксперты оценили его по-разному.

Жарким июльским днем 2013 года в ресторане «Аэропорт» близ Ростова-на-Дону негромко играла спокойная музыка. Ее включили сотрудники одного из арендаторов, ООО «Полет», которые продавали чай и кофе за барной стойкой в форме космического корабля. Сотрудники заведения не могли и предположить, что рядовой посетитель ресторана окажется сотрудником ВОИС, а видеозапись его посещения станет поводом для судебного разбирательства.

В деле № А53-25852/2013 ВОИС потребовала от «Полета» 60 000 руб. компенсации за три прозвучавшие тогда песни (по 15 000 руб. для одного исполнителя и трех изготовителей фонограмм). Две из них современные, а еще одна, лирическая Time after Time исполнительницы Синди Лопер, вышла в США на Sony Entertainment в 1984 году.

Судья Арбитражного суда Ростовской области Елена Маштакова решила, что взыскать компенсацию следует за все песни на основании Договора по исполнениям и фонограммам (ДИФ) от 1996 года. Его п. 17 гласит, что песни подлежат правовой охране в течение 50 лет со дня записи. Но с учетом «характера нарушений и недоказанности факта несения убытков» присудила Маштакова только 40 000 руб. – по 10 000 руб. за нарушение прав четырех лиц. 

Решение не устояло в Суде по интеллектуальным правам, который предписал еще раз разобраться с композицией Time after Time. Как указал СИП, нужно определить, охраняется ли эта песня на территории РФ в соответствии с Римской конвенцией и может ли ВОИС обращаться с иском в защиту прав иностранных исполнителей и музыкальных компаний.

Заново рассматривая дело, судья Маштакова пришла к выводу, что композиция в РФ не охраняется, поскольку Римская конвенция, которая в России действует с 2003 года, не имеет обратной силы (ч. 2 ст. 20). С этим СИП был согласен и оставил решение без изменения.

Одно дело – три конвенции

А ВОИС пожаловался в Верховный суд и указал, что суды не применили 50-летний срок охраны объектов, предусмотренный Договором по исполнителям и фонограммам 1996 года. По мнению истца, спорная песня охраняется на основании Женевской конвенции по фонограммам, к которой в 2002 году присоединились США, а в 2009 году – Россия.

ВС решил принять жалобу к рассмотрению. Коллегия под председательством Владимира Попова в апреле 2016 года разобралась в деле и решила направить его на пересмотр в первую инстанцию. «Тройка» раскритиковала вывод судов о том, что в России не охраняются исполнения и фонограммы, записанные до того, как государство ратифицировало международные конвенции. Об обратном говорит Бернская конвенция от 1886 года. Как гласит ее п. 1 ст. 18, она применяется ко всем произведениям, которые не успели стать национальным достоянием ко дню ее вступления в силу.

Кроме того, указала коллегия ВС, если иск заявлен в защиту конкретного правообладателя, то он имеет процессуальные права истца, в том числе может поддерживать или не поддерживать требования. ВС предложил выяснить, выступает ли ВОИС от своего имени или имени правообладателя, заявляется ли иск в отношении конкретного правообладателя или неограниченного круга лиц.

ВОИС не справилась?

При новом рассмотрении судье АС Ростовской области Сергею Корху не понадобилось применять конвенции: по его мнению, истец и вовсе не доказал, что Sony Entertainment имеет права на спорную песню. ВОИС имеет особый статус и выступает в защиту других лиц, но в исковом заявлении она не указала, что денежная сумма должна быть взыскана в их пользу. Кроме того, организация по своей инициативе не уведомила правообладателей, что суд расценил как злоупотребление. Что касается самой международной корпорации, она ограничилась письмом, в котором подтвердила, что имеет исключительные права на песню. Такой односторонний документ нельзя считать доказательством, решил Корх и отклонил иск.

Это судебное решение выделяется из множеств других, в которых арбитражные суды некритичны к требованиям РАО, ВОИС и других организаций по коллективному управлению правами, комментирует Евгений Дедков, управляющий партнер юрфирмы "Юста Аура". Позиция суда согласуется с Постановлением Пленума ВАС от 18 июля 2014 года № 51, которое предписывает уведомлять правообладателей и гласит, что компенсация взыскивается только в их пользу, указывает Дедков. Кроме того, ВОИС заявил неверные требования, замечает юрист: следовало добиваться не компенсации (ст. 1311 ГК), а задолженности по выплате вознаграждения (п. 1 ст. 1326 ГК), ведь речь идет о смежных правах. Использование таких объектов без согласия создает обязательство по выплате вознаграждения, считает Дедков.

Иное мнение у старшего партнера юркомпании "Катков и партнеры" Павла Каткова: ВОИС не обязана доказывать, что права принадлежат Sony, поскольку занимается бездоговорным коллективным управлением и может собирать средства в силу закона. И уже потом, когда их надо будет распределять, станет актуален вопрос, кто правообладатель, говорит Катков. Оценивая другие аспекты этого спора, он говорит, что четыре суда выразили три разные позиции по делу. "Коллизии международного и национального права нарушают стройность практики в сфере коллективного управления правами. Ей не хватает устойчивости и единообразия, – считает юрист. – Эти вопросы должны решаться в конкретном документе высшего судебного органа".

Автор: Евгения Ефименко

Источник: ПРАВО. RU




вверх