назад
17 сентября 2016 21:11 /

АС Московского округа исправляет ошибки: пять самых интересных дел августа

Можно ли назвать злоупотреблениями сложные схемы "Росагролизинга"? Как гендиректору уволиться вопреки желанию учредителя? Есть ли шанс оспорить повторную выездную проверку на основании неверной декларации, если она уже исправлена? Как суды разошлись в оценках и чем все закончилось – в очередной подборке интересных дел московской кассации.

Закрой за мной дверь, я ухожу
 

Для того чтобы уйти с работы, необходимо написать заявление, но в случае с генеральным директором все может быть не так просто. Александр Башкин, возглавлявший ООО ЧОО «Городская охрана», решил уволиться по собственному желанию в начале 2014 года. Он уведомил об этом компанию и 19 марта получил трудовую книжку с соответствующей записью. Но учредитель не спешил увольнять его и назначать нового гендиректора, поэтому Башкин продолжал числиться в Едином госреестре юрлиц. Чтобы себя оттуда исключить, летом 2015 года он обратился в межрайонную налоговую инспекцию. Правда, ввиду своей сложной ситуации Башкин не смог подать само заявление на регистрацию изменений.

Поэтому чиновники ему отказали и по формальному признаку (нет нужной бумаги), и по сути – они указали, что принять решение об увольнении может только участник. Башкин обжаловал это решение (А40-195733/2015) и поначалу одержал победу. Две инстанции сочли, что недостоверные сведения в ЕГРЮЛ ущемляют права заявителя, пусть даже он не может подать заявление по форме. У судов не вызвало сомнений, что с 19 марта 2014 года трудовой договор Башкина расторгнут, поэтому регистраторы не могли ему отказать.

Но ему отказал Арбитражный суд Московского округа, который отклонил требования заявителя. Увольнение происходит по решению участника, а в материалах дела этого документа нет. Именно оно здесь важно, а сведения в ЕГРЮЛ имеют уведомительный, а не правоустанавливающий характер. К тому же некомплект документов – это сам по себе повод для отказа в регистрации, отметил АС МО. 

Когда поздно передумать
 

Спор между «МРСК Урала» и МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам № 4 разгорелся вокруг повторной выездной проверки, которую чиновники хотели провести на основании неверной декларации по налогу на прибыль за 2011 год. Они обнаружили в ней недостачу 12,5 млн в декабре 2014 года, и компания тут же подала исправленный документ. Инспекция его учла, но через полгода – летом 2015-го – решила провести выездную проверку на основании первой декларации. «МРСК Урала» сочло это решение незаконным, ведь такая же ревизия уже проводилась ранее 2014 года.

Назначить повторную можно только на основании неверной декларации с меньшей суммой, но ее заменили другим, корректным расчетом – с такими аргументами энергокомпания отправилась в Арбитражный суд Москвыоспаривать решение о выездной проверке (А40-213572/15). Еще она жаловалась на административное бремя: продлевать сроки проверки налоговая отказалась, хотя потребовала документы на 3500 листах. Они относятся к 2011 году, частично сданы в архивы или хранятся в филиалах. Сбор бумаг повлечет лишние неоправданные издержки, опасался налогоплательщик.

АСГМ согласился с заявителем. Каждая последующая уточненная декларация отменяет предыдущую, она содержит не разницу сумм, а новые суммы, рассудила судья Оксана Суставова. По ее мнению, повторная проверка должна быть необходимой, обоснованной и законной, чтобы не становилась для налогоплательщика бессмысленным бременем. Здесь же, наоборот, Суставова увидела злоупотребление правом со стороны инспекции. 9-й Арбитражный апелляционный суд согласился с ней в том, что МИФНС нарушает права заявителя. Но кассационная коллегия под председательством Андрея Жукова оказалась другого мнения.

Назначение повторной налоговой проверки само по себе не нарушает права и интересы заявителя. Он может защитить их, оспаривая в суде результаты такой проверки, указал АС МО. Поэтому он отклонил требования «МРСК Урала» – постановление было вынесено в пользу чиновников.

Где проходит "красная линия"
 

Согласно п. 11 ст. 1 Градостроительного кодекса, «красными линиями» обозначаются территории общего пользования, например, автомобильные или железные дороги. Именно их увидели представители ТЦ «Юбилейный» на плане своей земли, арендованной на 46 лет под торговый центр в Сочи. Согласно Приказу Минрегиона от 21 июля 2011 года № 99-ОИ о строительстве «олимпийских» дорог, одна из «красных линий» поделила арендованный участок на два – притом что он имел один кадастровый номер. Узнав об этом в 2015 году, «Юбилейный» отправился обжаловать приказ (А40-182860/15).

Судья АСГМ Ирина Блинникова с заявителем согласилась: во-первых, «красная линия» нарушает принципы формирования зон по ГрК, во-вторых, затруднит обществу приватизацию участка под торговым центром, что нарушает уже ч. 3 ст. 35 Конституции («Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда»). Апелляция с таким выводом согласилась, но кассация решила отправить спор на новое рассмотрение.

Она сочла ошибочным вывод нижестоящих инстанций о том, что изменение «красных линий» станет препятствием для приватизации. Заявитель может выкупить не тот участок, который арендует, а тот, который находится под зданием и нужен для его использования. Что же касается арендованной земли, суды должны были определить, возможно ли ее использовать с учетом нового плана и не нарушает ли он прав заявителя. К тому же нужно выяснить, отвечают ли «красные линии» документации по планировке территории и объектам на ней. Также стоит иметь в виду возможность назначить экспертизу, указала коллегия АС МО, отправляя дело на пересмотр.

Злоупотребление или обычная практика?
 

В 2009 году «Росагролизинг» передал в лизинг имущество по сложной схеме: сначала его принял «ВСМ-Лизинг» (по сути, его финансовый посредник), потом передал его обществам «Рассвет» и «Нико». Обязательства «ВСМ-Лизинга» перед собственником обеспечили поручительства «Рассвета» и «Нико», а также залог еще одной компании – «ВС». Конечный лизингополучатель, «Рассвет», добросовестно оплачивал пользование и намеревался приобрести имущество, только его деньги в «цепочке» доходили только до «ВСМ-Лизинга», который не переводил их «Росагролизингу» и накопил 5,2 млн руб. долгов, а затем был объявлен банкротом (А14-11613/2013). После этого лизингодатель отобрал оборудование за долги, а затем решил взыскать их с поручителей и залогодателя (А40-161676/13). Те в ответ заявили встречный иск о признании обеспечительных сделок недействительными. Они настаивали, что истец ведет себя недобросовестно.

Судья Наталья Чебурашкина согласилась с ответчиками. Во-первых, он несвоевременно известил поручителей по долгам «ВСМ-Лизинга», а с требованиями обратился в преддверии его банкротства. Во-вторых, сама схема говорит о злоупотреблении правом: кандидатура финансового посредника была навязана, а его обязательства обеспечивались фактически трижды (поручительством, залогом и самим фактом того, что предмет лизинга до его выкупа находится в собственности лизингодателя). Судья сопоставила поведение «ВСМ-Лизинга», который по долгам не платил, и «Рассвета», который вел себя добросовестно, но все же лишился предмета лизинга. АСГМ отклонил иск «Росагролизинга», а встречные требования удовлетворил.

Но коллегия АС МО под председательством Сергея Волкова нашла эти выводы необоснованными. Злоупотребление – это действие в пределах прав, но недозволенным образом, напомнили судьи кассации. Истец своевременно уведомлял поручителей о задолженности по телефону, а уведомление было послано дополнительно, привели они довод «Росагролизинга». Не находят подтверждения выводы, что финансовое посредничество «ВСМ-Лизинга» навязывалось, решила кассация. По ее мнению, суды не установили, что эти две самостоятельные компании были как-то связаны и имели возможность воздействовать друг на друга. Но это не помешало двум инстанциям взвалить ответственность «ВСМ-Лизинга» на «Росагролизинг», который исполнил свои обязательства как лизингодатель. Кроме того, отметил АС МО, обеспечение лизинга поручительством и залогом – это обычная практика, она не может указывать на злоупотребления. К тому же субсидиарные должники не оспаривали свои договоры до того, как к ним предъявили иск о взыскании долгов. Первая инстанция разберется в вопросе заново с учетом указаний кассации.

Ответственность директора 
 

В деле № А40-44675/2014 конкурсный управляющий «Интер-часа» Андрей Богданов пытался привлечь к субсидиарной ответственности в размере чуть меньше 1 млн руб. контролирующих должника лиц: гендиректора Олесю Тяпшеву, учредителей Валентина Еременко и Виталия Язева. Они не передали бухгалтерские и иные документы компании, говорил Богданов. А ведь эти бумаги нужны для того, чтобы узнать состав кредиторской и дебиторской задолженности «Интер-часа».

Но судья АСГМ Надежда Симонова сочла требование необоснованным. Истец не доказал, что отсутствие документов нанесло ущерб кредиторам, решила судья. Также она поставила под сомнение, что учредители должны отвечать наравне с генеральным директором, поскольку документами ведает последний.

Но кассация пришла к выводу, что АСГМ неправильно распределил бремя доказывания: вина контролирующих лиц презюмируется, это они должны доказывать свою добросовестность, а управляющий не обязан ее опровергать. Ответственность руководителя соотносится с его обязанностями по закону о бухучете обеспечить оформление всех хозяйственных операций. На них и стоит ориентироваться суду, который должен оценить, старательно ли директор организовал документооборот и обеспечил сохранность бумаг. И если они были утеряны – нужно установить, по чьей вине. Эти указания кассации учтет первая инстанция при новом рассмотрении дела.

Автор: Евгения Ефименко

Источник: ПРАВО. RU

вверх