назад
04 августа 2017 11:53 / Москва

Юридическое значение категории "Малозначительность административного правонарушения"

Ключевые слова: административное правонарушение, малозначительность, юридическое значение, коррупциогенный фактор.

Juridical notion of category "unimportance of administrative delict"

D.V. Osincev

Analysis of law-enforcement practice on unimportance of administrative delicts is made. The use of "unimportance" category is estimated as a corruption-lead factor badly influencing on delict qualification and unfounded prescription of or exemption from an administrative penalty.

Key words: administrative delict, unimportance, juridical notion, corruption-lead factor.

При малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, могут освободить виновное лицо от административной ответственности и ограничиться устным замечанием (ст. 2.9 КоАП РФ). При этом закон не раскрывает, какие критерии положены в основу определения малозначительности, что нарушает семиотическое правило: заинтересованному лицу должно быть "известно смысловое значение знака, если и только если ему известно его значение, и смысловое значение (смысл) сложного знака, если и только если ему известно значение всех знаков, из которых построен этот сложный знак, и известны свойства всех входящих в него знакообразующих операторов" <1>.

--------------------------------

<1> Зиновьев А.А. Фактор понимания. М., 2006. С. 17.

Уточняя значение представленного термина, Верховный Суд РФ определил, что малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных отношений <2>.

--------------------------------

<2> Пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 6.

Наличие особо охраняемого объекта может свидетельствовать об отсутствии малозначительности правонарушений. Так, налоговый орган привлек организацию к ответственности по ст. 14.5 КоАП РФ за неприменение контрольно-кассовой техники (административный штраф - 30000 руб.) при продаже товара стоимостью 180 руб. Небольшая сумма продажи не свидетельствует о малозначительности административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.5 КоАП РФ, поскольку посягает на порядок общественных отношений в сфере торговли и финансов <3>. Разве иные правонарушения ни на какие охраняемые отношения не посягают? Какое из ряда вон выходящее административное нарушение было совершено в данном случае, что так строго наказывается?

--------------------------------

<3> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 мая 2005 г. N 391/05 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2005. N 9.

Существуют иные "выдающиеся" примеры, когда за реализацию товара стоимостью 1, 3,5, 5 руб., оказание услуги стоимостью 20 руб. без применения ККТ был назначен такой же штраф <4>, а рассмотрение дела прошло все инстанции вплоть до Высшего Арбитражного Суда РФ. В результате совершения единичного административного правонарушения угрозы национальной безопасности нет. Если раньше были подобные нарушения, то почему не повлекли соответствующей реакции? Где указание на причины и условия совершения административного правонарушения (ст. 24.1 КоАП РФ)? Если есть основания полагать, что и в дальнейшем будут нарушаться нормы закона, то следует ввести режим контроля, но карать за то, что еще не совершено, - абсурд.

--------------------------------

<4> Постановления федеральных арбитражных судов Поволжского округа от 18 апреля 2007 г. N А65-20388/2006, Уральского округа от 13 июня 2007 г. N Ф09-4451/07-С1, Северо-Западного округа от 19 июня 2007 г. N Ф08-3536/2007-1436А, Волго-Вятского округа от 20 июля 2007 г. N А79-12006/2006.

Причем в сходных обстоятельствах, сославшись на п. 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 июня 2004 г. N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях", Федеральный арбитражный суд Уральского округа в Постановлении от 25 ноября 2008 г. N Ф09-8796/08-С1 указал, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного необходимо исходить из конкретных обстоятельств его совершения; малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Поскольку непроведение инструктажа работника, продавшего товар без применения контрольно-кассовой техники, не причиняет вреда интересам граждан, общества и государства, не влечет вредные последствия, то является для организации малозначительным правонарушением.

Итак, представлено несколько противоречащих друг другу решений, связанных с применением одной и той же юридической и знаковой конструкции "малозначительность", правил применения которой нет. Однако "правильная связь между знаком, его смыслом и значением должна быть такой, чтобы знаку соответствовал определенный смысл, а смыслу, в свою очередь, - определенное значение, в то время как одному значению (одному предмету) соответствует не только один знак" <5>.

--------------------------------

<5> Фреге Г. Смысл и значение // URL: http://www.i-u.ru.

Во-первых, в большинстве случаев предложенные интерпретационные критерии неприемлемы, так как большинство административных правонарушений вообще никакой угрозы общественным отношениям не несут (хотя можно истолковать наоборот: если перед нами правонарушение, то оно всегда несет угрозу общественным отношениям) и вред не причиняют, поскольку посягают на порядок управления, выражены в невыполнении специальных правил поведения, т.е. являются формальными. Во-вторых, мало значений у самого термина "малозначительность", а не у связанных с ним административных правонарушений. По всей видимости, эта категория не должна иметь значения для административной практики.

Более того, произвольное толкование одного и того же термина по усмотрению правоприменительных инстанций нарушает требования ст. 7 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" <6> и подп. "а", "б" п. 7 Методики проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции <7>, относящей к коррупциогенным факторам наличие дискреционных полномочий в качестве оснований для принятия решений государственными органами и определение компетенции по формуле "вправе".

--------------------------------

<6> Рос. газ. 2008. 30 дек.

<7> Утв. Постановлением Правительства РФ от 5 марта 2009 г. N 196.

  

Автор: Д.В. Осинцев.

вверх