назад
07 августа 2016 01:10 / Москва

Юридическое заключение в практике адвоката

Юридическое заключение в практике адвоката

Сергеев В.

В. Сергеев, адвокат.

Однажды в коридоре одного из отделений милиции я встретил знакомого адвоката. Из разговора узнал, что его подзащитный - руководитель довольно крупной московской финансовой компании находился в это время на допросе по подозрению в крупных финансовых махинациях. Поскольку обвинение ему еще не было предъявлено, защитник к участию в деле не допускался и тому осталось только маяться в томительном ожидании возле кабинета.

Адвокат посетовал, что уголовное дело в отношении бизнесмена возбуждено явно незаконно, однако все письма и жалобы об этом из различных органов, куда они были направлены подозреваемым, отправляются следователю, а его, адвоката, на этой стадии процесса никто из должностных лиц милиции и прокуратуры не желает даже слушать.

Из чувства профессиональной солидарности я дал коллеге совет, как можно поступить в таком случае и не допустить нежелательного для его клиента развития событий, а именно - составить юридическое заключение. Встретив этого адвоката через год после описанного разговора, узнал, что мой совет оказался тогда как нельзя кстати. Следуя ему, защитник и его клиент профессионально, наглядно и убедительно показали в этом заключении всю несостоятельность возбужденного дела, и оно было прекращено за отсутствием состава преступления.

Мне самому много раз приходилось применять на практике такую методику, и она давала, как правило, положительные результаты. О ней я и хочу рассказать в этом материале. Может быть, это поможет в аналогичных ситуациях и другим моим коллегам при защите клиентов.

Речь пойдет о такой непроцессуальной форме, выходящей за пределы традиционного участия адвоката в деле, как подготовка юридических (правовых) заключений об оценке действий конкретного подозреваемого или юридического лица, деятельность которого является предметом предварительного следствия по уголовному делу.

Более подробно об этой нетрадиционной форме можно рассказать на примере участия в деле генерального директора предприятия "Герат" В.

В. подозревался в том, что занимался незаконной предпринимательской деятельностью, поскольку руководимое им предприятие в течение нескольких лет без соответствующей лицензии реализовывало нефтепродукты и от этой деятельности якобы получило незаконный доход в сумме 1100,6 млн. рублей (в ценах 1997 года).

После нескольких допросов в качестве свидетеля В. заранее (за две недели) под расписку был предупрежден о вызове в следственный отдел УВД для предъявления ему обвинения и применения к нему меры пресечения. В тот же день ко мне обратились учредители предприятия за советом, как поступить в такой ситуации им и самому В.

Поскольку ему на тот момент еще не было предъявлено никаких обвинений и он не являлся ни подозреваемым, ни задержанным и привлекался к делу пока лишь в качестве свидетеля, материалы уголовного дела и полученные следствием доказательства ему не были известны. А поэтому при отсутствии достаточной информации было весьма сложно давать какие-либо советы. Изучение же бухгалтерской документации на предприятии в тот момент, когда там продолжали работать ревизоры и эксперты - бухгалтеры, грозило привести к последующим осложнениям в отношениях со следствием, ибо подобное участие адвоката могло быть расценено как попытка помешать следствию и в последующем повлечь вызов адвоката на допрос в качестве свидетеля. Конечно, В. и я как его представитель на этой стадии имели полное право участвовать в ревизии, однако такое участие предполагало совместную работу с ревизорами и экспертами по изъятым следствием и исследуемым ими документам. На это нужно было много времени. А обстановка требовала принятия конкретного решения в короткие сроки.

В этой ситуации было два возможных решения - формальное (традиционное): дождаться, когда будет предъявлено обвинение, и вступить в дело с этой стадии расследования; нетрадиционное: изучить в юридической консультации или дома кое-какие имевшиеся у В. документы (акт ревизии, ответы прокуратуры на его жалобы, копии договоров с партнерами по бизнесу и др.) и в случае положительного для В. результата составить юридическое заключение об оценке действий предприятия "Герат" и его генерального директора.

Некоторые сомнительные выводы ревизоров, противоречивость нормативно-правовых актов по вопросам, входившим в предмет расследуемого дела, а также слабость позиции прокуратуры, просматривавшаяся в ответах на жалобы В., давали основание поступить нетрадиционным способом.

Изучение представленных мне документов предприятия, нормативной базы по исследуемому вопросу, комментариев к законодательству, полученные консультации специалистов в Минэкономики РФ, Госкомнефтепродукте РФ, Минюсте РФ, а также анализ объяснений, данных В. при нашей встрече, позволили мне составить аргументированное юридическое заключение об отсутствии в деятельности предприятия "Герат" и его генерального директора каких-либо нарушений хозяйственного законодательства.

Разумеется, такое заключение не имело самостоятельного процессуального значения. Однако был предусмотрен способ придания ему определенной правовой силы в целях правильного ориентирования следователя о возможных неблагоприятных последствиях для дела в случае, если будет предъявлено обвинение.

По моему совету В. подготовил и направил следователю официальное ходатайство с требованием прекратить возбужденное уголовное дело за отсутствием в его действиях состава преступления. В подтверждение своего требования В. приложил к ходатайству юридическое заключение и мое письмо учредителям предприятия "Герат" с обоснованием, почему я подготовил такое заключение, а также ордер юрконсультации, выданный для защиты интересов В. на предварительном следствии.

Профессиональный анализ работы предприятия, хозяйственных договоров, заключаемых им с партнерами, правовой базы по исследуемому вопросу, судебной и следственной практики по аналогичным делам и достаточно убедительная аргументация своей защитительной позиции в составленном заключении позволили убедить следствие в судебной бесперспективности расследуемого дела.

Таким образом, только благодаря вмешательству адвоката в уголовный процесс на стадии до предъявления его доверителю обвинения стало возможным прекращение незаконно возбужденного уголовного дела, а может быть, и ареста невиновного человека.

Юридическое заключение адвоката, направленное вместе с ходатайством в следственный орган на стадии до привлечения доверителя к уголовной ответственности, заметно облегчает работу следователя при решении вопроса о квалификации расследуемых им действий, при планировании следствия для выяснения поставленных в заключении вопросов, а также при принятии решений по делу.

Подготовка такого заключения и его направление следователю не может расцениваться как давление на следствие, вмешательство в дела следствия, воспрепятствование законной деятельности следователя или подстрекательство подозреваемого (свидетеля) к даче ложных показаний по делу. На мой взгляд, это наиболее цивилизованная форма влияния на следствие, не затрагивающая достоинство следователя и прокурора, их профессиональных качеств, самого расследуемого ими дела и не ставящая под сомнение собранный ими доказательственный материал. Ведь в данном случае адвокат предлагает лишь свое оценочное мнение по этому материалу.

Однако выполнить свою защитительную функцию подготовленное адвокатом заключение может лишь в том случае, если оно составлено безупречно с точки зрения законодательного подхода, имеет достаточную правовую аргументацию, если оно понятно для читающего. Юридические же и логические подтасовки, другие недобросовестные приемы изложения исследуемого материала, некорректность выводов и, более того, правовая безграмотность (например, ссылки на недействующие акты, собственное расширительное и вольное толкование законов и т.д.) нивелируют значение такого заключения и превращают его в бесполезное действо.

Такой вывод мной сделан исходя из анализа уже сложившейся собственной практики личного участия в делах моих доверителей с использованием описанного выше порядка, который хотя и не предусмотрен процессуальным законодательством, однако и не запрещен им.

По ряду других хозяйственных, уголовных и претензионных дел глубокий анализ гражданско - правовых сделок и совершенных операций, их правильная юридическая оценка, отраженная в правовых заключениях, способствовали разрешению возникших конфликтных ситуаций только на стадии предварительного следствия или переговорного процесса без последующего обращения следственных органов или моих доверителей в суд. Ознакомившись с такими заключениями, оппоненты моих доверителей приходили к выводам о бесперспективности для них каких-либо судебных и иных тяжб.

Так, например, американская компания "К... Трейдинг ЛТД", выкупившая у Тихоокеанского флота два военных противолодочных корабля "Строгий" и "Стерегущий", один из которых при перемещении на разрезку в Индию затонул во время шторма, настойчиво требовала у застраховавшей эти корабли российской страховой компании "АСКО" выплаты страхового возмещения в сумме около 500 тыс. долларов США.

Страховая компания, прежде чем произвести выплаты, поручила нашей стороне сделать юридический анализ возникших правоотношений и высказать свое мнение по данному вопросу.

Изучение обстоятельств аварии, страховых и судовых документов, заключенного между сторонами договора, международных правовых норм, в том числе морского права, существующей практики страхования судов и многих других аспектов этого сложного дела, позволило прийти к однозначному заключению об отсутствии у американской компании каких-либо правовых оснований для своих требований.

На состоявшихся в АСКО переговорах адвокаты американской компании, ознакомившись с представленным им правовым заключением, решили, что при такой основательной позиции страховщика перспектива судебного разбирательства этого дела вряд ли будет для них благоприятной. А поэтому в последующем наши оппоненты отказались от своих требований.

 

вверх