назад
17 сентября 2016 16:40 / Москва

Юридическое образование в России: сомнения и надежды

Юридическое образование в России: сомнения и надежды

Тряков И.В.

В настоящее время по различным рейтингам популярности юриспруденция занимает 2 - 4-е места в списке приоритетных направлений подготовки специалистов, устойчиво сохраняя интерес абитуриентов к ней даже в период демографического провала <1>. Чтобы разобраться в последних тенденциях на российском рынке труда, специалисты Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провели опрос жителей 153 населенных пунктов страны. Респондентам (1594 человека) были предложены три вопроса: какие профессии вы считаете самыми престижными, какие - самыми доходными, какую профессию вы пожелали бы для своих детей? Респонденты сами предлагали варианты ответа. По всем трем номинациям лидируют юристы: 28% опрошенных считают эту работу самой престижной и 23% - самой доходной, 7% опрошенных пожелали бы эту профессию своим детям. Причем лидеры списка стабильно удерживают позиции несколько лет.

--------------------------------

<1> См.: Где готовят грамотных юристов // КП. 2007. 9 июля.

В настоящее время юридическая общественность начала говорить о переизбытке выпускников-юристов, а также о неудовлетворительном состоянии юридического образования <2>. По мнению министра образования и науки А. Фурсенко, российские вузы готовят в четыре раза больше юристов, чем требуется реально <3>.

--------------------------------

<2> См.: Кутафин О.Е. Ассоциация юристов России - действенный инструмент гражданского общества // Закон. 2006. Декабрь. С. 10 - 14.

<3> См.: Ну-ка быстро обучите на юриста // МК. 2007. 19 марта.

С сегодняшним количеством юридических вузов (1165 вузов из 3000 обучают по специальности "Юриспруденция") связывается не решение проблемы обеспечения экономики и гражданского общества квалифицированными специалистами, а размывание качества образования, когда обучают всех желающих, практически без отбора, а также превращение образования исключительно в средство получения дохода, при обозначении видимости реального учебного и воспитательного процесса.

Возможность получения платного юридического образования была в 90-е годы избыточной. Наблюдалось и остается шлейфом массовое явление - создание и существование юридических факультетов и институтов по всей стране, практически в каждом вузе. Что объяснялось лишь одним обстоятельством - юридическая специальность была востребована и позволяла многим вузам стабилизировать свое положение на рынке образовательных услуг.

В последние годы было непопулярно говорить о том, что высшее образование не может быть доступно всем из-за неспособности освоить каждым гражданином образовательные программы ВПО по личностным психофизическим качествам. Государство провозгласило право каждого на бесплатное получение высшего образования именно на конкурсной основе (см. ст. 43 Конституции РФ), что предполагало определенную состязательность абитуриентов, доступ к обучению наиболее способных.

Как отмечал председатель Ассоциации юристов России В.Ф. Яковлев, комментируя существующее некачественное образование, "образование - это одна из тех проблем, которыми надо было заниматься давно и не допускать ее возникновения вообще... Позади у нас колоссальный опыт, стоит его мобилизовать и принять меры, чтобы остановить деградацию юридического образования" <4>.

--------------------------------

<4> См.: Интервью с председателем Ассоциации юристов России В.Ф. Яковлевым // Юридический мир. 2008. N 2. С. 5 - 16.

Перечень проблем юридического образования, обсуждаемых публично, можно свести к следующим группам:

Первая группа - "перепроизводство" юристов:

- излишнее количество бюджетных мест в государственных вузах и, соответственно, увеличение затрат государства на подготовку специалистов, которые после окончания обучения не устраиваются в государственные учреждения, куда, собственно, предназначались;

- подготовка по специальности "Юриспруденция" в непрофильных вузах;

- необходимость общественной аттестации (оценки в юридическом сообществе) деятельности каждого вуза;

- невостребованность государственными структурами выпускников с юридическим образованием, получаемым в непрофильных вузах;

- преобладание платного образования, получаемого впервые.

Вторая группа - нововведения в законодательство:

- вызывают сомнения требования федерального законодательства о введении бакалавриата в области юриспруденции;

- несовпадение содержания профессиональной и образовательной деятельности с требованиями федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС);

- не разработаны в полной мере ФГОС по программам подготовки бакалавров и магистров юриспруденции.

Третья группа - внутривузовские проблемы:

- фактическое отсутствие ответственности вузов за конечные результаты образовательной деятельности;

- недостаток научно-педагогических кадров в вузах по отдельным специальностям, в частности по трудовому праву, праву социального обеспечения, финансовому и налоговому праву;

- низкое качество обучения;

- пассивность обучающихся;

- снижение функциональной значимости и привлекательности традиционных методов обучения;

- недостаточное изучение международно-правовых дисциплин, в т.ч. для обозначения сравнительного метода обучения, дисциплин социально-трудовой направленности;

- слабая языковая подготовка юристов, начиная с русского языка;

- низкий культурный уровень выпускников, не ориентированный на социально значимые ценности.

При обсуждении проблемы перепроизводства юристов многие замыкаются на вопросе: какие вузы относить к профильным?

Во-первых, те, в наименовании которых присутствуют слова "юридический", "правовой", "правосудие", "прокуратура", "МВД", "государственная служба" и т.д., и, как полагаю, юридические факультеты федеральных университетов. Но среди них есть откровенно слабые, по рейтингам популярности они не входят даже в первую сотню вузов, готовящих юристов. "Юридическое" название учебного заведения не должно вводить в заблуждение общественность и абитуриентов. (Приведу пример. На юридическом факультете Академии труда и социальных отношений есть студент 3-го курса, который преподает в соседнем "юридическом" вузе аж два предмета - муниципальное право и уголовное право.) Во-вторых, гуманитарные вузы, имеющие юридические факультеты или аналогичные отделения (специальности) по имеющимся устойчивым положительным результатам деятельности и профессионально-общественному рейтингу.

Все остальные, в особенности технические и профессионально отстраненные от юриспруденции, вузы (пищевые, сельскохозяйственные, нефтегазовые, транспортные и пр.), реализующие образовательные программы по направлениям деятельности, ради которых изначально создавались, должны закончить подготовку выпускников по специальности "Юриспруденция" на бюджетной основе. Полагаю, и право оказания платных образовательных услуг в области юриспруденции в них должно быть ограничено.

В конечном счете в течение следующих 3 - 4 лет необходимо провести своеобразную инвентаризацию юридического образования, невзирая на рейтинги и авторитетность. Обеспечить одинаковый оценочный подход к признанным и непрофильным. И начать с лидеров, прежде чем сразу их записать в 12 ведущих (предложение Ассоциации юристов России) <5> или в 60 - 70 вузов, которые должны вести подготовку юристов (предложение акад. О.Е. Кутафина). Пройдут ли они аккредитацию без некоторых натяжек, в идеальном виде? И почему именно 12 или 60 - 70? Есть мнение, что только 52 вуза являются профильными заведениями по подготовке юристов <6>. Понятно, что предстоит очень непростая работа, так как новый оценочный механизм еще не выработан, а число вузов, где дается качественное образование по сегодняшним критериям Министерства образования и науки, несколько больше.

--------------------------------

<5> См.: Как остановить "перепроизводство" юристов // Ведомости. 2009. 15 апр.

<6> См.: Крашенинников П. Комментарий к статье "Законный брак" // Российская газета. 2009. 17 апр.

Некоторыми предвестниками государственно-общественной оценки положения того или иного вуза могут выступать рейтинги независимых агентств, справочники "Куда пойти учиться?", перечни вузов, составляемые Министерством образования и науки России, информация с электронных сайтов. Вместе с тем юридическая общественность до сих пор не составила своего рейтинга вузов, хотя индивидуально вузовские работники достаточно ясно представляют значимость того или иного учебного заведения. Публичный рейтинговый реестр юридических вузов, созданный и признанный в профессиональном сообществе, имеет право на существование. Пока же можем ориентироваться на приблизительные оценки независимого агентства в области образования "РейтОР", которое составило таблицу вузов, откуда "выходят самые уважаемые правоведы" <7>.

--------------------------------

<7> URL: http://reitor.ru/ru/observatory/raitings/yurvuz_etap1/

Академию труда и социальных отношений, например, разместили на 7-м месте из 97 перечисленных. По нашему мнению, мы могли бы позиционировать себя на 5 - 6-м месте, взяв за критерии оценки качество обучения, наличие материально-технической базы, профессорско-преподавательский состав, стоимость обучения, наличие аспирантуры и докторантуры, диссертационных советов, репутацию в профессиональном и гражданском сообществе, что позволяет рассматривать Академию среди лидеров образовательных учреждений.

Государственным решением, видимо, необходимо увязать результаты общественной аккредитации и право выдавать диплом государственного образца. Причем общественная аккредитация будет, по всей вероятности, дополнительным критерием значимости качества обучения и права существования вуза, так как государство в лице Министерства образования и науки Российской Федерации уже имеет основания причислять вузы к аккредитованным и ведущим деятельность на основании лицензий, можно сказать, к профильным, в некоторой степени, конечно, формальные <8>.

--------------------------------

<8> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 31 марта 2009 г. N 277 "Об утверждении Положения о лицензировании образовательной деятельности" // Справочная система "КонсультантПлюс". URL: http://base.consultant.ru.

Да и как определить индивидуальную подготовку студентов, когда один блестяще может выиграть у опытного юриста состязательный процесс, имея прежде удовлетворительную успеваемость и окончив непрестижный вуз, а отличник из МГУ или МГЮА окажется неприспособленным даже к технико-юридической работе? Соотношение формальных критериев и реальной, чаще скрытой, индивидуальности выпускника и сейчас является камнем преткновения качества юридического образования.

Вузовская общественность знает, что государственные образовательные стандарты по юриспруденции (бакалавриат и магистратура) разрабатываются в настоящее время не с чистого листа. Речь идет уже о третьем поколении стандарта. И в проектах нового стандарта больше вопросов, чем решений. К тому же в законодательстве не определено, на какие должности могут быть устроены бакалавры юриспруденции. Кулуарно обсуждается, что выпускников-бакалавров не возьмет на работу ни судебная система, ни прокуратура, ни правоохранительные органы. Достаточно ли будет их подготовки и для предприятий различных форм собственности? Оправдает ли себя экономия государственных средств при финансировании 4-летнего обучения бакалавра? Прекратив обучение специалистов с 1 сентября 2009 г., государство будет тратить на подготовку одного бакалавра примерно на 50 - 80 тыс. рублей в год меньше, чем на специалиста с его 5-летним сроком обучения. Включившись в гармонизацию национальных образовательных систем высшего образования в странах Европы (Болонский процесс) и введя в законодательство многоуровневую подготовку обучающихся, государство запаздывает отрегулировать:

- введение оценки трудоемкости (курсов, программ, нагрузки) в терминах зачетных единиц (кредитов) и отражение учебной программы в приложении к диплому по образцу ЮНЕСКО;

- обеспечение мобильности студентов, преподавателей и административно-управленческого персонала (в идеале каждый студент должен провести не менее семестра в другом вузе, желательно зарубежном);

- обеспечение необходимого качества высшего образования;

- введение взаимного признания квалификаций и соответствующих документов в области высшего образования;

- обязательность сочетания в вузе образовательного и исследовательского процесса.

Если же говорить о качестве образования как внутривузовской проблеме, то отмечу, что в вузах необходимо придавать значение следующим факторам:

- совершенствованию образовательных продуктов, в том числе учебников, учебных пособий, тестовых компьютерных заданий, обобщению материалов практики;

- развитию потенциала профессорско-преподавательского состава;

- мотивации студентов к отличной учебе и активной жизненной позиции;

- совершенствованию учебно-методического обеспечения, введения иных форм контроля знаний обучающихся, в частности балльно-рейтинговой системы;

- модернизации материально-технической и информационной базы учебного процесса;

- совершенствованию управления учебным процессом;

- усилению интеграции с работодателями <9>.

--------------------------------

<9> См.: Тряков И.В. Юридическое образование в России и юридический факультет Академии: вехи становления и развития. Вместо предисловия // Юридическое образование и актуальные проблемы права: Сб. статей. М.: АТИСО, 2009. С. 3 - 11.

Как предложение для обсуждения, разрешение проблемы юридического образования видится в следующем. Во-первых, профессиональных юристов, подготовленных на бюджетные средства и гарантированно (или обязательно) трудоустроенных в государственные учреждения, в настоящее время должно быть меньше и обучены они должны быть качественнее. Государство должно быть абсолютно уверено в их квалификации, а выпускники - в обязательности направления на государственную службу. Во-вторых, интересы общества, экономики, граждан могут быть, в дополнение к плановой подготовке, самоурегулированы платным образованием (профессиональным или вторым на базе высшего, среднего специального и т.д.) и общей правовой грамотностью населения.

 

вверх