назад
06 сентября 2016 00:33 / Москва

Язык ничтожной сделки

Язык ничтожной сделки

Э. Белопольский, адвокат, член Московской городской коллегии адвокатов.

На каком языке должен быть составлен текст договора, если договор (сделка) заключается на территории Российской Федерации? Этот вопрос касается как случаев, когда сторонами по договору (сделке) выступают как российские юридические, созданные с участием иностранного юридического лица или физические лица - резиденты, так и иностранные юридические лица, инкорпорированные на территории иного государства, нежели Российская Федерация.

Как ни странно, в последнее время в практике участились случаи заключения договоров (сделок), ведения деловой переписки и иной документации на иностранном, а не на русском, языке. Примечательно, что это происходит на территории Российской Федерации, где русский язык имеет статус государственного языка.

"Ну и что?" - может сказать бизнесмен, который заключил не один договор (сделку) на английском языке, либо потому что его партнеры иностранцы, либо потому, что другая сторона договора (сделки) - нерезидент (физическое или юридическое лицо).

А дело в том, что сделка, заключенная таким образом, является недействительной, поскольку она не соответствует требованиям закона, являясь ничтожной сделкой, и к ней могут быть применены последствия недействительности ничтожной сделки по требованию заинтересованной стороны (ст. ст. 166, 168 ГК РФ). Законом РСФСР "О языках народов РСФСР", который был принят Верховным Советом РСФСР 25 октября 1991 года и действует до сих пор, был предельно четко определен статус русского языка как государственного на всей территории Российской Федерации (ст. 3 Закона), и порядок использования русского языка как государственного и иных языков юридическими лицами в различных сферах общественной жизни на территории Российской Федерации (ст. ст. 15 - 22 Закона).

Специально этим Законом определен порядок использования русского и иных языков в сфере обслуживания и коммерческой деятельности. При этом совершенно очевидно, что под коммерческой деятельностью законодатель имел в виду деятельность хозяйственных обществ и товариществ, основная цель создания и деятельности которых - извлечение прибыли в результате осуществления хозяйственной деятельности юридическим лицом, либо иной деятельности, которая направлена на извлечение прибыли.

С точки зрения сложившейся практики под коммерческой понимается любая деятельность, цель которой - извлечение прибыли, и поэтому коммерческая деятельность, упоминаемая в Законе, и деятельность хозяйствующих обществ и товариществ, о которых я упомянул, равнозначны по смыслу. Положение указанной статьи Закона носит императивное (обязательное к исполнению всеми хозяйствующими субъектами, в том числе и гражданами, заключающими возмездные сделки) требование о том, что делопроизводство при осуществлении коммерческой деятельности ведется на государственном языке Российской Федерации и иных языках, предусмотренных договором между деловыми партнерами.

Таким образом, текст договора, который является составной частью делопроизводства хозяйствующего субъекта, должен быть составлен на русском языке и может быть одновременно составлен на ином языке, который выберут стороны договора, но юридическую силу при разрешении споров будет иметь текст договора, составленного на государственном языке страны подписания и заключения договора. При этом порядок использования языков при осуществлении коммерческой деятельности определяется действующим законодательством.

По всей вероятности, законодатель имел здесь в виду ч. 2 ст. 22 Закона об обязательном использовании государственного языка, а также, безусловно, положение гражданского законодательства, согласно которому действие граждан и юридических лиц, направленное на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей, именуется сделкой, которая считается заключенной, если стороны достигли соглашение по всем условиям возникающих у каждой из сторон обязательств. Естественно, что сделка при этом должна быть заключена в надлежащей форме, в том числе и с соблюдением требований о языке.

Приведу пример. Одна из звезд российской эстрады заключала договор на иностранном языке, даже согласование условий договора происходило на этом языке. Однако впоследствии, по инициативе иностранного партнера, оказавшегося в юридическом отношении более осведомленным, договор был перезаключен в соответствии с требованиями Закона.

Так как решения по каждому вопросу возникающего между сторонами обязательства принимаются совместно, стороны должны понимать друг друга, точно знать, о чем они договариваются, и что делается посредством составления текста договора на языке не просто одной из сторон, а на языке, имеющем статус государственного, официального. Только после этого для установления намерений и воли иностранного партнера текст договора переводится на язык, понятный иностранному контрагенту, и только после установления равнозначности смысла текстов договоров, указанный текст договора может быть подписан, а договор считается заключенным. При этом договор может быть составлен в двух экземплярах на различных языках, но при толковании договора (ст. 431 ГК РФ), рассмотрении споров, вытекающих из исполнения договора, будет приниматься во внимание текст экземпляра договора, составленного в месте подписания и заключения договора (сделки) на языке, имеющем статус государственного, то есть в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации - на русском языке, поскольку судопроизводство и любая официальная переписка в Российской Федерации ведется на государственном языке (ст. 17 - 18 Закона).

Поэтому, если Вами подписан и заключен договор на территории Российской Федерации на ином языке, нежели государственном, и если заинтересованной стороной будет предъявлен иск в суд (арбитражный суд) по основаниям, что сделка заключена не в требуемой законом форме, позиция истца представляется более предпочтительной.

Истец может дополнительно мотивировать свои требования о признании сделки недействительной по ст. 169 ГК РФ, т.е. недействительности сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка, если конечно, будет доказано, что другая сторона имела умысел заключать сделку на языке, не имеющем статуса государственного, исключительно с целью нарушения установленного правопорядка в Российской Федерации и с целью ущемления прав и законных интересов другой стороны, не владеющей государственным языком. Даже если этот текст будет переведен на русский, поскольку суд и иные государственные органы принимают во внимание буквальное значение слов и терминов только в подлинном экземпляре договора, а не в его переводе.

Перевод такого текста на русский язык не имеет никакого значения, кроме как информационного для русскоязычной стороны, т.к. последний документ будет являться всего лишь переводом с другого языка, который не имеет никакого правового статуса на территории Российской Федерации, а следовательно, не может быть принят ни одним официальным органом на территории России. Не говоря уже о том, что это не соответствует предъявляемым ГК РФ требованиям к оформлению сделки. Заметим, однако, что это правило не распространяется на внешнеэкономические сделки, которые заключаются с участием российской стороны вне пределов Российской Федерации.

Если арбитражная оговорка устанавливает иностранный международный арбитраж, то и в этом случае сделка, заключаемая в России, должна быть составлена на государственном языке страны ее подписания, поскольку правила оформления сделки должны соответствовать требованиям по месту подписания и заключения сделки. В этом случае придется делать перевод с русского языка на требуемый в соответствии с Регламентом этого суда, либо на требуемый другой стороне.

Закон указывает, что делопроизводство должно вестись на определенном языке. При этом необходимо уточнить, что и практика, и законодатель ввиду неразработанности юридической техники при принятии Закона, исходя из обычаев совместного делового оборота, под этим понятием подразумевает все первичные документы учета, который ведется хозяйствующим субъектом, в том числе договоры.

 

вверх