назад
27 июня 2016 22:43 / Москва

ВС разъяснил условия расторжения срочного служебного контракта

Верховный суд РФ опубликовал утвержденный президиумом 56-страничный обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с трудовыми спорами федеральных и муниципальных служащих. 

В документе проанализирована практика рассмотрения судами дел за последние три года. Иски чиновников касались в том числе признания незаконными прекращения служебного контракта, трудового договора, увольнения со службы по различным основаниям, дисциплинарных взысканий, перевода на другую должность, взыскания компенсации за неиспользованный отпуск.

ВС признает, что судами по отдельным категориям споров допускаются ошибки, а потому, чтобы устранить их, необходимо обратить внимание на правовые позиции по 17 проблемным аспектам этой категории дел. В частности, ВС указывает, что заключение срочного служебного контракта с чиновником, достигшим предельного возраста пребывания на госслужбе, является правом представителя нанимателя, а не его обязанностью.

Д. обратилась с иском к межрайонной ИФНС о признании незаконным приказа о расторжении служебного контракта и просила восстановить ее на государственной гражданской службе в ранее замещаемой должности. В заявлении женщина указала, что с ней был расторгнут служебный контракт в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 39 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" (достижение гражданским служащим предельного возраста пребывания на гражданской службе), но она имеет право на продление срока службы сверх предельного возраста пребывания на ней и на заключение в связи с этим срочного служебного контракта на срок от года до пяти лет.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Д., суд исходил из следующего. На момент расторжения служебного контракта Д. достигла предельного возраста пребывания на госслужбе – 60 лет. При этом, согласно действующему законодательству, заключение срочного служебного контракта со служащим, достигшим предельного возраста пребывания на государственной гражданской службе, является правом, а не обязанностью. Следовательно, ответчик правомерно прекратил служебный контракт с Д.

Разбирая еще один случай, ВС указал, что расторжение срочного служебного контракта, заключенного на период замещения отсутствующего служащего, за которым сохраняется должность государственной гражданской службы (ч. 3 ст. 35 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ"), является правомерным при условии выхода на службу этого гражданского служащего.

М. обратилась с иском к департаменту внешнеэкономических и международных связей субъекта РФ о признании своего увольнения незаконным. В обоснование она указала, что незаконно освобождена от замещаемой должности государственной гражданской службы субъекта в указанном госоргане и уволена в связи с истечением срока действия срочного служебного контракта.

Суд первой инстанции отказал М. в удовлетворении требований, отметив, что у ответчика имелись основания для увольнения истицы в связи с истечением срока действия срочного служебного контракта, заключенного на период замещения отсутствующего гражданского служащего И., которая находилась в отпуске по уходу за ребенком. Суд полагал, что имел место выход на службу И., за которой сохранялась должность.

Апелляция, напротив, не согласилась с данным выводом и отменила вынесенное прежде решение, указав на несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела и на неправильное применение норм материального права. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 35 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" срочный служебный контракт, заключенный на период замещения отсутствующего гражданского служащего, за которым в соответствии с данным федеральным законом сохраняется должность гражданской службы, расторгается с выходом этого гражданского служащего на службу. При этом гражданский служащий, замещавший указанную должность, освобождается от замещаемой должности гражданской службы и увольняется со службы.

Срочный служебный контракт с М. был заключен на период отсутствия гражданского служащего И., находящейся в отпуске по уходу за ребенком. 21 августа 2014 года последняя обратилась к представителю нанимателя с заявлением о прерывании отпуска по уходу за ребенком с 8 августа. В этот же день представителем нанимателя был издан приказ, согласно которому И. надлежит считать приступившей к исполнению должностных обязанностей. Кроме того, 21 августа И. обратилась к представителю нанимателя с заявлением о предоставлении отпуска по беременности и родам с 8 августа.

Учитывая, что И. отпуск по уходу за ребенком прерван с 8 августа и с этого же дня предоставлен отпуск по беременности и родам, причем совершение юридически значимых действий (обращение гражданского служащего с соответствующими заявлениями) осуществлено позднее календарной даты, указанной как дата выхода на службу, апелляция, по мнению ВС, пришла к правильному выводу о том, что И. фактически на службу не выходила и, следовательно, отсутствуют основания прекращения служебного контракта с М., освобождения ее от замещаемой должности государственной гражданской службы и увольнения с гражданской службы в связи с истечением срока действия срочного служебного контракта.


Источник ПРАВО.РУ

вверх