назад
15 декабря 2016 22:34 / Москва

Возраст как условие уголовной ответственности

ivanovskoe.vaonews.ru

Достижение определенного возраста - необходимое условие привлечения к уголовной ответственности. Сложившиеся минимальные возрастные границы не являются абсолютно общепризнанными, и в период разработки и обсуждения проекта Уголовного кодекса РФ были предложения как об их повышении, так и снижении. Убедительные доводы имеются и для того, и для другого решения. Но вот уже сорок лет общая минимальная граница возраста привлечения к уголовной ответственности - 16 лет, а по определенному перечню преступлений - 14 лет.

История развития отечественного и зарубежного уголовного законодательства знает примеры различных, в основном более низких, возрастных границ уголовной ответственности и знает примеры отсутствия таких формально закрепленных границ в уголовном законе, когда возможность привлечения к ответственности решалась не законодателем, а правоприменителем в каждом конкретном случае.

На избрание оптимального возрастного минимума, допускающего уголовную ответственность, в определенный исторический период в каждой стране влияет множество факторов, обусловленных политическими, социальными, экономическими предпосылками. Например, те, кто предлагает понизить возрастной предел уголовной ответственности, мотивируют это тем, что опасность многих преступлений настолько очевидна, а их запрещенность общеизвестна, что это способны понимать и понимают значительно раньше 14 или 16 лет, а совершение этих деяний такими лицами не редкость. Им возражают, что понижение возраста ответственности повлечет криминализацию большого массива деяний, а социально - экономические изменения последнего десятилетия привели к тому, что досуг детей не организован, выросло число малообеспеченных семей, во весь рост встала проблема беспризорности детей и мы не имеем морального права вменять им в вину совершение общественно опасных деяний.

Как видим, аргументация позиций лежит в разных плоскостях, так как одни говорят, что отвечать должны те, кто способен понимать свои действия и руководить ими, а другие считают, что детей нужно воспитывать, а не наказывать. Кто же прав? Видимо, и те, и другие, так как проблема не настолько проста, чтоб ее можно было решить одним путем.

Наверное, интеллектуальная и волевая способность произвольной регуляции поведения наступает гораздо ранее 14 лет, но это только психологический и медицинский критерии. А суть спора о минимальном возрасте уголовной ответственности обусловлена отношением к самой ответственности и наполнением ее конкретным содержанием. Если ответственность и наказание являются только карой, то можно понизить минимальный возраст ответственности, а если это только средство защиты общества от преступных посягательств, то общество должно воспитывать несовершеннолетних, а не наказывать. Мы прошли уже достаточный путь развития, чтобы не впадать в крайности и признать, что наказание является и карой, и средством защиты общества.

В уголовном законодательстве нет понятия уголовной ответственности и не определены ее цели. Но в науке принято считать целями уголовной ответственности цели наказания, которые в Уголовном кодексе сформулированы как восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. О каре умалчивается, хотя очевидно ее наличие в наказании и ее предусмотренность уголовным законом.

Насколько же обоснованны существующие возрастные границы возможной ответственности в действующем российском законодательстве?

Представляется, что положения ст. 20 УК отвечают основным современным требованиям. Кроме того, что установленные возрастные границы подтверждаются исследованиями и выводами психологов и психиатров, они основаны на социальных и криминологических наблюдениях. В общем количестве выявленных лиц, которые нарушили уголовный закон, доля несовершеннолетних колеблется от 10 до 15%, но среди них две трети составляют 16 - 17-летние. Значительно ниже доля лиц, совершивших общественно опасные деяния в возрасте, исключающем привлечение к уголовной ответственности. Коэффициент преступности несовершеннолетних несколько выше общего коэффициента преступности, и это обусловлено большей активностью данной возрастной группы. Таким образом, нет достаточных оснований для изменения сложившихся минимальных возрастных границ уголовной ответственности в ту или иную сторону. Хотя, конечно, можно поспорить об обоснованности и оптимальности перечня составов, за которые ответственность наступает с 14 лет.

Вызывает интерес новелла, содержащаяся в ч. 3 ст. 20, согласно которой при достижении возраста уголовной ответственности такая ответственность исключается, если при совершении общественно опасного деяния несовершеннолетний вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. Презумпция соответствия лица, достигшего определенного возраста, общепризнанному уровню развития данного возраста стала опровержима. Формальная возрастная граница ответственности стала менее жесткой. Следует отметить, что в постановлении Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" от 3 июля 1963 г. судам рекомендовалось при выявлении умственной отсталости несовершеннолетнего с учетом этого и с учетом степени и характера общественной опасности совершенного преступления ограничиваться применением принудительных мер воспитательного характера. Однако рекомендация содержалась не в уголовном законе. Современные положения ч. 3 ст. 20 УК более соответствуют задачам уголовного законодательства и принципам уголовной ответственности.

Как видно из нормы, возрастная граница подвергается сомнению только в одном направлении, т.е. в аспекте отставания в развитии от фактического возраста. В то же время общественно опасные деяния совершают лица, не достигшие 14 или 16 лет, что используется как аргумент для понижения минимальной возрастной границы уголовной ответственности. Ведь не исключено, что часть таких лиц по уровню развития опережает биологический возраст и вполне осознает и фактический характер, и общественную опасность своего поведения и может руководить своими действиями. Может, нужна опровержимость возрастной презумпции и в обратном направлении? Скорее всего, это будет лишним, поскольку повлечет необходимость проведения экспертиз в отношении каждого несовершеннолетнего и повысит субъективизм и возможность злоупотреблений в вопросах привлечения к ответственности. Другим аргументом в пользу такого вывода может послужить практика применения ч. 3 ст. 20 УК.

По Ярославской области за последние три года доля несовершеннолетних среди выявленных лиц, совершивших преступления, составляет в среднем около 2500 человек ежегодно. Комплексные судебные психолого - психиатрические экспертизы назначаются примерно 250 лицам в год, а из них признаются отстающими в развитии только 2%. Таким образом, всего 2% несовершеннолетних, преступивших уголовный закон, признаются отстающими в развитии, что не позволяет считать их субъектами преступлений. При этом специалисты отмечают, что большинство экспертиз назначается без достаточных оснований, хотя это и влечет нарушение сроков следствия, что свидетельствует о некоторой перестраховке и на практике сводит к минимуму возможность осуждения лица, которое в силу отставания в развитии не способно нести ответственность.

Приведенные цифры подтверждают вывод, что установленные в уголовном законе минимальные возрастные границы уголовной ответственности правильные и их изменение (или исключение) не имеет оснований.

Многие юристы отмечают несоответствие этой нормы положениям ст. 22 УК, где предусмотрена уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, которые не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими. Действительно, получается, что осознание своих действий и руководство ими не в полной мере при отставании в развитии исключает ответственность, а при психическом расстройстве - нет. Данное противоречие особенно наглядно в отношении несовершеннолетних и, несомненно, требует разрешения. В проекте Уголовного кодекса была норма о пониженной ответственности несовершеннолетних, которые вследствие отставания в развитии не в полной мере могли осознавать характер своих действий и руководить ими, но в окончательном варианте уголовного закона ее не оказалось.

Некоторые статьи Особенной части УК предусматривают в качестве субъекта совершеннолетнего, однако уголовный закон не ставит под сомнение, что при достижении 18 лет возможно отставание в развитии. Таким образом, данная возрастная граница осталась неопровержимой. Однако в ст. 96 УК говорится, что льготные положения ответственности несовершеннолетних в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности могут применяться в отношении лиц до 20 лет. Причем норма не содержит конкретных критериев ее применения и все зависит исключительно от усмотрения суда, что противоречит рекомендации судам точно устанавливать время совершения преступления для определения возраста лица, совершившего преступление. Так, совершеннолетним можно признать лицо только с ноля часов следующего за днем рождения дня с учетом разницы часовых поясов места рождения и места совершения преступления. Это означает, что буквально несколько минут могут служить основанием применения или неприменения целого комплекса льгот при реализации уголовной ответственности. Такой перепад ответственности не соответствует изменению степени общественной опасности лица и связан с формализацией закрепления признака, дифференцирующего уголовную ответственность.

Поэтому было бы логично сделать более плавный переход от полной безответственности 13-летних до полной ответственности 18-летних путем разграничения не только перечня составов, за которые предусмотрена ответственность с 16 лет, но и разграничения последствий совершения преступлений для 14 - 15-летних и для 16 - 17-летних. При подобном разграничении имелся бы смысл назначать психолого - психиатрические экспертизы в отношении 16 - 17-летних по составам, предусматривающим ответственность с 14 лет. Так как в случае установления отставания в развитии они подлежали бы более льготному режиму ответственности - предусмотренному для 14 - 15-летних. Сейчас же смысл такой экспертизы в подобной ситуации отсутствует, поскольку отставание более чем на два года признается патологией, которую выявляет психиатрическая экспертиза, а отставание на год или два в этом случае не меняет объема уголовной ответственности.

Васильевский А.

вверх