назад
04 апреля 2017 14:45 / Москва

Влияние права Российской империи на развитие правосознания народов Дагестана в XIX в.

https://ridero.ru

Уже с древнейших времен взаимопроникновение культур было одним из немаловажных средств развития государственных и правовых институтов. И сегодня вряд ли можно найти классически чистую национальную правовую культуру или "не замутненный" посторонним влиянием национальный архетип восприятия права <1>.

--------------------------------

<1> Мартышин О.В. Национальная политическая и правовая культура в контексте глобализации // Государство и право. 2005. N 4. С. 9.

Характерная черта развития системы права России с XIX в. - включение в нее правовых устоев тех народов, которые к ней присоединялись; на протяжении десятилетий и веков они действовали параллельно с государственным правом. Тем самым обеспечивался учет региональных и национальных особенностей населения страны, в том числе народов Дагестана. Завершение инкорпорации его в Россию совпало по времени с оформлением в первой половине XIX в. системы российского права, дожившей в своей основе до последних дней Российской империи. Она включила в себя и впитала определенные нормы и институты зарубежного права, прежде всего мусульманского <2>.

--------------------------------

<2> См.: История отечественного государства и права / Под ред. О.И. Чистякова. М., 2001. Ч. 1. С. 419.

Присоединение к Российской империи Дагестана означало знакомство с правовым строем его народов, с особенностями его правового развития и сделало необходимым выбор между его признанием или игнорированием. Практический подход к юридической значимости обычаев народов Дагестана способствовал их широкому изучению в XIX в. Хотя подавляющая часть населения применяла нормы обычного права в повседневной жизни, но этот факт продолжительное время игнорировался официальной российской властью, которая не признавала их источниками права.

В процессе организации российского государственного управления в Дагестане принципиально важным было отношение к правовым традициям дагестанцев.

З.Х. Мисроков отмечает, что этническая и конфессиональная обособленность горцев ставила перед православным государством задачу создания законодательных механизмов управления. Трансформация правовых институтов заставила православное государство выработать собственные нормы, регулирующие правовое положение мусульман, отражающие восприятие христианской властью шариата и определяющие его место среди других источников права <3>.

--------------------------------

<3> Мисроков З.Х. Феномен мусульманского права в процессах динамики систем права России (XIX - начало XXI века) // Журнал российского права. 2002. N 10. С. 21.

В XIX в. российским правительством, его администрацией в этом регионе проводится систематизация и рационализация национальных систем права, отражающих уникальную историю и характер каждого из северокавказских народов. Сведение воедино норм традиционного права - адата и их редактирование сообразно российским правовым актам обусловили трансформацию их в систему адатского права народов Дагестана, имевшую универсальное применение.

Заинтересованность в адатской и шариатской системах была не просто практической и политической, но также моральной и интеллектуальной, ибо право рассматривалось народом Дагестана как сущность веры и вековых традиций. К тому же легитимация данных правовых систем относительно рациональных систем права была нужна для организации российского государственного управления в Дагестане как средство контроля за новыми подданными, а также в качестве действительного символа особого отношения к культурно-юридическим ценностям дагестанцев, что способствовало формированию новых правовых установок в правосознании народов Дагестана.

Вторая половина XIX - начало XX в. - время активного воздействия на правосознание коренных народов Дагестана, которое осуществлялось с двух сторон: во-первых, со стороны российской администрации, проводившей на всем Северном Кавказе реформы в области правового регулирования, и, во-вторых, со стороны общины, которая с помощью как своих собственных общинных, так и введенных в этот период российской администрацией санкций пыталась воздействовать на правосознание дагестанцев.

Российская администрация, поддерживая в целом местную правовую практику и установив при этом всесторонний контроль за деятельностью традиционных судебных институтов, начала постепенно модернизировать горское правосознание. Данный процесс включал в себя два основных момента: во-первых, введение для определенных слоев населения системы русского образования и воспитания и, во-вторых, создание новых судебных органов - горских словесных судов, которые применяли комбинированную систему наказания, включив в нее и адатную норму установления компенсации, и российские процессуальные нормы <4>.

--------------------------------

<4> Бабич И.Л. Соотношение обычного права и шариата в правовой истории кабардинцев и балкарцев / Человек и общество на Кавказе. Проблемы правового бытия. Ставрополь, 2002. С. 86.

Формальное разделение российской государственной властью адата и шариата потребовалось для осуществления провозглашенной империей политики управления посредством права через правовые учреждения и размежевания светской и духовной власти среди мусульманского населения. Чтобы гарантировать эти принципы, адатское и мусульманское право и институты были адаптированы и модифицированы путем издания Государственным Советом России, кавказским наместничеством специальных регламентарных актов <5>.

--------------------------------

<5> Мисроков З.Х. Феномен мусульманского права в процессах динамики систем права России (XIX - начало XXI века) // Журнал российского права. 2002. N 10. С. 22.

Результатом такой трансформации стало то, что адатское право народов Дагестана и шариат приобрели характер отчетливых и формальных юридических систем, обладающих внутренними интегрирующими элементами и имеющих склонность и способность к дальнейшему развитию.

Право Российской империи стало законным ограничением компетентности адатского и мусульманского права. Такое взаимодействие различных правовых систем в XIX в. породило в Дагестане уникальный отечественный феномен правового плюрализма, длящийся и поныне. Формальный плюрализм был не только теоретическим понятием, но и политической, социальной, экономической реальностью. Полиюридизм как явление был не просто отражением материальных условий, он также играл позитивную роль в поддержании государственного правопорядка и развитии правосознания народов. Соответственно, подобный правовой плюрализм играл важнейшую роль в формировании правосознания народов Дагестана <6>.

--------------------------------

<6> Бондарева О.Л. Адаты горцев Северного Кавказа как источник изучения социально-правовых отношений этих народов // Северо-Кавказский юридический вестник. 2005. N 4. С. 161.

Несмотря на трансформацию адатов в процессе воздействия на них российского права, они всегда оставались для дагестанцев важнейшей основой права, базой формирования правосознания народов Дагестана. Адаты народов Дагестана всегда оставались правовым идеалом, призванным направлять поведение людей.

Обычное право определялось в то время как "бытовая форма права", которая "не зависит от закона в силу общего убеждения в ее необходимости и обязательности". Считалось, что обычное право, выработанное народом под влиянием жизненных условий, заключает в себя общепризнанные юридические воззрения народа <7>.

--------------------------------

<7> Мисроков З.Х. Адатское и мусульманское право народов Северного Кавказа в российских правовых системах (XIX - XX вв.): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 12.

Однако потребность в исследовании фундаментальных оснований национально-правового бытия диктовалась не только сугубо научными задачами углубленного этнографического изучения кавказских народов, но и задачами государственной управленческой практики в крае. Все примеры драматических столкновений властей с горцами, взаимных неприязненных действий коренятся в "непонимании народного правового духа, с которым нужно всегда соображаться во всем" <8>.

--------------------------------

<8> Кануков И. Заметки горца // Инал Кануков. Сочинения. Орджоникидзе, 1963. С. 331.

В годы реформ, в эпоху крутой ломки традиционного уклада политико-правовой жизни элементы российской государственности, российских политических и правовых структур вливались в умы и быт дагестанцев столь стремительно и в таком количестве, что народ просто их не воспринимал. И в этом смысле всегда имелась почва для контрреформ, попятных движений. Отсюда просветительская задача: повысить ответственность российского реформаторства в Дагестане, указав ему на некие инварианты исторической судьбы дагестанских народов, на долговременные духовные структуры архетипического или ценностного порядка.

Необходимо было считаться в ходе подготовки и реализации государственно-правовых реформ с социальными и культурными традициями народов Дагестана, с господствующей в отставших обществах системой правовых ценностей и норм, с традиционным правосознанием дагестанцев. Хотелось бы отметить, что социально-экономические и государственно-правовые новации в ходе реформ не сочетались с духовно-культурными особенностями населения, не подкреплялись ими; сущность и смысл реформ оставались непонятными для большей части дагестанцев. Неумение и нежелание считаться с правовыми обычаями и традициями приводили к серьезным социальным конфликтам и потрясениям, к деформации в правосознании народов Дагестана. Общественный и государственно-правовой строй, социальная практика и все формы экономического поведения - все это предстает как производное от "особенностей народного характера" <9>. Раз сформировавшись, они обладают и большей исторической длительностью, и большей устойчивостью относительно изменений общественно-политической и государственно-правовой жизни.

--------------------------------

<9> Айбатов М.М. Государственно-правовая мысль народов Северного Кавказа. М., 2006. С. 197.

Для того чтобы своевременно избежать катастрофических последствий форсированных модернистских государственно-правовых преобразований, необходима реалистическая политика реформ, базирующаяся на знании специфических параметров национальной правовой культуры, тех параметров, которые указывают величину приемлемых новшеств и задают шаг новизны, не нарушающий комфортное состояние общественного и правового сознания.

Отметим, что только после включения Дагестана в российскую правовую систему адаты дагестанцев приобрели институционную значимость права, хотя и с определенными ограничениями. Тем не менее, несмотря на определенные ограничения, институционализация адатного права способствовала повышению уровня правосознания народов Дагестана.

Так, в 60 - 70-х годах началось формирование нового национального правосознания дагестанских народов. Это проявилось в стремлении рассматривать историю государственности дагестанских народов как составную часть общечеловеческой истории, выявлении глубинных духовных факторов политического развития, своеобразия его хода в Дагестане.

Задача вхождения народов Дагестана в современность понималась российским правительством не просто как копирование или внедрение в ходе реформированных преобразований российских государственно-правовых институтов и правового мышления, а как творческая разработка идей государственно-правового развития в соответствии со спецификой национальных особенностей правосознания народов Дагестана.

Российская государственная власть признала и легализовала мусульманское право, ограничив, однако, его компетенцию регулированием отношений в сфере брака, семьи, наследства и религиозных преступлений <10>.

--------------------------------

<10> Мисроков З.Х. Феномен мусульманского права в процессах динамики систем права России (XIX - начало XXI века) // Журнал российского права. 2002. N 10. С. 24.

Для дагестанцев сохранение своей правовой культуры и юридических институтов было проявлением государственного благоприятствования в рамках развития российского государственного управления в Дагестане в XIX - начале XX в.

Подобное сравнение позволяет сделать выводы о том, что даже формальная институционализация мусульманских институтов в России в XIX - начале XX в. достигла своей цели и оказала весьма позитивное влияние на процесс формирования правового сознания народов Дагестана.

Для дагестанской интеллигенции европеизация не означала неизбежного разрыва в государственно-правовой преемственности Дагестана - она исходила из совместимости, гармонизации европейских форм государственно-правовой жизни и правосознания с сохранением национальной специфики горских государственно-правовых культур, ставила вопрос не только о преодолении традиций как источника архаики и консерватизма, но и их соответствующей интерпретации и отборе, отвечающих задачам современности. Не механическое перенесение на дагестанскую почву российских государственно-правовых институтов, норм поведения и мышления, а соединение достижений России с традиционным общественно-политическим строем горской жизни, его творческое преобразование <11>.

--------------------------------

<11> Айбатов М.М. Государственно-правовая мысль народов Северного Кавказа. М., 2006. С. 201.

Рассмотрев институты права Дагестана в XIX в., можно констатировать, что, несмотря на сильное влияние мусульманского права и российского законодательства, большую роль в процессе формирования правового сознания и правовой культуры населения играли все же нормы обычного права. Российское законодательство не смогло существенно изменить традиционное правосознание дагестанцев, несмотря на то что царская администрация очень многое сделала для трансформации правовых установок народов Дагестана.

Подводя итог исследованию процесса формирования правосознания народов Дагестана в XIX в., можно сделать следующие выводы:

- важным фактором формирования правосознания народов Дагестана является правовой плюрализм, т.е. юридическое равенство по силе правового воздействия трех различных правовых систем: адатского права, мусульманского права и российского законодательства;

- немаловажное значение имела легитимация адатского права российским правительством, так как складывавшиеся веками адаты отражают существующие в обществе ценности и являются для дагестанцев "правом справедливости", так как их появление, изменение либо отмена правовых норм есть результат коллективной воли;

- весьма позитивным фактором повышения уровня правосознания народов Дагестана являлась институционализация мусульманских институтов.


Джамалова Э.К., Кадилаев М.А.

вверх