назад
04 апреля 2017 14:30 / Москва

Видеопоказания в уголовном процессе России

mySKU.ru

Показания являются наиболее распространенным в практике отечественного уголовного судопроизводства видом доказательств. При этом закон не предусматривает общего понятия показаний, дифференцируя его лишь применительно к отдельным видам допрошенных органами предварительного расследования или судом лиц.

Очевидно, что отсутствие общего определения показаний вряд ли способствует единому порядку их получения и использования в практике доказывания. Кроме того, в отношении отдельных участников уголовного процесса, к примеру гражданского истца, гражданского ответчика, специалиста, переводчика и некоторых других, в действующем уголовно-процессуальном законе вообще отсутствует не только процедура получения их показаний, но также и их понятие. Подобная ситуация вызывает достаточно сложные проблемы в формировании и использовании подобных доказательств, поскольку их допустимость вызывает достаточно обоснованные сомнения.

Аналогичные сомнения вызывают сведения об обстоятельствах уголовно-правового деяния, полученные защитником подозреваемого, обвиняемого в результате произведенного опроса с их согласия, так как формально закон называет показаниями только такие сведения, которые получены органом предварительного расследования или судом в процессе произведенного допроса. Такой же нормативный пробел законодатель допустил и в отношении сведений, полученных вербальным путем в стадии возбуждения уголовного дела.

Несмотря на эти и некоторые другие проблемы, правоприменительная практика пытается решать их в условиях отсутствия соответствующей правовой основы.

В судебной практике последних лет получили распространение случаи участия осужденных в рассмотрении их кассационных жалоб либо кассационных представлений государственных обвинителей в судебных заседаниях посредством видеоконференцсвязи. Это позволяет избегать траты достаточно больших денежных средств и усилий по оплате и организации доставки осужденных в судебное заседание.

Вместе с тем виртуальное участие осужденного в заседаниях суда кассационной инстанции имеет в большей степени организационный характер, имеющий к доказыванию и показаниям опосредованное отношение. В решении задач уголовно-процессуального доказывания весьма интересны случаи допросов участников уголовного судопроизводства с помощью систем видеоконференцсвязи. Так, например, по сообщению пресс-центра Алтайского краевого суда, между Алтайским краевым судом и Свердловским областным судом был проведен сеанс видеоконференцсвязи с использованием системы ГАС "Правосудие". В Алтайский краевой суд был вызван свидетель из Бийска, который дал показания по уголовному делу, рассматриваемому Асбестовским городским судом Свердловской области. "Технические возможности позволили в режиме реального времени с соблюдением всех процессуальных норм провести допрос свидетеля. Видеоконференцсвязь прошла без сбоев и технических накладок" <1>.

--------------------------------

<1> URL: http://www.bankfax.ru/page.php?pg=55238

В приведенном сообщении пресс-центра не указано, какие именно процессуальные нормы позволили свидетелю дать видеопоказания. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает прямой возможности получения доказательств с помощью прямой видеосвязи между субъектом доказывания и допрашиваемым. Вместе с тем в нем отсутствует и прямой запрет на применение подобного порядка формирования и проверки уголовных доказательств. Думается, что возможность применения уголовно-процессуального закона по аналогии в приведенном и подобном ему случаях позволяет получать доказательственную информацию из видеопоказаний.

Возможность применения процессуальной аналогии подтверждена Конституционным Судом РФ <2>, поэтому до тех пор, пока в законе не будут предусмотрены правила производства видеодопросов и получения видеопоказаний, допустимо руководствоваться положениями уголовно-процессуального закона, регламентирующими процедуру получения "обычных" показаний. Главное, чтобы при этом были в максимальной степени соблюдены правила процессуальной аналогии: "1) предусмотренный процессуальным законом случай должен быть однороден с тем, к которому закон применяется по аналогии; 2) применение процессуального закона по аналогии ни в какой мере не может вести к ограничению процессуальных прав участвующих в процессе лиц или к возложению на них не предусмотренных законом обязанностей; 3) применение процессуального закона по аналогии не допускает совершения органами следствия, прокуратуры и судом процессуальных действий, не предусмотренных нормами процессуального закона" <3>.

--------------------------------

<2> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. N 20-П.

<3> Громов Н.А. Уголовный процесс России. М., 1998. С. 50.

По мнению В.А. Терехина и А.Е. Федюнина, получение показаний, в частности, от свидетелей посредством видеоконференцсвязи возможно и даже необходимо во многих случаях: когда, например, свидетель не может явиться на допрос из-за болезни, больших затрат времени и денежных средств на проезд, нахождения за границей. Кроме того, как они полагают, свидетель может дать видеопоказания и тогда, когда он обладает неустойчивой психикой, в связи с чем легко поддается на давление сторон обвинения и защиты, и т.п. "Применение видеотрансляций, - считают они, - является актуальным и при проведении расследования и судебного разбирательства по делам, связанным с организованной преступностью" <4>.

--------------------------------

<4> Терехин В.А., Федюнин А.Е. Видеоконференцсвязь в современном российском судопроизводстве // Судья. 2006. N 1. С. 53.

Не со всеми из перечисленных основаниями получения доказательств с помощью видеотрансляций можно согласиться. Так, например, вряд ли одним из них допустимо считать неустойчивую психику свидетеля. Вместе с тем в правоприменительной практике необходимость в применении подобных технологий возникает довольно часто.

Очевидно, что до тех пор, пока проблема получения видеопоказаний не будет решена на законодательном уровне, необходимо сформулировать определенные правила, которые было бы возможным при необходимости применять.

На мой взгляд, видеопоказания допустимо формировать в отношении вербальной информации, получаемой от любого участника уголовного процесса. При этом они должны, как правило, формироваться одновременно с протоколом соответствующего следственного действия или судебного заседания. Желательно, чтобы во время получения фактической информации посредством видеоконференцсвязи в местах приема и передачи соответствующих сведений находились представители сторон или по крайней мере не менее двух взрослых лиц, способных при необходимости подтвердить ход, содержание и результаты подобных следственных или судебных действий. Убежден, что это позволит надлежащим образом обеспечить их допустимость.

Вместе с тем собирание (формирование) доказательств в современном уголовном судопроизводстве уже не является монополией одних лишь государственных органов и должностных лиц. Закон допускает возможность получения защитником показаний участников уголовного процесса посредством опроса, проведенного с их согласия (ч. 3 ст. 86 УПК). Нет прямого запрета на получение и закрепление защитником подобной информации с помощью видеосвязи, причем условия такого получения могут быть, по моему убеждению, аналогичны тем, которые приведены выше в отношении видеоинформации, получаемой органом предварительного расследования или судом. Разумеется, защитник должен при этом обеспечить максимальное соблюдение условий достоверности и проверяемости получаемых видеопоказаний: полную информацию о лице, дающем видеопоказания, его необходимых анкетных данных, месте нахождения, добровольности согласия на дачу вербальной информации в подобной форме и т.д. Желательно, чтобы при этом со стороны защитника и со стороны опрашиваемого находились взрослые люди, способные впоследствии подтвердить условия и содержание полученных видеопоказаний. Кроме того, при наличии возможности защитник должен составить протокол видеоопроса соответствующего участника уголовного процесса, который в условиях онлайн-конференции подтверждают его участники: опрашиваемый и присутствовавшие при этом рядом с ним лица - по видеообращению, остальные - документально.

Подобный порядок получения вербальной информации при помощи видеоконференцсвязи может использоваться аналогичным образом и органом предварительного расследования, в том числе при производстве предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении в стадии возбуждения уголовного дела.

Видеопоказания могут получаться не только в условиях динамичного процесса, но также и в качестве дополнительного, а в соответствующих ситуациях - и основного способа получения фактической информации об обстоятельствах уголовно-правового события, когда носитель вербальной информации передает ее в месте нахождения соответствующего субъекта доказывания. В данном случае видеозапись будет иметь характер дополнения к основному виду доказательств, полученному в обычном процессуальном порядке (протоколу допроса, опроса или иного процессуального действия). Свойство допустимости полученного таким образом доказательства обеспечивается соблюдением соответствующих норм и условий производства следственного или иного процессуального действия, при котором видеозапись является приложением к его протоколу.

В отдельных случаях видеопоказания могут записываться без одновременного составления соответствующего протокола, когда его изготовление в данных условиях объективно невозможно: при действии явлений непреодолимой силы (стихийное бедствие, тяжелое или смертельное ранение лица, дающего видеопоказания и т.п.). Их правовая природа в дальнейшем может определяться как доказательства - иные документы. Исключать такие доказательства из процесса доказывания недопустимо, поскольку их использование в нем возможно, если подтверждаются соответствующие нормативные свойства средства доказывания: относимость, допустимость и достоверность. При этом свойство допустимости видеопоказаний - иных документов имеет место даже в тех случаях, когда они получены не в рамках уголовно-процессуальных правоотношений либо лицом, не являющимся субъектом доказывания. Их последующая процессуальная проверка может подтвердить пригодность фактической информации к использованию в установлении наличия или отсутствия обстоятельств исследуемого уголовно-правового события.

Изложенное позволяет сформулировать общую дефиницию показаний в уголовном судопроизводстве, в рамках которой допустимо определение и видеопоказаний: это любые сведения об обстоятельствах исследуемого уголовно-правового события, полученные вербальным способом в порядке, установленном федеральным законодательством России или прямо не противоречащем ему.

Вполне согласен с В.А. Терехиным и А.Е. Федюниным, что "современные технологии следует активно внедрять в уголовное судопроизводство, причем использовать их на всех стадиях расследования и судебного рассмотрения уголовных дел" <5>. Видеопоказания любых участников уголовного судопроизводства должны найти свое место в общей системе правовых средств доказывания.

--------------------------------

<5> Терехин В.А., Федюнин А.Е. Видеоконференцсвязь в современном российском судопроизводстве // Российская юстиция. 2006. N 1. С. 24.


Будников В.Л.

вверх