назад
15 июля 2016 17:23 / Москва

Уголовно-правовая борьба с уклонениями от военной службы в ФРГ

Воинская повинность в ФРГ устанавливается специальным законом (WPFLG) и включает в себя сочетание различных публично-правовых обязанностей. Основной из них является обязанность несения военной службы с оружием. В установленных законом случаях предусмотрено несение вместо военной гражданской службы (абз.1 § 3 WPFLG). Одной из причин введения гражданской службы явилось предотвращение массового уклонения от несения военной службы.

Обеспечительная функция уголовной ответственности в сфере реализации законодательства о воинской повинности и военной службе осуществляется в ФРГ по трем направлениям, в отношении:

1) военнослужащих, уклоняющихся от несения военной службы;

2) лиц, уклоняющихся от призыва на военную службу;

3) лиц, уклоняющихся от несения гражданской службы.

Формы преступного уклонения военнослужащих от военной службы определены в разделе I части II Военно-уголовного закона (WStG) "Преступления против обязанностей военной службы" (§ 15-18). Военнообязанные за уклонение от призыва на военную службу несут ответственность, предусмотренную § 109-109а УК ФРГ (StGB). Лица, уклоняющиеся от альтернативной гражданской службы, подлежат уголовной ответственности согласно Закону о гражданской службе лиц, отказавшихся от военной службы по мотивам совести (§ 52-53 ZDG).

Таким образом, в немецком уголовном праве проводится четкая грань между преступлениями воинскими, субъектами которых могут быть только военнослужащие, и общеуголовными, в число которых входят преступления против обороны страны. В некоторых странах ответственность за уклонение от призыва на военную службу урегулирована нормами военно-уголовного права (см., например, ст.397 Кодекса военной юстиции Франции, § 7 Военно-уголовного закона Австрии).

Уголовная ответственность военнослужащих за уклонение от военной службы. В Законе о статусе военнослужащих (SG) говорится, что военнослужащий на срок, связанный с выполнением воинских правоотношений, обязан исполнить долг перед государством в полной мере и с полной отдачей сил (§ 7). Уклонение от исполнения этой воинской обязанности является преступлением. Немецкий юрист Ф. Бауэр в диссертации "Членовредительство и уклонение от военной службы" рассматривает уклонение от исполнения воинских обязанностей как фактор, значительно снижающий боевую силу (мощь) бундесвера.

Формами уклонения от военной службы в ФРГ являются: самовольное отсутствие, дезертирство, членовредительство, обман.

Наиболее распространенной в ФРГ формой уклонения военнослужащих от военной службы является самовольное отсутствие (§ 15 WStG). Военно-уголовный закон устанавливает две формы самовольного отсутствия: а) самовольное оставление подразделения на срок более трех дней; б) неявка умышленно либо по неосторожности к месту службы в течение более трех дней (абз.1 § 15 WStG).

Немецкой традиции права всегда было свойственно проводить различие между таким менее опасным преступлением, как самовольная отлучка и более тяжким правонарушением, именуемым дезертирством. Эта традиция была сохранена в § 15 и 16 WStG, но вместо понятия "самовольная отлучка" стало использоваться понятие "самовольное отсутствие", так как, по мнению немецкого законодателя, сущность данного правонарушения заключается не в степени отдаленности военнослужащего от места прохождения службы, а в самовольном отсутствии его в подразделении определенное время.

В § 15 WStG речь идет о временном отсутствии в части. Деяние, направленное на совершение преступления, состоит из двух действий: первое из них заключается в том, что военнослужащий либо оставляет воинскую часть, либо не является в часть. В этих случаях закон требует наличия умышленной формы вины. Суть второго действия составляет срок отсутствия, оно может совершаться как умышленно, так и по неосторожности. Это распространяется прежде всего на случаи опоздания по неосторожности на поезд, самолет и т.д. Таким образом, "самовольное отсутствие" может представлять собой как умышленное действие, так и комбинацию умышленного и неосторожного действий.

Особое значение имеет то обстоятельство, что рассматриваемое деяние только тогда наказуемо, если оно совершается самовольно. Это значит, что преступник действует сознательно на основе собственного решения и без необходимого согласия компетентного начальника, т.е. виновно и противоправно. Используемые ранее в немецком праве применительно к данному составу преступления термины "некомпетентно" и "противоправно" были признаны неточными, а использование их на практике вызывало большие трудности.

В WStG продолжительность уголовно наказуемого самовольного отсутствия превышает три полных календарных дня. Так, если военнослужащий оставляет подразделение 1 марта в 15 часов, то предусмотренный военно-уголовным законом срок истечет 4 марта в 24 часа. Несущественным в данном случае является срок перед первым и после третьего календарного дня. Ни дословный текст § 15 WStG, ни его смысл и цель не дают оснований для иного толкования, на что неоднократно указывали немецкие авторы. До истечения 3-дневного срока самовольное отсутствие находится на стадии уголовно ненаказуемого покушения. После превышения указанного срока и до момента возвращения к месту службы или задержания военнослужащий пребывает в виновном противоправном состоянии, т.е. самовольное отсутствие рассматривается как длящееся преступление.

Субъектом преступления, предусмотренного абз.1 § 15 WStG, может быть лишь военнослужащий бундесвера. На военнослужащих вооруженных сил союзного государства и военнопленных данная норма не распространяется. Состав преступления будет налицо и в том случае, если военнослужащий самовольно примыкает к другой воинской части или самовольно определяет себе иное место службы.

В абз.2 § 15 WStG установлена ответственность за деяние, совершенное вне пределов действия WStG, в частности на территории другого государства. Своеобразие данного преступления состоит в следующем. Военнослужащий бундесвера, который невиновно или по неосторожности оказался за пределами установленного для него места службы (например, отстал от колонны ввиду того, что заглохла машина), обязан принять меры для своего обнаружения. Он должен письменно, по телефону или любым другим способом сообщить о себе в свое подразделение, в другую воинскую часть либо в какое-либо учреждение ФРГ. Если в течение трех календарных дней он этого не сделал, в его действиях усматривается состав преступления, предусмотренный абз.2 § 15 WStG. Обстоятельствами, исключающими преступность деяния, признаются ранение, взятие в плен или тяжелая болезнь отлучившегося.

Преступления, предусмотренные п.1 и п.2 § 15 WStG, влекут наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет. При назначении меры наказания рассматривается ряд таких обстоятельств, как продолжительность отсутствия, умышленное или неосторожное превышение трехдневного срока отсутствия, мотив, цели и др.

Более опасной формой уклонения от военной службы является дезертирство. Оно наказывается лишением свободы на срок до пяти лет (§ 16 WStG). Покушение на дезертирство в отличие от самовольного отсутствия уголовно наказуемо.

Дезертиром в ФРГ признается военнослужащий, самовольно оставивший свою воинскую часть или самовольно отсутствующий по месту несения воинской службы в целях:

а) уклонения от несения воинской службы навсегда (вовсе);

б) временного уклонения от несения военной службы в период подготовки или проведения боевой операции;

в) уклонения от несения военной службы не только фактически, но и юридически. В последнем случае преступник стремится добиться окончания правоотношения, связанного с воинской службой. Это возможно, например, как считают немецкие авторы, путем совершения преступления, которое ведет к обвинительному приговору и как следствие к исключению из рядов бундесвера.

Дезертирство может быть совершено также больным или раненым. Если военнослужащий убегает из плена в другую страну, откуда есть возможность возвратиться в свою воинскую часть, то дезертирство совершается путем самовольного отсутствия по месту несения службы.

Под словом "возвращение" имеется в виду не только непосредственное возвращение в свою воинскую часть, но и регистрация бежавшего в другой воинской части бундесвера, в военном ведомстве, а в случае нахождения за пределами территории ФРГ - в посольстве или консульстве. Необходимым условием является то, чтобы регистрация была произведена бежавшим по доброй воле и собственной инициативе.

В абз.3 § 16 WStG предусмотрено такое основание смягчения наказания за дезертирство, как деятельное раскаяние. Если в течение месяца военнослужащий возвратится к месту службы и заявит о готовности к дальнейшему несению воинской повинности, максимальный срок наказания за дезертирство снижается с пяти до трех лет лишения свободы.

Членовредительство в немецком военно-уголовном праве наказывается лишением свободы на срок до пяти лет (§ 17 WStG). Покушение на совершение этого преступления также уголовно наказуемо.

К особенностям данного состава преступления необходимо отнести прежде всего характеристику субъекта. Им может быть как военнослужащий, который сам себе или с помощью другого лица причинил телесное повреждение, так и военнослужащий, который приводит другого военнослужащего с его согласия к военно-служебной непригодности.

Состояние непригодности к военной службе считается достигнутым, если военнослужащий вследствие физического или психического недостатка признается неспособным в полной мере нести воинскую повинность. В немецком военном праве существует несколько видов непригодности, наказуемых, однако, в равной мере:

а) абсолютная (полная) непригодность, следствием которой является то, что исполнитель преступления или другое лицо постоянно и в полном объеме непригодны к несению любой военной службы;

б) относительная непригодность, которая характеризуется временной или частичной неспособностью лица исполнять воинскую обязанность. Так, для объективной стороны состава преступления достаточно состояния непригодности, рассчитанного на время боевой операции. Частичная непригодность может выражаться в невозможности использования военнослужащего в определенных видах войск.

В случае если лицо не предприняло мер во избежание возможного состояния непригодности, деяние также квалифицируется по § 17 WStG как членовредительство, совершенное путем бездействия, поскольку согласно п.4. ч.1 § 17 Закона о статусе военнослужащих правовая обязанность каждого военнослужащего - сделать все от него зависящее для поддержания здоровья или выздоровления. Военнослужащий не может вредить своему здоровью преднамеренно или грубо неосторожно.

Основания ответственности военнослужащих бундесвера за уклонение от военной службы путем обмана установлены в § 18 WStG. В соответствии с названной нормой лишением свободы на срок до пяти лет наказываются лица, которые путем обманных действий либо сами уклоняются, либо способствуют другим военнослужащим уклониться от военной службы. Покушение на совершение данного преступления также уголовно наказуемо.

Обманные действия имеют в данном случае своей целью достижение полного или частичного освобождения от военной службы, навсегда или временно. Речь идет прежде всего о симуляции болезни и о лживом утверждении фактов, которые послужили бы, например, оправданием отпуска. Сюда же можно отнести и преувеличение обстоятельств и отношений, которые могли бы явиться законной причиной для длительного отсутствия или временного освобождения от несения военной службы. Военнослужащий уклоняется от военной службы путем обмана, "если он способствует тому, чтобы оказаться не в состоянии находиться в распоряжении бундесвера в прежнем виде и объеме".

Уклонение от военной службы путем обмана может быть как абсолютным, так и относительным. Оно является абсолютным, если исполнитель преступления посредством симуляции фактов или правового положения добивается длительного и полного освобождения от обязанности несения воинской службы для себя или для другого военнослужащего. Соответственно относительным уклонением от военной обязанности можно назвать частичное уклонение на определенное время. Случаи относительного уклонения встречаются, как правило, во время приведения армии в состояние боевой готовности.

Обязательное условие применения § 18 WSTG - наличие обманных действий. Под "обманными действиями" принято понимать расчетливые "махинации и козни". Немецкие юристы исходят из того, что одного лишь изложения ложного факта (например, о болезни или смерти родственника) недостаточно для данного состава преступления, поскольку такое поведение нельзя назвать "махинацией" обдуманной и расчетливой, так как подобное утверждение легко проверяется.

Обманной и расчетливой "махинацией" признаются, например, действия, когда военнослужащий подкрепляет свою ложь телефонным звонком, выдавая себя за своего отца или офицера штаба. Но и здесь привлечение к уголовной ответственности не всегда признается бесспорным, поскольку считается, что понятие "махинация" включает в себя особо предосудительные и недостойные способы поведения. По одному из судебных дел были квалифицированы как преступные обманные действия исполнителя, который предпринял необходимые в его понимании меры по избежанию обнаружения своего обмана, предусмотрев при этом возможность проверки начальником изложенных им фактов.

Симуляция болезни или недуга рассматривается, как правило, в качестве "махинации", если перед прохождением медицинского осмотра лицо умышленно принимало медикаменты, имитирующие симптомы определенной болезни, или при прохождении медицинского осмотра представило фальшивое заключение другого врача. Часто имеют место случаи, когда военнослужащий приводит свидетелей, которые подтверждают наличие у него симптомов болезни, или когда военнослужащий пытается избежать проверки и обнаружения обмана путем указания ложных данных, например, путем указания неправильного места проживания. "Махинации" должны быть направлены на непосредственное введение в заблуждение командования воинской части.

Данное преступление признается оконченным лишь тогда, когда обманные действия ввели в заблуждение соответствующего начальника и как следствие наступает реальное освобождение исполнителя преступления от несения воинской службы.

Уголовная ответственность военнообязанных (призывников) за уклонение от военной службы. В ФРГ данные лица несут уголовную ответственность за уклонение от исполнения воинской повинности путем членовредительства (§ 109 УК) и обмана (§ 109а УК).

Призыв в бундесвер на 15 месяцев и связанный с этим отрыв от получения образования и работы, размещение в казармах, обязанность выполнения приказаний и строгий распорядок дня для определенной части молодых людей в Германии, достигших допризывного и призывного возрастов, представляют собой тяготы, сродни утрате свободы. То же самое можно сказать и в отношении гражданской альтернативной службы, которая не только длится на одну треть дольше военной, но и зачастую предусматривает уход за больными и беспомощными, что само по себе уже обременительно. Отсюда желание избежать исполнения воинской повинности, в том числе преступным путем.

В § 109 УК предусмотрены два состава преступления:

1) членовредительство, повлекшее абсолютную (полную) негодность лица к исполнению воинской обязанности (абз.1);

2) членовредительство, повлекшее временную негодность лица к исполнению воинской обязанности либо негодность к определенному виду службы (абз.2).

Первый вид членовредительства наказывается лишением свободы на срок от трех месяцев до пяти лет, второй - денежным штрафом или лишением свободы на срок до пяти лет. Покушение на совершение обоих преступлений уголовно наказуемо (абз.3).

Обязательным условием ответственности является наличие у виновного потенциальной воинской обязанности. Кроме того, лицо должно быть в возрасте не менее 14 лет, по достижении которого возможно привлечение к уголовной ответственности (§ 19 УК).

Действием, направленным на совершение рассматриваемого преступления, является причинение вреда здоровью, в том числе путем бездействия. В судебной практике известны случаи, когда § 109 УК вменялся военнообязанным, работающим в целях уклонения от военной службы на опасных для здоровья предприятиях, участвующим в голодовках и т.д.

Субъектом преступления, предусмотренного § 109 УК, может быть как лицо, которое само причиняет вред своему здоровью в целях уклонения от исполнения воинской обязанности, так и лицо, которое по просьбе или с согласия уклоняющегося причиняет вред его здоровью.

Ответственность за уклонение от исполнения воинской обязанности путем обмана установлена § 109а УК. В соответствии с названной нормой лицо, которое путем обмана уклоняется само или помогает другому лицу уклониться от исполнения воинской обязанности, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом (абз.1). Покушение также уголовно наказуемо (абз.2).

В "Третьем Рейхе" за уклонение от военной службы путем обмана грозила смертная казнь. Практическое значение §109а УК в настоящее время минимально: в 1998 г. - 2 приговора; в 1999 г. - 10 приговоров; в 2000 г. - 13 приговоров. Большое количество подозреваемых было оправдано, а значительное количество дел - прекращено. Тем не менее наблюдается тенденция роста числа осужденных по §109а УК.

§ 109а УК в отличие от § 109 УК предполагает в качестве преступного последствия действительное освобождение от военной службы. Субъективная сторона состава преступления предусматривает умышленную форму вины, включая косвенный умысел.

Следует заметить, что уклонение военнообязанного от постановки на учет, прохождения медицинского осмотра или проверки принадлежности к службе расценивается как нарушение общественного порядка, влекущее применение денежного штрафа в административном порядке.

Дела лиц, признанных уклонившимися от исполнения воинской обязанности, передаются непосредственно в суд. После ареста и содержания под стражей обычно следует повторный призыв на военную или гражданскую службу, и так до тех пор, пока лицо не будет объявлено "отстраненным с позором". Многие суды признают уклонение от повторного призыва на военную или гражданскую службу новым уголовно наказуемым деянием, что нередко в теории военно-уголовного права рассматривается как недопустимое вменение одного и того же преступления одному и тому же субъекту.

На практике к лицам, полностью уклонившимся от несения всех видов государственной службы, судьи относятся немного мягче, чем к военнослужащим, уклоняющимся от военной службы. В г. Брауншвайге, например, согласно статистике в период с декабря 2000 г. по ноябрь 2001 г. состоялся 41 уголовный процесс по делам лиц, полностью уклонившихся от несения всех видов государственной службы. Из них пятерым была назначена мера уголовного наказания в виде лишения свободы сроком от 2 до 8 месяцев; 10 человек были осуждены условно; на 12 человек были возложены денежные штрафы; в 9 случаях подсудимые были приговорены к 36-120 дневным ставкам денежных штрафов; 4 дела было прекращено; в одном случае было принято решение о предупреждении с оговоркой о применении уголовного наказания.

Уголовная ответственность лиц, проходящих гражданскую службу. В случае уклонения данных лиц от несения установленной для них службы они подлежат уголовной ответственности. Через гражданскую службу на практике реализуется абз.3 ст.4 Основного Закона ФРГ (GG), согласно которому никто не может быть принужден к несению воинской службы и брать в руки оружие против своей совести. Право отказа от военной службы и свободного выбора гражданской службы относится к числу основных прав человека. Смысл этого права заключается прежде всего в том, что соответствующее лицо охраняется законом от возложения на него обязанности убивать людей в случае военной необходимости, если это противоречит его совести и моральным устоям либо запрещается религией. Сюда же относится право отказа от несения военной службы в мирное время, если взятие в руки оружия вынуждает лицо идти на конфликт со своей совестью или религиозными принципами.

Во исполнение конституционных положений о свободе совести Законом от 9 августа 2003 г. (KDVG), вступившим в силу 1 ноября 2003 г., определен порядок признания за лицом права отказаться от несения военной службы. Так, в абз.4 § 2 KDVG изложены форма и сроки подачи заявления. В случае неправильной формы заявления оно считается недействительным, а в случае несоблюдения срока подачи - просроченным. Просроченное либо недействительное заявление исключает проведение процедуры признания за лицом указанного права. В этом случае за лицом сохраняется обязанность несения воинской повинности.

Признание за военнообязанным права на отказ от несения военной службы отнесено к компетенции специального государственного органа - комиссии федерального ведомства по гражданской службе при министерстве по делам женщин и молодежи. Основанием для рассмотрения вопроса является письменное заявление военнообязанного. Заявитель обязан представить также свою биографию и изложить причины, по которым он не желает нести военную службу. Проведение процедуры признания, по мнению немецких авторов, не противоречит свободе совести, поскольку единственное, что должно быть установлено комиссией, это обоснованность ходатайства и соответствие причин, изложенных заявителем, условиям абз.3 ст.4 GG.

Порядок прохождения "военной службы без оружия" урегулирован законом о гражданской службе лиц, отказавшихся от военной службы по нравственным соображениям (ZDG). В названном законе указано, что признание за лицом права отказаться от военной службы дает государству возможность использовать его на общественных работах, главным образом в социальной сфере.

Необходимо заметить, что к лицам, проходящим гражданскую службу, предъявляются довольно жесткие требования и в случае нарушения установленного порядка к ним применяются меры юридического характера, предусмотренные § 52-70 ZDG. Уголовную ответственность влекут за собой наиболее опасные формы нарушения установленного порядка несения гражданской службы. К ним относятся: самовольное отсутствие (§ 52 ZDG), дезертирство (§ 53 ZDG), неисполнение приказа, распоряжения (§ 54 ZDG). Составы преступлений, сформулированные в § 52-53 ZDG, почти дословно воспроизводят рассмотренные нами выше составы самовольного отсутствия и дезертирства, касающиеся уклонения от военной службы, включая меры наказания (§ 15-16 WStG).

Несмотря на то, что в ФРГ уклонение от несения военной и ее заменяющей гражданской служб наказуемо, оно оправдывается некоторыми фондами и организациями, а также многими юристами и психологами. Лица, полностью уклонившиеся от несения всех видов государственной службы, осознанно подвергают себя таким государственным санкциям, как денежные штрафы, лишение свободы или психиатрическая экспертиза. Они рассматривают гражданскую службу как составную часть военной подготовки и критикуют абз.3 ст.4 GG, который согласно толкованию федерального конституционного суда распространяется только на военную службу. Лица, полностью отказывающиеся от обязательной государственной службы, требуют предоставления им права на легитимное уклонение от несения и "военной службы без оружия", т.е. гражданской службы.

Гражданская служба, заменяющая военную, была в ФРГ введена в 1961 г. В первый год ее существования 340 человек были освобождены от несения военной службы по религиозным убеждениям. В настоящее время контингент лиц, проходящих гражданскую службу, значительно расширился. Тем не менее в немецком обществе растет недовольство существованием обязательной государственной службы. Создана общественная организация, защищающая права лиц, уклоняющихся от несения всех видов обязательной государственной службы. При задержании членов организации, которые аргументируют свое уклонение религиозными убеждениями, государственные органы оказываются в сложном положении, поскольку их упрекают в нарушении гарантированного Основным законом ФРГ права на свободу вероисповедания.

Для того чтобы каким-то образом смягчить остроту проблемы, закон о гражданской службе был дополнен § 15а. Было установлено, что лица, отказавшиеся от несения военной службы по причине конфликта со своей совестью, в случае отказа и от гражданской службы не принуждаются к ее несению, если дадут обещание добровольно вступить в трудовое правоотношение в больнице или в другом учреждении по лечению, опеке и уходу за больными. Естественно, что такие же последствия наступают для лиц, которые уже находятся в таком трудовом правоотношении (абз.1). Предоставление свободы в избрании вида и места работы, приравниваемой к гражданской службе, связано, однако, с одним дополнительным требованием: продолжительность такой работы как минимум на один год должна превышать установленный срок несения альтернативной гражданской службы.

Несмотря на принятые государством меры, в последние годы число лиц, уклонившихся от несения всех видов государственной службы, значительно возросло. Международная организация помощи заключенным оказывает поддержку в ФРГ лицам, находящимся в тюрьме по причине уклонения от всякого рода государственных служб. Они называются этой организацией политическими заключенными.

Комиссия по правам человека и Европейский парламент неоднократно предлагали отменить обязательность прохождения государственной службы и перейти на добровольный принцип комплектования бундесвера. Однако представители военного ведомства ФРГ считают, что такая система формирования вооруженных сил рухнет при отсутствии государственного принуждения.

В настоящее время данный конфликт не разрешен. Во всяком случае, при вынесении приговоров судьи исходят из того, что законы должны исполнять все граждане, что воинская повинность обязательна для всей мужской части населения ФРГ, а меры уголовно-правового характера являются пока еще эффективным средством ее обеспечения.

Н.А. Шулепов,
заслуженный юрист России, доктор юридических наук,
профессор, член-корреспондент РАЕН,
заведующий кафедрой международного и
конституционного права Московского государственного
лингвистического университета


вверх