назад
06 сентября 2017 13:35 / Москва

Цена времени.

Каждый работник, считающий, что его права нарушены, вправе обратиться в суд (ст. 46 Конституции РФ). Однако многие граждане не осведомлены о том, что право на судебную защиту в ТК РФ строго ограничено определенным сроком. Между тем он наиболее короткий по сравнению со сроками, действующими для других гражданских дел, и при его пропуске суд может отказать работнику в иске.

Положениями ст. 392 ТК РФ установлены сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, где для работника предусмотрено два варианта:

- по делам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки;

- по иным трудовым спорам (к примеру, о признании приказов о переводе, о наложении дисциплинарного взыскания незаконными, о признании неправомерными действий (бездействия) работодателя при обработке и защите персональных данных работника) - трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Как видно, последнее является общим правилом, а первое как отдельный случай - исключением из него.

При этом стоит принимать во внимание, что по сложным трудовым спорам к разным составляющим его исковым требованиям могут применяться разные сроки для обращения в суд за разрешением конфликта.

Как указано в Определении КС РФ от 21.02.2008 N 73-О-О, в ст. 392 ТК РФ регулируются условия, порядок и сроки реализации закрепленного ч. 4 ст. 37 Конституции РФ права на индивидуальные трудовые споры. При этом оговоренный трехмесячный срок более короткий по сравнению с общим сроком исковой давности в гражданском законодательстве. Такой срок, выступая одним из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, не может быть признан неразумным и несоразмерным, поскольку направлен на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника и является достаточным для обращения в суд.

Причем своевременность обращения в суд зависит от волеизъявления работника. Пропущенный же по уважительным причинам срок может быть восстановлен судом, а отказ в восстановлении такового - обжалован в вышестоящий суд.

По указанным причинам установленный трудовым законодательством укороченный срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора не был расценен в упомянутом Определении КС РФ как нарушение конституционных прав граждан.

Как считать

При применении рассматриваемых нами сроков отдельного внимания заслуживает вопрос о нюансах их исчисления (прежде всего, с какого момента и как они исчисляются). Во-первых, принципиальное значение имеет буквально введенная законом альтернатива для начала течения сроков. На практике можно встретить случаи, когда работодатель - ответчик, заявляющий в суде о пропуске истцом срока, ссылается на такие обстоятельства, которые на самом деле юридического значения для его исчисления не имеют. Например, по делам об увольнении работодатель оперирует такими фактами, как "день устного доведения до сведения работника распоряжения работодателя об увольнении", "день ознакомления с приказом об увольнении", "день получения предупреждения (уведомления) о предстоящем увольнении" и т.п., что расходится с днем выдачи копии приказа об увольнении либо трудовой книжки.

В свою очередь, и истец, пропустивший срок, склонен по-разному в свою пользу, но в конечном счете ошибочно толковать нормы материального права. Так, работница при оспаривании произведенного работодателем перевода в рамках мероприятий по сокращению штата просила суд "считать для нее начало течения срока обращения в суд со дня получения ею дополнительных сведений о возможном нарушении права", то есть со дня состоявшегося с коллегой (на ее взгляд, имевшей схожую ситуацию) разговора о восстановлении ее на работе по судебному решению. Удивительно, что такие случаи порой возникают с фактическим пропуском истцом срока на 1,5 - 2 года.

Во-вторых, исчисление анализируемых сроков должно осуществляться с применением правил ст. 14 ТК РФ. В одном из судебных решений г. Барнаула отмечено, что трехмесячный срок для оспаривания законности перевода "начинает течь со дня, следующего за датой", когда истец "узнал о предполагаемом нарушении своего права", с чем нельзя согласиться исходя из буквального толкования нормы ст. 392 ТК РФ. Так, если 20.11.2007 издан приказ о переводе, с которым работник был ознакомлен в этот же день, следовательно, тогда гражданин и узнал о нарушении права и 20.11.2007 начинает исчисляться установленный трехмесячный срок. В ст. 14 закреплено, что течение сроков, с которыми связано возникновение прав (в частности, на обращение в суд), начинается с той календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав. В ст. 392 ТК РФ, как уже отмечалось, течение трехмесячного срока происходит "со дня, когда он [работник] узнал или должен был узнать о нарушении своего права", а не на следующий день.

Если последний день срока приходится на нерабочий день, то днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день. При этом нужно помнить, что в срок, исчисляемый в календарных днях, включаются и нерабочие дни. Так, к примеру, при увольнении 04.12.2009 гражданин, считающий свое увольнение незаконным, может обратиться в суд за разрешением трудового спора со дня прекращения с ним трудового договора при условии вручения ему в этот день копии приказа и (или) трудовой книжки по 11.01.2010. В связи с нерабочими праздничными днями с 1 по 10 января последний день установленного месячного срока приходится на первый рабочий день в январе. Праздничные дни, предусмотренные в ТК РФ, сроки не продлевают и к числу уважительных причин их пропуска не относятся. Несмотря на календарное исчисление срока в приводимом примере более одного месяца, приходящиеся на этот срок праздники фактически (по числу рабочих дней) уменьшили его.

Практика восстановления сроков

Восстановление пропущенных сроков производится судом в порядке, оговоренном п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (в ред. от 28.12.2006).

Важно понять, что сам по себе факт пропуска срока обращения с исковым заявлением не может служить основанием для отказа в его принятии. Суд в предварительном судебном заседании или в ходе судебного разбирательства рассматривает причины пропуска срока, но только в том случае, если об этом будет заявлено ответчиком, так как по собственной инициативе суд в нарушение принципов состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия по гражданским делам не может это предпринять. Вместе с тем, как представляется, разъяснить закон участникам процесса он обязан.

В то же время, как свидетельствуют отдельные судебные решения, даже при разъяснении судом истцу возможности обращения с заявлением о восстановлении пропущенного срока и представления доказательств уважительности причин пропуска срока он, наверное, недооценивая и (или) неверно истолковывая ситуацию, все же этого не делает. Между тем, как известно, под лежачий камень вода не течет. Если имеется уважительная причина, то в интересах истца ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока и одновременно о рассмотрении трудового спора по существу.

Когда же истцом пропущен срок без уважительных причин, даже, к примеру, в случае обоснованных сомнений в законности увольнения, можно ожидать судебного решения об отказе в удовлетворении исковых требований, причем, вероятно, без исследования фактических обстоятельств по делу. Иными словами, пропуск срока на обращение в суд выступает самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований. Неприменение срока судом по заявлению ответчика признается существенным нарушением закона и способно привести к неправильному разрешению трудового спора и к последующей отмене судебного решения.

При обобщении судебной практики по разрешению трудовых споров за 2007 - 2009 гг. в городах Иркутске, Ангарске и Барнауле обнаруживается, что вопрос о восстановлении срока обращения в суд за разрешением трудового спора встает чрезвычайно часто (особенно по делам об увольнениях, поскольку они по-прежнему устойчиво преобладают в общей массе трудовых споров).

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, которые препятствовали работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора. В анализируемых положениях Постановления Пленума ВС РФ содержится примерный перечень таких обстоятельств (доказательств):

- болезнь истца;

- нахождение его в командировке;

- невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы;

- необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи.

Поскольку данный перечень не носит исчерпывающий характер, на практике работники пытаются доказать уважительность пропуска срока, ссылаясь на самые различные причины, в надежде на их восстановление. Но далеко не все из них признаются судом уважительными.

Так, при подаче 11.02.2008 гр-ном Б. иска о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула и компенсации морального вреда в Ангарский городской суд Иркутской области он просил восстановить пропущенный месячный срок, так как является инвалидом, находился на стационарном и затем на амбулаторном лечении. Кроме того, он узнал о нарушении своих прав только тогда, когда получил ответ из отдела труда городской администрации. В ходе судебного заседания исковые требования частично модифицировались, истец попросил изменить формулировку и дату увольнения. В связи с этим представитель истца посчитал необходимым применение трехмесячного срока обращения в суд за разрешением данной категории индивидуального трудового спора.

Однако с доводами истца и его представителя суд обоснованно не согласился. Поскольку при разрешении спора о признании увольнения незаконным, об изменении формулировки причины и даты увольнения суд фактически проверяет законность увольнения работника, к указанным спорам подлежит применению месячный срок независимо от того, заявлялось ли работником требование о восстановлении на работе. Принимая во внимание, что истцу о нарушении его права, связанного с увольнением с работы, стало известно 09.06.2007 (в день издания приказа и получения трудовой книжки, что подтверждалось материалами дела), доводы истца о болезни с 23.11.2007 по 11.01.2008, так же как и ссылки на иные обстоятельства, не имеющие юридических значения и последствий, были признаны судом не основанными на законе. В силу истечения месячного срока для обращения в суд и непредставления документов, подтверждающих уважительную причину пропуска срока, Б. в иске было справедливо отказано (см. архив Ангарского городского суда Иркутской области, гражданское дело N 2-818-08).

Аналогичные судебные решения выносились судами г. Барнаула, где при разрешении спора о признании увольнения незаконным (без требования о восстановлении на работе) также применялся месячный, а не трехмесячный срок обращения в суд, в частности, со ссылкой на отражение данной позиции ВС РФ в Обзоре законодательства и судебной практики за III квартал 2007 г.

Другой пример: А. при обращении в Ленинский районный суд г. Барнаула Алтайского края с иском о восстановлении на работе с истечением месячного срока просил его восстановить, так как "после увольнения он добивался оплаты больничного листа". Поскольку в судебном заседании истец не смог пояснить (а значит, и доказать), в чем заключались препятствия для обращения с иском в суд в установленный законом срок при решении вопроса об оплате листа временной нетрудоспособности, суд не нашел оснований для восстановления пропущенного срока (дело N 2-129/2008).

В юридической литературе последнего времени встречается указание на тот факт, что время, потраченное работником на самозащиту, относится к числу уважительных причин. Примеров, доказывающих правоту данного утверждения, не найдено прежде всего из-за крайне редкого применения на практике института самозащиты нарушенных трудовых прав.

Между тем во всех случаях, когда работники приводили доводы о пропущенном времени в связи с обращением за защитой нарушенного права в органы контроля и надзора, где, как правило, в течение месячного срока оно разрешается, суды оставляли исковые заявления без удовлетворения. Например, в Кировском районном суде г. Иркутска при вынесении решения суд исходил из того, что "обращение в органы государственной инспекции труда и органы прокуратуры не препятствовало истцу обратиться в суд за защитой трудовых прав", следовательно, указанные обстоятельства не явились основанием для восстановления пропущенного срока обращения в суд. Одновременно доводы истца о том, что он своевременно обращался за разрешением трудового спора в комиссию по трудовым спорам (КТС), признаны судом несостоятельными, поскольку в соответствии с требованиями ст. 391 ТК РФ индивидуальные трудовые споры по заявлениям работников о признании перевода незаконным рассматриваются непосредственно в судах (см. архив Кировского районного суда г. Иркутска, гражданское дело N 2-299/2009).

В другой ситуации Октябрьский районный суд г. Иркутска при рассмотрении иска о восстановлении на работе и признании приказа об увольнении незаконным также не счел причину о пропуске срока в связи с затраченным временем на обращение в КТС уважительной. В силу прямого указания в законе (ст. 391 ТК РФ) данная категория дел относится к исключительной компетенции суда. Помимо этого, доводы истца о его обращении в КТС оценены критически, поскольку допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля председатель КТС пояснил, что при обращении работника в комиссию ему было разъяснено, что данный спор не рассматривается в КТС и его разрешение подведомственно суду. Однако представитель истца настояла на принятии заявления, ссылаясь на то обстоятельство, что ТК РФ не предусматривает возможность отказа КТС в принятии заявления. Более того, по ходатайству представителя истца заседание КТС отложено на более поздние сроки (в пределах возможного по закону). В дальнейшем, естественно, КТС отказала в удовлетворении заявления истца по вышеуказанным причинам. Последующие же доводы представителя истца в суде о длительном рассмотрении заявления в КТС признаны несостоятельными (см. архив Октябрьского районного суда г. Иркутска, гражданское дело N 2-440/08). Таким образом, искусственное затягивание времени представителем истца при разрешении спора в конечном итоге не оказалось полезным для лица, чьи интересы он представлял.

Выводы и суждения

Из приведенных примеров видно, что неграмотность или незнание граждан о сроках обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, на которые они ссылаются в исках, а также обращение в юрисдикционные органы не в соответствии с их компетенцией и установленной в законодательстве подведомственностью и подсудностью трудовых дел не рассматриваются судами в качестве уважительности пропуска срока. И в этой части суды единообразно применяют и толкуют нормы закона.

В контексте поднимаемых в статье вопросов также следует учитывать, что обращение в мировой суд с требованием о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы (при условии отсутствия спора о размере задолженности) возможно в любое время. Это обусловлено отсутствием в гражданско-процессуальном и трудовом законодательстве сроков для обращения за выдачей соответствующего судебного приказа.

При оспаривании же суммы долга по заработной плате, когда трудовые отношения не прекращены, а нарушение работодателем обязанности по своевременной и в полном объеме выплате зарплаты и ее отдельных составных частей носит длящийся характер, работник имеет бессрочное право обратиться с иском в районный (городской) суд, то есть независимо от установленных сроков, поскольку, как определено положениями п. 56 вышеназванного Постановления, такое право сохраняется за ним в течение всего периода действия трудового договора. Поэтому правило о сроках обращения в суд в подобных случаях неприменимо.

Думается, что аналогичное правило должно применяться и по отношению к спорам о признании отношений трудовыми: если они не прекращены, то гражданин в любое время при длящемся правонарушении работодателя может обратиться за разрешением данного спора в суд. Но если этот вопрос встает как первоначально необходимый при оспаривании законности и обоснованности, к примеру, увольнения, то указанные исковые требования в совокупности должны заявляться в предусмотренный ст. 392 ТК РФ месячный срок.

Таким образом, закрепленные в ТК РФ своеобразные "давностные" сроки служат одной из предпосылок реализации гражданами права на защиту законных требований в суде. При этом своевременное обращение с иском в суд является для работника основой успеха в разрешении трудового конфликта с работодателем.

Одновременно рекомендуем учитывать, что работники, пропустившие без уважительных причин срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, не лишены права на обращение в органы контроля и надзора за соблюдением трудового законодательства РФ (в первую очередь в Федеральную инспекцию труда и прокуратуру), которые в пределах своей компетенции могут восстановить нарушенное право работника независимо от срока. На основании изложенного, чтобы не пропустить установленный законом срок, целесообразнее сначала обращаться в судебные инстанции, а затем уже пользоваться иными формами и способами защиты трудовых прав и свобод.

  

Автор: Н. Минкина.

вверх