назад
17 сентября 2016 16:38 / Москва

Торговля вещдоками по-новому

Торговля вещдоками по-новому

Мошкович М., Захаров В.

Госдума приняла во втором чтении поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, меняющие порядок реализации вещественных доказательств. Данный законопроект был внесен в Госдуму в марте 2007 г., то есть еще до получившей печальную известность истории с продажей вертолета гражданина Костылева, которая повлекла признание неконституционным ряда положений УПК РФ (Постановление КС РФ от 16.07.2008 N 9-П).

Вопрос о злоупотреблениях при продаже изъятого у граждан имущества и тогда стоял достаточно остро. Оспоренные нормы позволяли отобрать и продать по заниженным ценам любое имущество, имеющее хоть какое-то отношение к уголовному делу. Но решение КС РФ, признавшее неконституционной продажу изъятого имущества без суда, скорость продвижения поправок не увеличило: только в январе 2009 г. они были приняты в первом чтении, и вот спустя год - во втором. Защищают ли они граждан от нарушений их прав на имущество, которое было признано вещественным доказательством по уголовному делу? Прямо скажем, не очень.

Да, реализация громоздких и иных неудобных в хранении вещдоков теперь возможна только по решению суда, если владелец не дал на это свое согласие. Но как это согласие должно быть оформлено, законопроект не оговаривает, следовательно, его легко подделать. Поди потом докажи, что ты такого согласия не давал - имущество-то уже продано...

Поправки требуют оценки такого имущества перед реализацией, но не уточняют, кто должен ее производить. Изменения в Закон об оценочной деятельности, относящие оценку вещдоков к случаям обязательной оценки независимыми оценщиками (на которых настаивали авторы поправок), из законопроекта в процессе обсуждения исключены. Так что кем будет оцениваться имущество и можно ли будет оспорить результаты такой оценки, пока неясно.

Предпринимателей, безусловно, порадует, что возможность реализации больших партий товара согласно тексту законопроекта, предлагаемого к третьему чтению, теперь будет запрещена - таким образом, поставлена существенная преграда для "товарного рейдерства". Такие партии либо хранятся следствием, либо передаются на ответственное хранение владельцу. Однако могут быть проданы (также по решению суда или с согласия владельца) сложные в хранении партии скоропортящихся товаров и подвергающееся быстрому моральному старению имущество (очень непонятный и оставляющий простор для злоупотреблений термин!).

Отметим также, что в Постановлении КС N 9-П речь шла о необходимости принятия для решения вопроса о реализации вещдоков не просто судебного решения, а приговора по уголовному делу либо решения по существу, принятого в порядке гражданского судопроизводства. Только в этом случае будет соблюдено требование ст. 35 Конституции РФ, запрещающей продажу имущества без суда. На это противоречие, кстати, указало перед вторым чтением Комитету по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (ответственному за прохождение законопроекта) и Правовое управление Госдумы. Однако к третьему чтению таких возражений уже не было...

Еще на один важный момент указал судья КС Г.А. Жилин в своем особом мнении по Постановлению N 9-П. Он обратил внимание, что вопрос о порядке реализации рассматривается в УПК РФ применительно только к тем вещдокам, которые не могут храниться при уголовном деле до разрешения дела по существу либо быть возвращены законному владельцу. При этом в качестве препятствия к такому возврату называется ущерб для доказывания.

Тогда как реализация вещдока до разрешения уголовного дела по существу с еще большей очевидностью создаст ущерб для доказывания, чем это было бы при передаче соответствующего имущества его законному владельцу. И действительно, возникает вопрос: какую цель все-таки преследуют представители следствия, стремясь поскорее реализовать вещдоки? Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, объем такого имущества, реализуемого на ранних стадиях процессуального производства, весьма значителен...

В общем, проблема с вещдоками в случае принятия законопроекта имеет все шансы снова стать предметом рассмотрения в Конституционном Суде.

 

вверх