назад
13 декабря 2016 17:33 / Москва

Терроризм и наркобизнес

novostipmr.com

Терроризм как одно из самых опасных проявлений преступности утвердился в качестве глобальной проблемы мирового сообщества. За последние десятилетия терроризм мутировал и превратился в особо жестокий вид преступности. Не в последнюю очередь этому способствовало и налаживание комплексной и достаточно эффективной системы финансирования террористических организаций.

Из всех связей между терроризмом и другими формами преступности связь между незаконным оборотом наркотиков и организацией террористических и радикальных группировок является самой сильной, или по крайней мере наиболее задокументированной.

В настоящее время терроризм пересекается с разными видами организованной преступности - торговлей оружием, торговлей людьми, коррупцией, отмыванием денег и, не в последнюю очередь, наркобизнесом. Главный интерес для террористов представляет именно доход, получаемый от преступного бизнеса. Естественно, что и для обычных преступников главным интересом является доход, но разница кроется именно в том, что преступники преследуют цель личного обогащения, а террористы используют данные доходы для финансирования террористической деятельности. Хотя не исключены случаи, когда некоторые члены террористических организаций используют средства, полученные от преступной деятельности, в целях улучшения личного благосостояния.

9 декабря 1994 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию о мерах по ликвидации международного терроризма, в которой акцентируется озабоченность "по поводу возрастающих и опасных связей между террористическими группами и торговцами наркотиками и их полувоенными бандами, которые прибегают к любым видам насилия, тем самым создавая угрозу конституционному строю государств и нарушая основные права человека".

Примерно по отношению к половине из 28 организаций, официально классифицированных Госдепартаментом США как террористические, имеются данные о связях с наркобизнесом. В Южной Америке это три организации, базирующиеся в Колумбии: Армия Национального Освобождения (Ejercito Zapatista de Liberacion Nacional - EZLN), Революционные Вооруженные Силы Колумбии (Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia - FARC), Объединенные Силы Самообороны Колумбии (Autodefensas Unidas de Colombia - AUC) и одна из Перу - Светлый Путь (Sendero Luminoso). Колумбийские и перуанские группировки, вовлеченные в производство наркотиков, контролируют зоны выращивания коки, лаборатории по переработке и каналы трафика, устанавливая своеобразный налог от 100 до 500 долларов США на килограмм кокаина. Также существуют данные, что FARC и EZLN осуществляют перевозку и распространение наркотиков, обменивают наркотики на оружие.

В Европе баскская организация ЭТА имеет связи с наркобизнесом. Ее члены вовлечены в разные незаконные операции, в том числе и торговлю наркотиками. Существуют данные, которые дают повод предполагать, что и Ирландская Республиканская Армия ранее могла быть причастна к некоторым операциям с наркотиками. Бывшие боевики и группировки из Албанской Армии Освобождения очень хорошо позиционированы для использования и прикрытия "балканского пути" трафика наркотиков в Европу из Афганистана и Пакистана. Представители руководства США, ссылаясь на разведданные, утверждали, что с 2002 г. албанские экстремисты используют деньги, полученные за обеспечение перевозки наркотиков, для перевооружения.

Ни для кого не секрет, что наркобизнес - сверхприбыльный вид деятельности. Он является, по сути, многомиллиардной индустрией, производимые продукты которой даже не нуждаются в продвижении и рекламе - сам так называемый западный образ жизни и строжайшие запреты на употребление наркотиков являются идеальной и бесплатной рекламной кампанией для наркобизнеса.

Как это ни странно, именно запрет на продажу и употребление наркотиков делает этот бизнес очень прибыльным. Например, цена производства одного килограмма опия в Афганистане составляет 30 - 70 долларов США, т.е. 3 - 7 центов за грамм. Продается же грамм в США уже примерно за 40 долларов, т.е. цена продажи приблизительно в 550 раз выше, чем цена производства. Здесь кроется огромнейший финансовый потенциал, недосягаемый для легального бизнеса даже в идеальных условиях.

По данным ООН, годовой оборот наркотиков оценивается в 317 миллиардов долларов и сравним с годовым бюджетом такой страны, как Германия.

Интересен тот факт, что 44% продаж наркотиков приходится на Северную Америку, 33% на Европу, а на Африку всего лишь 4%. Эти факты объясняют мотив особого интереса исламских террористических организаций в поддержке наркобизнеса - путем распространения наркотиков они подрывают моральные принципы и здоровье общества своих идеологических врагов. Исламистские радикалы имеют отрицательное отношение к потреблению наркотиков, но возможность использования доходов от их сбыта в целях финансирования джихада оправдывается необходимостью таким образом "изнутри ослабить Запад".

Исламистские террористические организации имеют ряд преимуществ, которые делают их очень привлекательными для представителей наркобизнеса.

Так, исламистские организации (например, "Аль-Каида") базируются в труднодоступных регионах Пакистана и Афганистана. Отсутствие контроля со стороны правоохранительных органов делает эти регионы очень привлекательными для выращивания маковых культур и их переработки.

Кроме того, террористические организации имеют разветвленную сеть ячеек и последователей в странах транзита наркотиков и в странах конечного назначения, т.е. уже существует практически готовая система транспортировки и сбыта наркотиков, которая изначально имеет наиболее высокий уровень собственной безопасности, чем другие сети. Это обусловлено, во-первых, идеологической преданностью (транспортировка и распространение наркотиков делаются не столько ради денег, сколько ради уничтожения противника) и, во-вторых, скрытностью и закрытостью этих сетей, а также строгим отбором членов локальных ячеек.

Истоки сотрудничества между террористами и наркобизнесом лежат в 80 - 90-х годах XX в. Еще в 1994 г. представитель Интерпола Икбал Хусейн Ризви заявил в интервью агентству "Рейтер", что торговля наркотиками стала основным средством финансирования терроризма.

Расследование террористических актов 11 сентября 2001 г. в США стало отправной точкой для переосмысления отношений между терроризмом и наркобизнесом и даже послужило поводом для введения в обиход нового термина - "наркотерроризм".

Само понятие "наркотерроризм" было впервые использовано президентом Перу Белаунде Терри в 1986 г. В дальнейшем этому явлению был посвящен ряд крупных работ зарубежных авторов <1>, но, пожалуй, самое ясное и всеобъемлющее определение наркотерроризму дал американец Грегори Петракис. Он выделил 3 направления наркотерроризма:

--------------------------------

<1> См., напр.: Федоров А.В. Рецензия на книгу Роберта Б. Чарльза "Наркотики и терроризм". США. Филадельфия: Издательство "Челси Хауз". Компания "Хайц Кросс Коммюникейшнс" // Наркоконтроль. 2006. N 2. С. 46 - 47.

1) радикальные и террористические организации используют торговлю наркотиками для поддержки своих политических убеждений;

2) государства поддерживают операции "наркотики в обмен на оружие" и другие операции с наркотиками для усиления своих финансовых и политических возможностей и поддержки нестабильности;

3) организованные преступные группы, вовлеченные в торговлю наркотиками, используют террористические тактики (взрывы бомб, похищения людей, убийства) для увеличения доходов.

Но, как заметил австралийский криминолог Грант Уордлоу: "Наркотерроризм появился как сильнейшее оружие в пропагандистской войне, осуществляемой правительствами стран против террористов, радикальных элементов, организованной преступности, наркоторговцев и даже против других государств".

Понятие "наркотерроризм" относится не только к террористическим организациям, которые частично финансируются из незаконного оборота наркотиков, но и к организованным преступным группам, занимающимся наркобизнесом и зачастую пытающимся запугать государственную власть путем осуществления террористических актов. Одним из самых ярких примеров тому стал колумбиец Пабло Эскобар, лидер Медельинского картеля, который в 80-х и 90-х годах прошлого столетия контролировал почти весь экспорт наркотиков из Колумбии в США. Стоит отметить, что в этот период колумбийский кокаин занимал 80% рынка наркотиков США. Начав как мелкий преступник, организовывая разные криминальные схемы зарабатывания денег (кража автомобилей, разбойные нападения, похищение и убийство людей), используя свой талант лидера и беспредельную жестокость, Эскобар сумел очень быстро создать могущественный преступный картель и стать одним из богатейших людей планеты (примерное состояние - 30 миллиардов долларов США по подсчетам Forbes в 1989 г.).

В то же время организованную преступность и терроризм, как представляется, правильнее всего рассматривать как два разных феномена. Террорист, по нашему мнению, - это человек с ясными политическими целями, предполагающими устранение власти или изменение политической ситуации в каком-либо регионе или стране, и имеющий определенный набор представлений о мерах для реализации своих целей. Участники же организованных преступных сообществ в большинстве случаев сопротивляются политическим потрясениям и стремятся к благоприятным для их деятельности условиям относительной стабильности. В отличие от террористов, пропагандирующих стремление к "идеальному государству", ради которого отдельные из них готовы отдать свои жизни, преступники не видят смысла в самопожертвовании, у них нет чувства "победы" или "поражения", как у террористов, они действуют согласно поставленным целям, которые должны быть реализованы с максимальной выгодой и минимальным риском. В общих чертах система организованной преступности не направлена против существующего государственного строя как такового, она является параллельной организационной моделью со своими законами и правилами, иерархией и вооруженными силами.

В отличие от террористической организации, чей смысл существования - прямая конфронтация с государством, существование преступной организации зависит от деятельности внутри государства и от проникновения криминальных элементов в политическую, экономическую и социальную сферы.

Террористические и криминальные организации идут разными путями к разным целям. Тем не менее это не мешает их путям пересекаться и создавать опасные и выгодные альянсы.

Конечно, было бы ошибочно утверждать, что все террористические организации сотрудничают с организованной преступностью, как было бы ошибочно утверждать, что терроризм финансируется в большей степени из наркобизнеса. Да, существует связь и есть доказательства причастности некоторых террористических и радикальных организаций к торговле наркотиками, но эти доказательства не полны. И этому есть свои причины. Государства и спецслужбы, исходя из принципа разумности и оберегая своих сотрудников под прикрытием и другие источники, дозированно и осторожно делают публичными секретные данные о связях между наркоторговлей и международным терроризмом. Некоторые аналитики и журналисты ставят под сомнение масштаб и даже само существование связей между наркобизнесом и терроризмом, но факты говорят сами за себя, и невозможно отрицать, что при существовании взаимовыгодных условий эти две отрасли преступности будут обязательно сотрудничать.

Республика Молдова, будучи полноправным и ответственным членом международного сообщества, постоянно принимает все доступные организационные и юридические меры по предотвращению распространения наркотиков. Законодательные механизмы, используемые в Республике Молдова, - это прежде всего Уголовный кодекс <2> и Кодекс о правонарушениях <3>. В момент принятия в 2002 г. Уголовный кодекс Республики Молдова (далее - УК РМ) представлял собой уже достаточно хороший правовой документ, тем не менее практика его применения выявила много недостатков. Особенно это касается преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. УК РМ в редакции 2002 г. имел всего три статьи (ст. 217 "Незаконный оборот наркотических, психотропных веществ или их аналогов", ст. 218 "Незаконное назначение или нарушение правил оборота наркотических или психотропных веществ" и ст. 219 "Организация или содержание притонов для потребления наркотических или психотропных веществ"), которые относились к обороту наркотиков. При этом ст. ст. 218 и 219 были редко востребованы. В результате ст. 217 УК РМ получилась громоздкой и обобщала все возможные составы преступлений, связанных с оборотом наркотиков. В практике появились проблемы с квалификацией преступлений и индивидуализацией наказаний. Также некоторые специалисты критиковали эту статью из-за несоответствия стандартам Совета Европы в отношении прав человека. Молдавский Парламент, приняв к сведению все замечания, изменил в 2005 г. ст. 217 УК РМ, одновременно добавив шесть новых статей, индивидуализирующих разные составы преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

--------------------------------

<2> См.: Закон Республики Молдова от 18 апреля 2002 г. N 985 "Уголовный кодекс Республики Молдова" // Мониторул Офичиал. 2002. N 128-129/1012.

<3> См.: Закон Республики Молдова от 24 октября 2008 г. N 218 "Кодекс Республики Молдова о правонарушениях" // Мониторул Офичиал. 2009. N 3-6/15.

Вступление в силу Кодекса о правонарушениях в 2009 г. ознаменовало конец эпохи использования Кодекса об административных правонарушениях, доставшегося в наследство от Молдавской ССР. Правонарушения, связанные с наркотиками, установлены в четырех статьях (ст. ст. 85 - 88) этого Кодекса.

Также были приняты: Закон от 6 мая 1999 г. N 382-XIV "Об обороте наркотических, психотропных веществ и прекурсоров" <4>; Закон от 6 декабря 2001 г. N 713 "О контроле и предупреждении злоупотребления алкоголем, незаконного потребления наркотиков и других психотропных веществ" <5>; Постановление Правительства от 17 марта 2007 г. N 314 "Об утверждении Плана действий по борьбе с наркоманией и наркобизнесом на 2007 - 2009 годы" <6>. В настоящее время ждет утверждения Национальная стратегия по борьбе с наркотиками на 2010 - 2017 годы, выработанная согласно рекомендациям Евросоюза.

--------------------------------

<4> См.: Закон Республики Молдова от 6 мая 1999 г. N 382-XIV "Об обороте наркотических, психотропных веществ и прекурсоров" // Мониторул Офичиал. 1999. N 73-77/339.

<5> См.: Закон Республики Молдова от 6 декабря 2001 г. N 713 "О контроле и предупреждении злоупотребления алкоголем, незаконного потребления наркотиков и других психотропных веществ" // Мониторул Офичиал. 2002. N 36-38/208.

<6> См.: Постановление Правительства от 17 марта 2007 г. N 314 "Об утверждении Плана действий по борьбе с наркоманией и наркобизнесом на 2007 - 2009 годы" // Мониторул Офичиал. 2007. N 43-46/339.

Организационными мерами, предпринятыми Республикой Молдова, являются создание Межведомственной комиссии по борьбе с наркоманией и наркобизнесом, целью которой определены взаимодействие, сотрудничество и оперативный обмен информацией между органами, наделенными функциями по борьбе с наркоманией, - Министерством внутренних дел, Генеральной прокуратурой, Службой информации и безопасности, Таможенной службой, Пограничной службой, Министерством здравоохранения, и создание в составе Министерства здравоохранения Постоянного комитета по контролю за наркотиками, регулирующего деятельность, связанную с законным оборотом наркотиков в Республике Молдова.

Республика Молдова не представляет интерес для наркоторговцев как рынок сбыта из-за небольшой численности населения, но географическое расположение делает ее очень привлекательной для наркотрафика. Вступление Румынии в Евросоюз в 2006 г. означало, что государственная граница Румынии и Республики Молдова становится границей ЕС. Привлекательность территории страны для переправки наркотиков подтверждается и одним из самых громких уголовных дел с момента провозглашения независимости Республики Молдова. В марте 2008 г. в Кишиневе были задержаны двое граждан Турции, которые перевозили в микроавтобусе 200 кг героина стоимостью свыше 10 миллионов долларов США. В результате следственных мероприятий были задержаны и несколько сотрудников полиции, которые, как позже было доказано в суде, помогали в беспрепятственном передвижении курьеров по территории страны.

Дончу А., Мардарь А.

вверх