назад
10 января 2017 19:29 / Москва

Сведение с престола Василия Шуйского и подтверждение гарантий судебной защиты прав подданных в нормативных актах "Седьмочисленного" правительства (Семибоярщины)

orangejeep.org

Заключение Договора с польским королем Сигизмундом III Августом о приглашении на русский престол королевича Владислава 4 (14) февраля 1610 г. предполагало прекращение военных действий с польской стороны против Русского государства. Однако события развернулись по другому сценарию.

Сигизмунд III не снял осады со Смоленска и, более того, направил польские войска под командованием Станислава Жолкевского для занятия Москвы. Правительственное войско, высланное ему навстречу, потерпело поражение; наемные отряды с частью русского войска перешли на сторону Жолкевского, а шведские силы под командованием Я.П. Делагарди, не оказав обещанной Василию Шуйскому по Договору 1609 г. помощи, повернули на север для закрепления оккупированных Новгородских земель за шведским королем.

Положение царя Василия Шуйского в столице значительно ухудшилось. С одной стороны, росла его непопулярность, а с другой - выполнение Договора с польским королем Сигизмундом о приглашении королевича Владислава на Московское государство могло бы стать возможным только в случае сведения с престола царя Василия Шуйского и избрания "всей землей" королевича Владислава. Многие люди верили, что это единственный путь прекращения междоусобия, окончания братоубийственной гражданской войны и пресечения польской интервенции.

В условиях политического кризиса в июле 1610 г. царь Василий Шуйский был детронирован. В его низложении участвовали дворяне во главе с популярным предводителем рязанского дворянства Захарием Ляпуновым и московские посадские люди. Современник событий И.М. Катырев-Ростовский утверждает, что в свержении Шуйского приняло участие "множество народа царствующего града" <1>. Историк Смуты С.Ф. Платонов также говорит о "скопище народа", которое собралось на Красной площади во время сведения Шуйского с престола <2>. "Новый Летописец" рассматривает акт сведения с престола царя как "измену" и приписывает боярам сложную политическую интригу, ссылаясь на договоренность между ними и "воровскими полками" (бывшими на стороне Лжедмитрия II), в том, что они "отстанут от Тушинского" (Лжедмитрия II), а они (московские бояре), в свою очередь, "отстанут от Московского царя Василья", и тогда все "соопча" выберут государя. Далее летописец подробно описывает саму процедуру сведения царя с престола. "...Захарей Ляпунов да Федор Хомутов на Лобно место выехавша и з своими советники завопиша на Лобном месте, чтобы отставить царя Василья. К их же совету присташа и многие воры и вся Москва внидоша во град и бояр взяша и патриарха присташа на Лобном Ермогена насильством приведоша его в Москву к Серпуховским воротам и начаша вопити, чтоб царя Василья отставити. Патриарх же Ермоген укрепляше их и заклинаше (т.е. возражал и отговаривал. - Н.Х.). Они же отнюдь не уклоняхусь и на том положиша, что свести с царства царя Василья. Царь же Василий, седя на царстве своем, многие беды прия и позор и лай. Напоследи же от своих сродичей прия конечное бесчестие... (так летописец оценил факт сведения его с престола. - Н.Х.). Царства же его было 4 лета и 3 месяцы". На следующий день "царя Василия и его царицу насильно постригли в монашество" <3>.

--------------------------------

<1> Повесть книги сея от прежних лет... // РИБ. Т. XIII. Изд. 3. Ст. 601 - 606.

<2> Платонов С.Ф. К истории московских земских соборов: Сб. статей по русской истории (1883 - 1912). СПб., 1912. Изд. 2. С. 305 - 306.

<3> ПСРЛ. Т. XIV. Ч. 1. С. 99 - 100.

Василия Шуйского принято характеризовать как слабого и неумелого царя, еще более подтолкнувшего своей политикой страну к катастрофе. Однако эта оценка не вполне объективна. Василий Шуйский дважды участвовал в заговоре против Лжедмитрия. В первом случае он был предан кем-то из своих сообщников, разоблачен и приговорен к смертной казни и его голова уже лежала на плахе. Сведений о том, что он молил о прощении или пощаде, не имеется. Боярин готов был мужественно принять казнь, но в последние минуты был помилован Лжедмитрием I. Василия Шуйского эти обстоятельства не устрашили, и он немедля принялся за организацию второго заговора, на этот раз закончившегося успешно: Лжедмитрий был свергнут 17 мая 1606 г., а на престол вступил сам глава заговорщиков - Василий Шуйский. Вступление на престол новый царь ознаменовал политическим манифестом: Крестоцеловальной (Подкрестной, Клятвенной) записью, в которой впервые в истории России объявил всем своим подданным о правовой защите их жизни, чести и имущества и об их равенстве перед законом и судом. Заняв престол, Василий Шуйский не постеснялся сказать народу правду о смерти царевича Дмитрия, хотя незадолго перед этим обманывал его, убеждая принять Лжедмитрия как законного наследника престола. Царь объяснил свое поведение желанием свести с престола Бориса Годунова, который захватил его при помощи обмана и коварства. Красочно организованным перенесением мощей царевича Дмитрия из Углича в Москву (царь лично участвовал в этом шествии) и захоронением их в Кремле в Архангельском соборе Шуйский как бы оправдывался перед народом, подтверждая истинную правоту своих настоящих намерений. Одновременно он хотел убедить народ в смерти царевича Дмитрия, непосредственным лицезрением его мощей в целях предотвращения дальнейших попыток захвата престола, используя его имя.

Одним из первых мероприятий Шуйского было сведение патриарха Игнатия (способствовавшего Лжедмитрию I) и поставление в патриархи авторитетного казанского митрополита Гермогена. "По воцарании своем царь Василей сево злокозненного собеседника Ростригина, патриарха Игнатия, с престола сведе и положи на него черное платье и отсла его в Чюдов монастырь под начало. На престол же возведен бысть Казанский митрополит Гермоген и поставлен бысть в патриархи Московскими властьми: архиепискупы и епископы и архимариты и игумены" <4>. Казанский митрополит Гермоген был авторитетным и весьма непреклонным в своих действиях иерархом Церкви.

--------------------------------

<4> ПСРЛ. Т. XIV. С. 69 - 70.

Василий Шуйский сумел разбить повстанцев, шедших к Москве под руководством Болотникова, причем он сам лично участвовал в сражении с ними. Долгое "осадное сидение в Москве" не привело к сдаче столицы Лжедмитрию II; войска царя сумели сдержать оборону столицы. Москва была открыта польско-литовским войскам боярами уже после сведения Василия Шуйского с престола.

Понимая необходимость в создании современной армии, царь Василий написал первую в России книгу о воинском искусстве. Составленная им в 1607 г. "Воинская книга" представляла собой "учебное пособие для артиллеристов", в ней описывались рецепты приготовления пороха и некоторые способы стрельбы. В этой книге получил отражение существовавший в то время уровень знаний в области физики и химии. При ее составлении Василий Шуйский ознакомился с целым рядом западноевропейских произведений на данную тему, специально заказав их переводы. Труд "получился объемным и содержательным", состоящим из 663 статей, в которых расписывались также "права и обязанности командного состава". Приведенные данные свидетельствуют об образованности царя Василия, кругозоре его интересов и уровне его менталитета <5>.

--------------------------------

<5> См.: Лобин А. Как Василий Шуйский создавал воинский устав // Смута в России. XVII в. С. 28 - 29.

Следует отметить, что и в своей Крестоцеловальной записи он также обнаружил знакомство с европейским законодательством и широкий по тем временам взгляд на права человека перед лицом закона и суда. Принятые им впоследствии нормативные акты свидетельствуют о том, что он не отступил от принципов правосудия, сформулированных им в Крестоцеловальной записи, и придерживался правил, согласно которым все спорные вопросы между подданными, к каким бы сословиям они ни принадлежали, должны решаться в судебном порядке, на основании действующих законов. Вполне вероятно допустить, что царь принимал активное участие и в составлении Сводного судебника 1606/07 г., ставшего одним из основных источников Соборного уложения 1649 г. <6>.

--------------------------------

<6> Этот вопрос нуждается в дополнительном исследовании.

Василия Шуйского после сведения с престола гетман Жолкевский отправил к польскому королю Сигизмунду III Августу, жаждущему насладиться унижением поверженного врага - бывшего русского царя. Однако Василий Шуйский такого удовольствия ему не доставил. Он вел себя достойно и мужественно. Сцена разговора польского короля с Василием Шуйским описана в Новом летописце: "Етман (гетман Жолкевский. - Н.Х.) приде с царем Василием x королю под Смоленск, и поставиша их (Василия с братьями, князьями Шуйскими) перед королем. Царь же Василий ста и не поклонился королю. Они же ему вси рекоша: "поклонися королю". Он же крепко мужественным своим разумом напоследок живота своего даде честь Московскому государству и рече им всем: "не довлеет Московскому царю поклонитися королю; то судьбами есть праведными и Божими, что приведен я в плен; не вашими руками взят бых, но от Московских изменников, от своих раб отдан бых". Король же и вся рада паны удивишася его ответу" <7>. Современный исследователь В.Н. Козляков, выражая сомнение в действительном существовании этой сцены, соглашается, однако, с тем, что Василий Шуйский окончательно обстоятельствам не покорился, что стало широко известно в русском обществе (поскольку все описываемые летописцем события происходили в Смоленске) и в конце концов привело к осознанию и осуждению русским народом предательства, совершенного по отношению к своему царю. "Что-то сдвинулось в сердцах его бывших подданных, те, кто еще недавно проклинал князей Шуйских во всех бедах, готовы были снова поддержать их в падении. Но, увы, оказалось поздно, и этот позор выдачи царя в плен королю Речи Посполитой, воевавшему под Смоленском, останется навсегда. Мученическая участь царя Василия чем дальше, тем больше делала его жертвой, а не виновником переживаемых обстоятельств самой тяжелой годины Смутного времени" <8>.

--------------------------------

<7> ПСРЛ. Т. XIV. С. 104.

<8> Козляков В.Н. Василий Шуйский. М., 2007. С. 246 - 248.

За короткие годы своего царствования Шуйский совершил немало ошибок, но время было трагическое и сложное, и в такой обстановке было исключительно трудно выработать правильную политическую линию и последовательно ее придерживаться. Тем не менее справедливо наряду с ошибками и колебаниями этого царя отметить и то положительное, что было в его царствовании и личности. В мужестве, как было отмечено выше, ему отказать действительно невозможно. О чем свидетельствуют и его победа над повстанцами, и поведение во время раскрытия первого заговора против Лжедмитрия I, и "крепкое сидение" в осаде в Москве, и, наконец, достойное поведение в плену.

С.Ф. Платонов считает, что "свержение московского государя было последним ударом московскому государственному порядку. Западные окраины были в обладании иноземцев, юг давно отпал в воровство"; под столицею стояли два вражеских войска, готовых ее осадить. Остальные области государства не знали, кого слушать и кому служить" <9>.

--------------------------------

<9> Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI - XVII вв. М., 1937. С. 340.

После сведения Василия Шуйского с престола власть перешла к группировке бояр во главе с князем Ф.И. Мстиславским ("Седьмочисленные бояре" - Семибоярщина), которые поддерживали призвание королевича Владислава на российский престол. С ними соглашались далеко не все россияне. Так, например, автор "Хронографа" 1617 г. осуждал намерения и боярского правительства и считал, что "Седьмочисленные же бояре Московские державы всю власть Русские земли предаша в руце литовских воевод". Причину такого поведения с их стороны он усматривает в том что "оскудеша умом премудрые старцы, изнемогша чюдные советники, и отъя Господь крепкие земли. Все же сие, Богу на ны попущающе за премногое наше согрешение" <10>.

--------------------------------

<10> Хронограф 1617 г. // РИБ XIII. Изд. 2. Ст. 1309 - 1310.

Боярское правительство, со своей стороны, более всего беспокоилось о возможности занятия престола Лжедмитрием II или каким-либо иным самозванцем. Его глава князь Ф.И. Мстиславский обратился к гетману Жолкевскому с просьбой защитить Москву от Лжедмитрия II. "Седьмочисленное" правительство имело намерение, судя по разосланным им по городам окружным грамотам, собрать Земский собор для избрания королевича Владислава в цари, но это мероприятие им не удалось осуществить, поскольку люди из городов не приехали; как полагает летописец, из-за "лютого пожара", разгоревшегося по всей русской земле. Действительно, во многих "городах и весеях" вспыхивали восстания, сопровождаемые грабежами и разбоями. В этих обстоятельствах Владислава практически избрала и присягнула ему только Москва. "Новый Летописец" так прямо об этом и сообщает: "На Москве же бояре и все людие московские, не сослався з городами избраша на Московское государство Литовского королевича Владислава" <11>.

--------------------------------

<11> ПСРЛ. Т. XIV. Ч. 1. С. 100.

При переходе власти в руки "Седьмочисленных" бояр были составлены окружные грамоты, которые направлялись в различные города Московского государства. Сохранилась "Окружная грамота бояр, окольничих и всех чинов Московского государства в Пермь Великую о сведении царя Василия Иоанновича Шуйского" от 20 июля 1610 г. <12>. Из нее следует, что бояре не пытались "восхитить" на себя всю власть в государстве, а декларировали себя только в качестве временных правителей, действующих до избрания "всею землею царя".

--------------------------------

<12> См.: ААЭ. Т. 2. N 162. С. 277 - 280.

В Грамоте излагались причины сведения Василия Шуйского с престола и декларировался "законный" порядок осуществления акта детронирования. В ней сообщалась, что "дворяне и дети боярские всех городов, и гости, и торговые люди, и стрельцы, и казаки, и посадские люди, и всяких чинов люди всего Московского государства, поговоря меж себя и услыша украинных городов ото всяких людей, что государя царя и великого князя Василия Ивановича всеа Руси на Московском государстве не любят, и к нему, к государю, не обращаются, и служити ему не хотят, и кровь крестьянская межусобная льется многое время, и встал отец на сына и сын на отца, друг на друга и, видя всякие люди Московскому государству такое конечное разоренье, били челом ему, государю, всею землею, всякие люди чтоб государь государство оставил для межусобной брани и для того, которые от него государя боясь опалы, или которые его государя не любя, и к нему к государю и ко всему Московскому государству не обращаются, и те б все были в соединении и стояли б за православную крестьянскую веру, все заодно". В Грамоте неоднократно подчеркивалось, что решение было принято "всей землей", а инициаторами его явились всех чинов люди Московского государства.

В подобных грамотах, отправленных и в другие города, не только сообщалось о сведении с престола царя Василия, но и содержалось обращение от имени "людей всей земли", призывающее всех россиян "стояти заодни" "всею землею" и отстаивать независимость своего государства.

Сохранилась Крестоцеловальная запись на присягу московским боярам ("Седьмочисленному" правительству), принявшим управление государством во время междуцарствия, датированная 24 июлем 1610 г. В ней изложены взаимные обязательства, данные, с одной стороны, всеми чинами Московского государства ("всею землею") "Седьмочисленному" правительству, в лице князя Ф.И. Мстиславского "с сотоварищи", а с другой - самим этим правительством народу.

Все чины Московского государства целовали крест "на том, что нам во всем их (правительство. - Н.Х.) слушати и суд их всякой любити, что они кому за службу и за вину приговорят, и за Московское государство и за них стояти и с изменниками битись до смерти; а вора, кто называется царевичем Дмитрием, на Московское государство не хотети; и меж себя, друг над другом и над недругом, никакого дурна не хотети; и недружбы своей никому не мстити, и не убивати, и не грабити, и зла никому ни над кем не мыслити, и в измену во всякую никому никуда не хотети" <13>.

--------------------------------

<13> АИ. Т. 2. XI. Междуцарствие. N 287. С. 388.

Боярское правительство, со своей стороны, также обязывалось "стояти за Московское государство" и судить весь народ "праведным судом", и "выбрати нами (боярами), со всякими людьми, всею землею, сослався с городы, кого Бог даст на Московское государство".

Знаменательно, что в Крестоцеловальной грамоте от 24 июля 1610 г. наряду с обязательством по защите Отечества и законным избиранием царя на российский престол упоминаются, с одной стороны (от всех чинов), требования правосудия, ожидаемого от власти, а с другой (от Боярского правительства) - заверения в его неуклонном соблюдении.

В этом акте декларировались обещания, приносимые от имени "всей земли" о прекращении со стороны народа самоуправных и бессудных расправ, которые имели место в гражданскую войну. В памяти составителей этого документа еще свежи были воспоминания о том, как Лжедмитрия убили "всем Московским народом" и учинили беспорядки и погромы дворов и домов в столице.

Правительство, со своей стороны, также обязалось не совершать никаких бессудных расправ "и никакого убийства и никаково дурна" не только по отношению к народу, но и к сведенному с престола царю Василию Шуйскому и его родне: государыне и его братьям.

Василию Шуйскому предписывалось "впредь на Государстве не сидети", а его братьям князьям Дмитрию и Ивану Шуйским "с бояры в приговоре не сидети", т.е. они исключались из состава Боярской думы <14>.

--------------------------------

<14> Там же.

В.Н. Козляков характеризовал акты, изданные "Седьмочисленным" правительством: "Окружную грамоту" 20 июля и Крестоцеловальную запись 24 июля 1610 г. как "конституцию нового порядка, установившегося после 17 июля 1610 г." <15>, т.е. после свержения с престола Василия Шуйского.

--------------------------------

<15> Козляков В.Н. Смута в России... С. 301.


Харина Н.В.

вверх