назад
19 декабря 2016 21:17 / Москва

Современное пиратство: некоторые правовые и практические проблемы противодействия

tjur.ru

События в Аденском заливе, масштабы пиратских захватов близ берегов Сомали за последние несколько лет перевернули современное представление о пиратстве как о пережитке прошлого, стали темой "номер один" в средствах массовой информации и вызывают все большую озабоченность мирового сообщества.

В целом географический диапазон охвата пиратской деятельности чрезвычайно широк. Традиционно пиратским регионом считается Юго-Восточная Азия, более 500 зарегистрированных случаев нападений произошли именно здесь <1>. Опасными считаются прибрежные воды Южной и Средней Америки (Карибское море, воды Коста-Рики, Бразилии, Колумбии), Западное и Восточное побережье Африки (район Гвинейского залива и территориальные воды Нигерии, Анголы и Сомали), район Азиатско-Тихоокеанского региона, побережье Индии и Шри-Ланки, зона Малаккского и Сингапурского проливов, Таиландский залив и Южно-Китайское море.

--------------------------------

<1> См.: Барри Харт Дабнер. Современное пиратство // МЖМП. 1996. N 4. С. 107 - 109.

Однако самой опасной сегодня, как известно, считается акватория Аденского залива: из 293 нападений, официально зарегистрированных в 2008 г., у побережья Сомали имело место 111 инцидентов - чуть меньше половины <2>. Согласно Докладу Группы контроля по Сомали, представленному на рассмотрение членов СБ ООН, в 2009 г. Центр сообщений о пиратстве Международного морского бюро зарегистрировал в общей сложности 217 нападений сомалийских пиратов в районе Африканского Рога, что на 95 процентов больше по сравнению с предыдущим годом. К концу 2009 г. в плену у пиратов находились 12 судов и 263 члена экипажа. Всего в 2009 г. было захвачено 47 судов, примерная сумма выкупа за которые составила 82 миллиона долларов США <3>. Однако точные цифры неизвестны, и по другим оценкам за год пиратам в регионе Сомали удалось получить 120 - 150 миллионов долларов в виде выкупов <4>.

--------------------------------

<2> Российская газета. 2009. 5 июня. N 4926.

<3> Сомалийские пираты расширили район своих действий и стали нападать на крупные быстроходные суда // Центр новостей ООН. URL: http:// www.un.org/ russian/ news/ fullstorynews.asp?newsID= 13267.

<4> См.: интервью заместителя Генерального прокурора РФ Александра Звягинцева "Российской газете" // Российская газета. 2009. 13 мая. N 4908.

По разным данным, общий ущерб от современного пиратства в мире составляет 13 - 16 миллиардов долларов в год, однако эксперты оценивают не только колоссальный экономический ущерб, но и с озабоченностью отмечают, что нападения пиратов могут спровоцировать экологическую катастрофу (например, в результате взрыва танкера). Нельзя также исключать и возможности объединения вооруженных пиратских банд с международными террористическими организациями, что может привести к совершенно непредсказуемым результатам.

Оценивая меры, осуществляемые государствами в сфере борьбы с преступлениями, совершаемыми на море, в том числе с пиратством, Ю.С. Ромашев выделяет факторы, снижающие их эффективность. Это: отсутствие единых подходов; не отвечающая современным требованиям правовая база; недостаточный уровень взаимодействия компетентных органов государств; отсутствие единой системы наблюдения за надводной обстановкой на море; недостаточное техническое оснащение правоохранительных органов; отсутствие общепризнанной нормативно-правовой базы по вопросам самообороны судов и технических средств связи и ряд других факторов <5>.

--------------------------------

<5> См.: Ромашев Ю.С. Борьба с преступлениями международного характера, совершаемыми на море (терроризм, пиратство, незаконный оборот наркотиков и другие преступления). М.: Росконсульт, 2001. С. 72 - 73.

Сегодня существуют различные точки зрения на то, каким образом можно предотвратить захваты судов, начиная с вооружения экипажа и заканчивая включением в состав команды корабля вооруженной охраны (сотрудников ЧОПов, специальной службы полиции, службы эскорта и т.д.). Между тем еще в 1999 и 2002 гг. Международная морская организация разработала циркуляры, содержащие рекомендации правительствам и руководящие указания судовладельцам, капитанам и экипажам судов по предупреждению и пресечению актов пиратства и вооруженного разбоя на море <6>. С учетом последних обстоятельств, а также в связи с введением в действие с 1 июля 2004 г. Международного кодекса по охране судов и портовых средств, эти рекомендации были пересмотрены в июне 2009 г. <7>.

--------------------------------

<6> См.: документы ИМО: MSC/Circ.622/Rev.1 Recommendations to governments for combating piracy and armed robbery against ships от 16.06.1999; MSC/Circ.623/Rev.3 Guidance to shipowners and ship operators, shipmasters and crews on preventing and suppressing acts of piracy and armed robbery against ships от 29 мая 2002 г. URL: http://www.imo.org, проверено 26.07.2009.

<7> См.: Документы ИМО MSC.1/Circ.1334 от 23 июня 2009 г.; MSC.1/Circ.1333 от 26 июня 2009 г. URL: http://www.imo.org.

ИМО акцентирует внимание на недопущении вооружения команды морских судов (п. 5 Рекомендаций правительствам), самозащита экипажа может заключаться в предотвращении несанкционированного вторжения, например, путем установления ограждения по периметру судна, в своевременном оповещении о нападении властей прибрежного государства и находящихся поблизости военных судов и в других адекватных мерах (п. 15 Руководства судовладельцам и операторам) <8>. Кроме того, государствам не рекомендуется использовать для защиты судна и экипажа вооруженных сотрудников частных охранных предприятий, поскольку это может вызвать эскалацию конфликта и привести к жертвам со стороны экипажа (п. 7 Рекомендаций правительствам), что касается использования вооруженной охраны из представителей государственных военных и правоохранительных структур, то этот вопрос остается на усмотрении компетентных властей государства и судовладельцев (п. 8). Следовательно, остается только задействование квалифицированных военнослужащих военно-морских и военно-воздушных сил государств.

--------------------------------

<8> Как отмечает М. Войтенко, испробованным и наиболее эффективным средством пассивной защиты от высадки на борт является колючая проволока вокруг грузовой палубы или самых открытых, низкосидящих частей судна, она может быть поставлена под напряжение.

По словам профессора В.Н. Гуцуляка, превентивные меры должны заключаться в патрулировании морских судов <9>, которое и осуществляется в данный период государствами в районе Аденского залива.

--------------------------------

<9> См.: интервью профессора В.Н. Гуцуляка // Морское право интернет-журнал: 2008. N 3. URL: http://www.sea-law.ru/, проверено 26.07.2009.

Совет Безопасности ООН, неоднократно обращаясь к проблеме пиратства в Сомали, в 2008 г. принял ряд резолюций, касающихся оперативных мероприятий в целях подавления пиратства у берегов этого государства. Однако, несмотря на все меры, которые предпринимают государства в целях недопущения пиратства и морского разбоя в Аденском заливе, включая патрулирование морских коридоров (около 45 кораблей ВМФ России, Канады, США, КНР, Дании, Франции, Нидерландов, Индии, Пакистана, Ирана, Малайзии, Австралии и других государств), упрямая статистика говорит о том, что количество захватов в этом регионе только увеличивается и основная проблема здесь видится в отсутствии скоординированных действий компетентных органов государств.

В Резолюции 1851 (2008) Совет Безопасности рекомендует государствам создать контактный центр по всем аспектам борьбы с пиратством и вооруженным разбоем на море у побережья этой страны. В этой связи В.С. Котляр отмечает, что пиратство уже распространяется и на другие акватории земного шара, и задается вопросом: "Что же там тоже создавать новые международные центры?" <10>. Профессор предлагает задействовать для этих целей уже формально существующий в рамках ООН Военно-штабной комитет, созданный в соответствии с Уставом ООН при Совете Безопасности еще в 1945 г.

--------------------------------

<10> Котляр В.С. Пиратство в XIX веке // Международная жизнь. 2009. N 3. URL: http://www.ln.mid.ru/, проверено 26.07.2009.

Следует согласиться с тем, что координационный центр по предотвращению и пресечению актов пиратства и морского разбоя должен быть создан: нужен единый механизм, универсальный центр, позволяющий государствам осуществлять слаженные мероприятия и эффективные меры. И поскольку такое противодействие пиратству и морскому разбою может быть связано с использованием вооруженных сил государств, такой центр (орган) должен действовать под эгидой Совета Безопасности ООН.

Вторая группа выделенных нами проблем в контексте противодействия пиратству и вооруженному разбою на море связана с уголовной юрисдикцией в отношении лиц, виновных в совершении этих преступлений. Главным образом это касается международно-правовой и внутригосударственной регламентации определения пиратства и морского разбоя, а также процессуальных вопросов реализации уголовной юрисдикции в отношении этих деяний.

Как известно, определение пиратства дано в Конвенции об открытом море 1958 г. и в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Это определение уже много лет подвергается критике в международно-правовой доктрине как не отвечающее современным реалиям, и прежде всего это касается территориальной "привязки" совершения преступления к акватории открытого моря.

Поскольку статистика борьбы с пиратством показывает, что в открытом море совершается лишь 2 - 3% пиратских нападений, некоторые ученые предлагают распространить право задержания и ареста пиратских судов также на ИЭЗ и территориальное море, внеся соответствующие изменения в положения Конвенций 1958 и 1982 гг. <11>.

--------------------------------

<11> См.: Воробьев В.А. Международно-правовые проблемы ареста и задержания морских судов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.: МГЮА, 2005. С. 14.

На наш взгляд, определение пиратства в международном праве достаточно полно отражает его сущность и содержание. Кроме того, необходимо иметь в виду, что сегодня, как правило, проблемы пиратства рассматриваются совместно с проблемой совершения актов вооруженного грабежа против судов (armed robbery against ships), совершаемых в пределах внутренних вод и территориального моря государств. Этим термином пользуется большинство международных морских организаций, включая ИМО.

Определение морского разбоя дано в Резолюции ГА ИМО А.922(22) от 29 ноября 2001 г. - Кодексе практики по расследованию преступлений, связанных с пиратством и вооруженным разбоем против судов <12>. На региональной конференции по проблемам пиратства и морского разбоя в Западном Индийском океане, Аденском заливе и в Красном море, проходившей в Танзании с 14 по 18 апреля 2008 г., данное определение было дополнено. Новый вариант нашел отражение в последних рекомендациях правительствам по предупреждению и пресечению актов пиратства и вооруженного разбоя на море 2009 г.: "Вооруженный разбой против судов означает любой незаконный акт насилия, задержания или любой грабеж либо угрозу такого акта, иного чем акт пиратства, совершенный в личных целях, направленный против судна или против лиц или имущества на борту такого судна и совершенный в пределах внутренних вод, архипелажных вод или территориального моря государства".

--------------------------------

<12> См.: Документ ООН А/57/72 от 1 мая 2002 г.

Есть ли необходимость в международно-правовой регламентации морского разбоя на конвенционном уровне? Думается, что да. Ведь основная проблема заключается в том, что, по сути, одни и те же деяния, но совершенные в пределах акваторий с различным правовым статусом, влекут за собой различные юридические последствия. Если в результате совершения пиратских действий в районе открытого моря любое военное судно или летательный аппарат может задержать преступников, то в пределах государственной юрисдикции они лишены такой возможности, что очень часто приводит к тому, что пираты скрываются в территориальных водах государств. Ситуация с пиратством в Сомали заставила всех по-новому взглянуть на проблему, но если в отношении этого конкретного региона она решена при помощи Совета Безопасности ООН (Резолюция 1816 (2008) от 2 июня 2008 г.), то в остальных случаях вопрос остается открытым.

Вместе с тем трудно согласиться с предложением о распространении права военных судов на задержание и арест подозреваемых кораблей на государственную акваторию: предоставление такой неограниченной свободы может повлечь за собой произвол и, как следствие, обострение международной напряженности и возникновение конфликтов.

Поэтому стоит задуматься о возможности пополнения актов по международному морскому праву еще одним, содержащим состав преступления морского разбоя и регламентирующим обязательства государств-участников по пресечению подобных актов в пределах своих внутренних вод и территориального моря. Особое внимание в таком акте должно быть уделено возможности проведения в пределах государственной юрисдикции операции по задержанию пиратских судов с использованием воинского контингента ООН или региональной организации с соответствующим мандатом в случае нежелания или неспособности прибрежного государства разрешить сложившуюся ситуацию самостоятельно. Такой документ мог бы быть разработан в виде Протокола к Конвенции по борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988 г.

С другой стороны, принятие еще одной конвенции по борьбе с преступлениями, совершаемыми на море, на наш взгляд, не может стопроцентно гарантировать уменьшение количества актов насилия. И связано это с упорным нежеланием государств унифицировать национальное законодательство в сфере борьбы с пиратством, морским разбоем и другими актами, направленными против безопасности морского судоходства. Ведь сегодня морское право содержит обширный объем международных договоров и других документов, позволяющих гармонизировать внутренние законы с целью повышения эффективности противодействия этим преступлениям. Помимо универсальных конвенций существует множество рекомендательных актов, которые также могут использоваться законодательными органами стран. Кроме уже упомянутых циркуляров, содержащих рекомендации правительствам и руководящие указания судовладельцам, капитанам и экипажам судов по предупреждению и пресечению актов пиратства и вооруженного разбоя на море, сюда следует отнести Кодекс практики по расследованию преступлений, связанных с пиратством и вооруженным разбоем против судов 2001 г., Международный кодекс по охране судов и портовых средств 2002 г. <13>. А Руководящие принципы для национального законодательства по определению преступлений на море 2007 г. в полной мере раскрывают составы преступлений и определяют принципы уголовной юрисдикции государств и правила экстрадиции с учетом положений всех принятых в последние годы в этой сфере международно-правовых актов, в том числе Протоколов 2005 г. <14>.

--------------------------------

<13> См.: Михеев В.Л. Международно-правовое обеспечение борьбы с незаконными актами против безопасности морского судоходства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПбГМУ; М., 2003. С. 35 - 36; Бекяшев К.А. Важный шаг в борьбе с терроризмом на море // Морское право и практика. 2004. N 3. С. 2 - 8.

<14> См.: Документ ИМО: LEG 93/12/1 от 15 августа 2007 г. // Maritime criminal acts - draft guidelines for national legislation, Submitted by the Comite Maritime International (CMI).

Рассматривая общие проблемы уголовной юрисдикции государств в отношении пиратства и морского разбоя через призму событий в прибрежных водах Сомали, можно сделать вывод о том, что даже те государства, которые имеют прочную и развитую правовую систему, не смогли оказать феномену сомалийского пиратства эффективного противостояния. Либо не соответствует уголовный закон страны (во многих случаях просто отсутствует необходимый состав преступления), либо возникают проблемы процессуального характера (установление личности задержанных, осуществление перевода на различные языки в ходе проверки и следствия, сбор доказательств, получение правовой помощи из других государств), либо препятствуют экономические причины (транспортировка подозреваемых, содержание задержанных и осужденных, возвращение их в государство гражданства после отбытия наказания).

Таким образом, отсутствие единого подхода государств к определению пиратства, морского разбоя и других насильственных преступлений, совершаемых на море, создает общую глобальную проблему реализации уголовной юрисдикции в отношении этих деяний. Это касается пробелов как во внутригосударственной уголовно-правовой регламентации, так и в процессуальных механизмах привлечения виновных к ответственности.


Каюмова А.Р.

вверх