назад
27 июня 2016 22:52 / Москва

Смертная казнь в США

Процедура официального принятия России в Совет Европы предусматривает подписание и последующую ратификацию Европейской конвенции о защите прав человека в парламенте страны. Средства массовой информации единодушны - Россию приняли в СЕ авансом. Это означает, что Россия берет на себя обязательства выполнить 25 выдвинутых СЕ условий по упорядочению целого ряда государственно-правовых институтов и изменению положения дел в сфере прав человека, а СЕ "ожидает" их выполнения и контролирует реализацию этих обязательств. Одно из важных среди них - отмена смертной казни в мирное время. При этом вместе с Европейской конвенцией о защите прав человека Россия должна подписать отдельный протокол об отмене смертной казни в течение трех лет и о моратории на приведение в исполнение уже вынесенных смертных приговоров.

Как показывает опыт многих стран, процесс отмены смертной казни проходит достаточно сложно и болезненно. Об этом говорит опыт даже тех стран, которые отказались от смертной казни и где общественное мнение, озвученное лидерами страны, периодически ставит вопрос о ее восстановлении (Великобритания, Канада и др.).

США - страна всего лишь с двухвековой государственной историей - впитала в себя и аккумулировала обычаи и традиции, культуру, демократические принципы и основы правовой системы, издавна формировавшиеся у многих народов и государств. Отсюда и специфические особенности функционирования некоторых государственных и правовых институтов США, в том числе и такого инструмента уголовной политики государства, каким является институт смертной казни.

Не претендуя на четкую иерархию этих особенностей, рассмотрим некоторые из них, имеющие особый социальный и практический интерес как в плане проводимой в России правовой реформы, так и с точки зрения восприятия тенденций и перспектив применения смертной казни общественным правосознанием.

Прежде всего следует отметить, что применение смертной казни в США базируется на уголовном законодательстве штатов (нормы федерального закона, где смертная казнь предусмотрена за ряд наиболее тяжких преступлений, почти не применяются). Законы штатов по-разному определяют круг преступлений и лиц, наказуемых смертной казнью, ее виды, порядок назначения и исполнения. Так, в 14 штатах этот вид наказания, хотя и предусмотрен в законе, на практике ни разу не применялся (Канзас, Орегон, Колорадо и др.); в других - смертная казнь хотя и назначается судом, но фактически не исполняется (за 20 лет в Вайоминге, Монтане, Пенсильвании и других штатах казнено по одному человеку); в третьих, наоборот, она применяется в весьма широком объеме; наконец, в нескольких штатах эта мера наказания вообще отсутствует в арсенале средств борьбы с преступностью (Мэн, Нью-Гемпшир, Сев. Дакота и др.).

К сказанному следует добавить, что в соответствии с конституциями штатов право помилования осужденных принадлежит губернатору штата, тогда как кассационное и надзорное рассмотрение такого рода приговоров - прерогатива Верховного суда штата и Верховного суда США.

При всем разнообразии регламентации смертной казни в законах тех или иных штатов важно иметь в виду, что за последние десятилетия объем ее применения существенно менялся. И это понятно - менялись социальные условия, динамика и структура преступности, общественные умонастроения и уголовно-правовая политика властей.

Как обстоит положение дел сегодня? Здесь надо отметить еще одну особенность в сфере действия американской системы юстиции - максимальная гласность и открытость для общества всей информации по делам о смертной казни (включая, между прочим, порядок и технологию ее исполнения).

С 1976 по 1995 гг. в стране ежегодно выносится примерно 260 смертных приговоров. Однако в силу крайне продолжительного периода рассмотрения апелляций постоянно нарастает "очередность смертников". На сегодня она составляет 3 тысячи человек. Интересна "география" применения смертной казни и весьма заметные территориальные различия. Так, из "очереди смертников" на долю Калифорнии приходится 407, Техаса - 398, и 342 приговорены к смерти во Флориде.

Территориальные различия еще более заметны при анализе практики исполнения вынесенных приговоров. С 1976 по 1993 гг. в стране было казнено 290 осужденных; ежегодно исполнение приговоров в эти годы не превышало 2% (от числа осужденных). При этом 85% всех казней приходится на долю южных штатов (Алабама, Луизиана, Техас, Флорида, Джорджиа). На долю Техаса, например, в эти годы приходится треть всех казней, в 1994 году из 31 - 14 казней. Американские социологи сравнивают эту тенденцию с распространенной еще на рабовладельческом юге практикой линчевания, хотя, конечно, причины здесь более глубокие.

Практика применения смертной казни существенно различна даже в рамках одного штата. Так, во многих штатах, как показали исследования профессора Колумбийского университета Джеймса Либмана, сформировались свои так называемые "пояса смерти", где население и окружной прокурор особенно активно выступают за смертную казнь. Общая тенденция та же, что и по стране в целом, - смертные приговоры выносятся главным образом на юге этих штатов. В том же Техасе, например, из 90 казней "всего" 5 приходится на долю "Северного Далласа".

Многие американские исследователи отмечают откровенно расистский характер применения наказания в США: негры составляют более половины всех казненных, хотя среди населения страны их доля составляет 12-15%. В южных штатах доля негритянского населения, как известно, выше, чем в других штатах. Год назад в США было опубликовано большое исследование с красноречивым названием "Веревка, стул и игла", где обстоятельно анализируются история и тенденции применения смертной казни в Техасе. В нем, в частности, отмечается, что из 99 казненных за изнасилование 88 было неграми; они в 10 раз чаще осуждаются к смертной казни, чем белые, и им в 35 чаще, чем белым преступникам, назначается смертная казнь (а не длительное лишение свободы). Исследователи, между прочим, отмечают, что за все годы в Техасе ни один белый не был приговорен к смерти за убийство негра. Как видно, расовые и этнические различия - еще одна из особенностей применения смертной казни в США, дополняющая объяснение ее своеобразной "географии".

Исследования американских ученых указывают далее на определенную связь наказания с уровнем материального положения осужденных. Так, в штатах Массачусетс и Нью-Йорк, например, где смертная казнь не применялась, годовой доход на душу населения в 1992 году составлял 17,2 и 16,5 тыс.долларов, тогда как в Техасе и Флориде соответственно 12,9 и 14,9 тыс.долларов. Иными словами, речь идет об определенной дискриминации более бедных слоев общества. Доход на душу населения - индикатор общих экономических условий. Почему же, спрашивает американский исследователь Джон Лайонс, наши лидеры вместо причин лечат симптомы? И отвечает: потому что расходы на содержание одного осужденного к пожизненному заключению на 2 млн. выше, чем если его казнить. Многие видные юристы и ученые - противники смертной казни - обвиняют юстицию США в том, что она рассматривает человеческую жизнь в стоимостных категориях.

Отметим в этой связи, что наказание в виде пожизненного заключения - весьма широко применяемая в США альтернатива смертной казни. Так или иначе "очередь смертников", как отмечалось, постоянно пополняет число тюремных "долгожителей". Многие из них ожидают исполнения приговора по 10-15 и более лет. Американские юристы, говоря об отношении к смертной казни, чаще всего используют понятие амбивалентности (раздвоение чувств, двойственное отношение). Мы разрываемся, говорят они, между желанием вынести смертный приговор убийцам и нежеланием приводить его в исполнение. Политики обвиняют суды в либерализме и затягивании в принятии решений. Между тем множество приговоров годами не приводится в исполнение и после отклонения всех апелляций и ходатайств о помиловании. Журналисты и наиболее консервативно настроенные политики не без ехидства замечают, что если исполнение смертных приговоров и далее будет идти такими же темпами, то "очередь смертников" удастся ликвидировать к 2021 году, "даже если казни будут приводиться на Пасху и в Рождество".

Отношение к смертной казни в США является, помимо всего прочего, и инструментом политической борьбы, часто используемым в ходе предвыборных кампаний. Его достаточно активно, хотя и по-разному, использовали и Д.Буш, и нынешний президент страны. Правда, администрация Б.Клинтона предпочла более комплексный подход к наступлению на растущую в стране преступность. В 1994 году был принят новый федеральный закон, значительно ужесточивший меры ответственности и порядок их исполнения. Его цель, в частности, - покончить с широко распространенной в 80-х годах практикой "вращающихся дверей", когда многие рецидивисты необоснованно освобождались из тюрем досрочно. Соответствующие законы приняли и конгрессы ряда штатов. В Калифорнии, например, с тенденцией некоторого сокращения преступности в самое последнее время связывают принятие так называемого "Закона о трех нарушениях", согласно которому за третье серьезное преступление минимальное наказание - 25 лет тюремного заключения. В Иллинойсе недавно принят новый закон, согласно которому ужесточаются санкции за убийство, а осужденные не подлежат никаким формам досрочного освобождения. Как заметил губернатор штата Джим Эдгар, "стопроцентные приговоры" должны способствовать снижению преступности.

Упомянутый федеральный закон 1994 года, по которому на строительство новых тюрем и финансирование полиции дополнительно выделено 30-млрд.долларов, значительно расширяет перечень преступлений, наказуемых смертной казнью (до 60 составов), и предусматривает активизацию темпов приведения таких приговоров в исполнение. Давление проводников такой политики проявилось достаточно быстро. Если с 1977 по 1993 гг. было казнено 290 человек, то уже в 1994 году были казнены 31, а в 1995 году - около 50 осужденных. Воспряли духом приверженцы смертной казни и среди деятелей юстиции. Так, новый прокурор штата Южная Каролина в ходе своей избирательной кампании предлагал использовать новое орудие казни - "электрическую софу", позволяющую казнить сразу трех осужденных. И наоборот, все более резко стали выступать противники этой меры. В штате Нью-Йорк, например, с 1 сентября 1995 г. вступил в силу закон, предусматривающий наказание в виде смертной казни, хотя многие видные деятели юстиции и общественность штата возражали против ее введения.

В целом новый федеральный закон, не являющийся, конечно, панацеей от роста преступности, подвергается все более массированной критике. Его противники отмечают огромный рост числа казненных, отвлечение значительных средств (более 3 млрд.долларов), урезающих программу профилактики преступности. Одним из социально-психологических проявлений реакции на этот закон является и растущая поляризация общества, часть которого выступает за ужесточение репрессий, а другая, наоборот, против дегуманизации мер борьбы с преступностью и за иные пути лечения таких глубоких социальных болезней, как нищета, безработица, расизм, наркомания и т.д. И если за последние 20 лет большинство опросов общественного мнения указывали на то, что большая часть общества поддерживает смертную казнь, то в самое последнее время заметна все большая дифференциация позиций. Постепенно ширится осознание необходимости бороться с коренными причинами преступности, а не их следствиями. Оно все более контрастирует с подогреваемыми политиками консервативными настроениями, создающими невыносимую атмосферу злобы и нетерпимости, особенно в южных штатах, которые, как отмечалось, лидируют в стране по числу смертных казней (причем, во многих этих штатах закон допускает применение смертной казни и к несовершеннолетним).

Вообще говоря, такие принципы уголовной политики, как гуманизм, целесообразность и эффективность применения наказания, особенно применительно к смертной казни, являются универсальными. Из этого исходят и правовые системы тех государств, где от применения смертной казни давно отказались. Несмотря на широко распространенное в обществе (и не только в американском) представление об эффективности смертной казни в борьбе с наиболее опасными преступлениями, многочисленные исследования не подтверждают такого рода корреляции. Более того, они показывают, что там и тогда, где и когда смертная казнь не применялась, уровень тяжких преступлений был более низким. В самом деле, в 1977 году, когда смертную казнь "реабилитировали", уровень тяжких преступлений вырос на 42% по сравнению с 1972-1976 гг. (когда исполнение смертных приговоров в США было приостановлено). В последующие годы этот рост приобрел устойчивый характер, хотя число казней резко увеличилось. Взять, например, две пары штатов, Массачусетс - Нью-Йорк и Техас - Флорида, где соответственно смертная казнь отсутствовала и применялась, причем наиболее широко. Исследования за последние 15 лет показали, что коэффициент преступности в первой паре штатов был значительно ниже. Специалисты не видят здесь парадокса. Аналогичные результаты можно было бы привести и из отечественной практики. Но это уже тема совсем другого, большого и самостоятельного разговора.

Квашис В.


вверх