назад
13 июля 2016 19:57 / Москва

Русский либерализм: мифы и реальность

Россия в силу своего геополитического положения и исторической судьбы обречена находитьcя в состоянии перманентной самоидентификации, что наложило печать и на государство, и на людей, его населяющих. Что в данном случае является первичным: субъективное представление русского человека об особенностях общественного состояния и его перспективах, или собственно объективная реальность общественного бытия, однозначно сказать невозможно. Однако совершенно очевидно, что как в обществе, так и во власти присутствует убеждение об исключительности судьбы русского государства и общества, значительно отличающейся от общецивилизационного исторического опыта. Отсюда непреложно следует вывод о неповторимости политического пути, по которому идет (или должна идти) Россия к своему процветанию. Все это, безусловно, имеет определенный смысл, но лишь в той части, которая позволяет увидеть и оценить действительно значимые факторы и обстоятельства, составляющие объективную картину происходящего.

Сегодня Россия вновь (в который раз!) в судьбоносном поиске. Политические реформы, предложенные Президентом, вызвали небывало широкую дискуссию в обществе. Примечательно, что в большинстве случаев выступления как сторонников, так и противников нововведений сводятся лишь к обсуждению форм и методов и чрезвычайно редко (и поверхностно) затрагивают глубинную суть предмета.

Создается впечатление, что и сам Президент имеет весьма смутное представление о том, что и как следует реформировать и следует ли вообще. Иначе трудно понять, как соотносятся его заявления о необходимости развития институтов гражданского общества, с одной стороны, и сужение возможностей для активной деятельности уже существующих общественных формирований, с другой непонятно, зачем "добивать" и так хилый парламент путем создания нового еще менее внятного института - Общественной палаты. Уже в силу искусственности своей природы Палата обречена быть чисто декоративным институтом. Происходящее наводит на мысль, что среди конструкторов современной российской политической реформы, находящихся "за кадром", нет людей, способных мыслить научно, системно и перспективно. Сильно огорчает и легкость, с которой должностные лица исполнительной власти, депутаты и некоторые представители общественных организаций - "уполномоченные представители гражданского общества", закричали "одобрямс". Сработал то ли инстинкт самосохранения, то ли тот генетический страх перед властью, который воспитывался у народа на протяжении практически всей русской истории. Вот об этом я и хотел бы поговорить.

Что есть свобода и свободолюбие или, на иностранный манер, либерализм? Насколько дух свободы присущ русскому человеку, русскому народу, и может ли быть либерализм - сиречь поклонение свободе - быть идеологической основой русского государства? Эти вопросы требуют скорейшего научного разрешения в виде объективных и внятных ответов. Их отсутствие либо замалчивание данной темы оставит почву для безответственных политических спекуляций и нарастания внутренних общественных противоречий. Отсутствие либеральной исторической традиции и туманность общественного представления по этому вопросу привели к тому, что слово "либерализм" и производные от него, с легкой руки политических спекулянтов, воспринимаются большинством граждан чуть ли не как ругательные.

Дискуссию на эту тему можно, не начав, завершить лозунгом, который был начертан на красных знаменах русской пролетарской революции 1917 г.: "Мы не рабы- рабы не мы". Лучше и не скажешь. Явно не дураками были руководители большевиков, ведь они учились в лучших российских и зарубежных университетах, хорошо знали русскую и мировую историю и чаяния своего народа.

Свобода есть безусловное, естественное состояние и потребность человека и общества, любое неправомерное посягательство на нее расценивается как индивидуумом, так и обществом как величайшее из зол, как посягательство на жизненно важную ценность, дарованную свыше. К. Маркс писал об этом: "Опасность, угрожающая жизни каждого существа, заключается в утрате им самого себя. Отсутствие свободы и является поэтому, подлинной смертельной опасностью для человека".

Следовательно, тот, кто противостоит этому злу - герой, совершающий подвиг, пример достойный прославления и подражания. Зададим себе вопрос, по каким ассоциациям, укоренившимся в нашем сознании, мы вспоминаем историю собственного государства? В чем суть патриотической памяти? Совершенно верно, в лицах героев, победителей в великих битвах против тех, кто хотел узурпировать наше право на свободу. Какой главный праздник почти любого государства? Верно - День независимости. Так не стремлением ли к свободе, как личной, так и государственной, ознаменована вся история человеческой цивилизации и русского народа в частности? Свобода - вот тот идеал, к которому всегда стремится любой здравомыслящий человек. Русский человек - не исключение, и свидетельство тому - наша героическая история.

Существует ли специфический русский путь к свободе? Если да, то каковы его особенности, и насколько он уникален? Вся суть интриги и сложность ответа на этот вопрос состоит в его очевидности.

Безусловно, русский народ по своим психофизиологическим характеристикам, принципиально не отличается от многих других народов, проживающих на Земле. Более того, он по многим антропологическим чертам идентичен тем народам, которые, последовательно реализуя и отстаивая принципы свободолюбия (либерализма), достигли сегодня наиболее впечатляющих результатов во всех областях человеческого бытия. Тем не менее мы все-таки немного другие.

В чем же наша особенность? Возьму на себя смелость и постараюсь обозначить эти отличительные черты, которые и формируют русскую "самость". Во-первых, русский народ занимает самую большую территорию на планете, расположенную в северном полушарии, протянувшуюся с востока на запад на более чем на двенадцать тысяч километров. Действительно, гигантские пространства, суровый климат, огромные природные ресурсы не могли не оставить отпечатка в мироощущении и сознании русского человека. Вплоть до конца XX в. огромная территория создавала непреодолимые препятствия для информационных потоков, что в значительной степени снижало социальную мобильность и политическую активность большинства населения. Во-вторых, экономика России всю свою историю строилась по экстенсивному принципу. Ее развитие шло по пути освоения новых земель с целью добычи природных богатств, в основном с использованием подневольного труда. Рабочая сила традиционно была самой дешевой составляющей общих издержек на единицу произведенной продукции. Учитывая, что крепостное право в России было упразднено лишь в конце XIX в., а уже в начале XX в. в силу известных исторических событий ему на смену пришли "трудовые армии", то совершенно очевидно, что при таких обстоятельствах о свободном труде и эффективной экономике речи не шло. А ведь именно экономическая свобода является одним из основных критериев свободы по существу.

В-третьих, история собирания русских земель есть история русской гуманитарной экспансии и ассимиляции присоединенных народов. Большинство военных кампаний русские армии вели с агрессорами и заканчивали их после изгнания неприятеля. Присоединение большинства территорий шло не военным путем, а путем их гуманитарного освоения. История присоединения инородных государств в основном являет примеры добровольности таких шагов со стороны присоединяющихся.

В-четвертых, история русской государственности связана со знаменательным историческим событием, оставившим неизгладимый след в веках. В 862 г. старейшина Новгородского совета Гостомысл обратился к варягу Рюрику и его братьям со словами: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: идите княжить и владеть нами". Идея неспособности русского народа к государственной самоорганизации, культивируемая и поощряемая власть предержащими группировками внутри России, и ее доброжелателями за рубежом, по сути своей осталась неизменной и сегодня.

В-пятых, история России - это история перманентных воин с внешними врагами, постоянно стремившимися к ее полному порабощению либо, на худой конец, к завладению частью ее территорий. Русский народ не знал длительных периодов мира, и жил, отходя от одной войны и готовясь к другой. Постоянное нахождение в состоянии мобилизационной готовности не располагало к рассуждениям о свободе внутренней. Такая повседневная жизнь воспитала в русском народе чувства коллективизма, сопереживания ближнему, взаимовыручки и взаимоответственности. Это полувоенное бытие сформировало беззаветную веру в сильных вождей и стремление народа иметь лидера нации и в лихолетье, и в дни мира. Мобилизационно-коллективистское сознание не предрасполагает к индивидуализации, а, соответственно, и к свободе личности. В-шестых, формирование общественного сознания у большинства граждан происходило на протяжении длительного исторического периода под влиянием православной церкви, самой ортодоксальной ветви христианства. Покорность, покорность и еще раз покорность - вот один из основных принципов православия, внедренный в наше сознание на генетическом уровне. Покорность Богу, судьбе, государю, хозяину - вот квинтэссенция русского общественного сознания.

Таковы, на наш взгляд, главные основополагающие факторы, определяющие особенность русского понятия о свободе.

Теперь вернемся на путь исторических и культурологических параллелей и посмотрим, насколько наше понятие о свободе и принципы, выработанные наиболее развитыми обществами, совпадают или разнятся. Здесь стоит заметить, что формально сегодняшняя Россия солидарна с представлениями о свободе, сформулированными в основополагающих документах мирового сообщества. Как известно, по краеугольному вопросу либерализма - вопросу о примате прав человека - Россия признала его, закрепив в качестве составной части своей правовой системы. Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., Декларация прав и свобод человека и гражданина, принята постановлением ВС РСФСР от 22 ноября 1991 г., стандарты Совета Европы - документы, закрепляющие те либеральные ценности, которым Россия обязалась неукоснительно следовать в будущем.

Основной закон Российской Федерации- Конституция - пронизана идеями свободы. Казалась бы, чего же более? Однако все обстоит не так просто. Между продекларированными идеями и повседневной жизнью лежит пропасть русского невежества и устаревших моральных догм и животного страха перед любыми радикальными переменами. Надо учесть и то, что еще ни одно поколение в России не выросло по-настоящему свободным.

Тем не менее, идея свободы, или вольности, как раньше говорили, витала в мыслях людей и была наибольшей благодатью, к которой стремились многие достойные сыны Отечества. Великий русский поэт А.С. Пушкин в 1817 г. выразил в оде "Вольность", многовековые чаяния русского народа:

"Лишь там над царскою главой

Народов не легло страданье,

Где крепко с Вольностью святой

Законов мощных сочетание;

Где сжатый верными руками

Граждан над равными главами

Их меч без выбора скользит".

Мечта о свободном гражданине, о справедливом, основанном на равенстве всех перед Законом обществе - вот тот идеал, ради которого стоит жить, считал А.С. Пушкин. Делясь своими мыслями с известным вольнодумцем своего времени и личным другом, в стихотворении "К Чаадаеву", он написал:

"Под гнетом власти роковой

Нетерпеливою душой

Отчизны внемлем призыванье.

Мы ждем с томленьем упованья

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуты верного свиданья.

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы!

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна :".

Пушкин и Чаадаев были не одиноки в своих воззрениях.

Стремление к свободе побудило на восстания Степана Разина и Емельяна Пугачева, подвигло декабристов на выступление против царя. Народовольцы конца XIX в. именно стремлением к свободе для народа обосновывали свой терроризм. Россия, впитавшая в себя вольтерианские идеи свободы еще со времен Екатерины ??, была обречена на движение к свободе. Гуманистические и свободолюбивые идеи были главной почвой, как в культуре, так и в жизни. И. Тургенев писал, что нельзя произнести слово "человек", чтобы не разуметь вместе с сим понятия о свободе.

Смею предположить, что идеи свободы постепенно овладевали и царствующим домом. Но сколь велик труд подняться над традицией, над собственным и корпоративным эгоизмом. Лишь некоторым из российских государей это удалось. Так, в результате либеральных реформ Александра ?? было отменено крепостное право, начата глобальная судебная реформа. Все эти начинания должны были послужить фундаментом всеобъемлющей государственной перестройки. К сожалению, реформы начались со значительным опозданием, проводились непоследовательно при жесточайшем противодействии со стороны властной бюрократии. Такая ситуация не могла не породить недовольство в самых широких общественных массах. Отсутствие публичной политической традиции, неверие в искренность намерений проводивших реформы, подкреплявшееся очевидно углублявшейся пропастью между идеями и жизнью, - все это не могло не породить революционеров и революционную ситуацию.

Общественные ожидания, основанные на стремлении народа к свободе, не оправдались в силу ряда объективных и субъективных обстоятельств. Очередная полоса войн, закончившаяся тем, что Россия оказалась втянутой в кошмарную Первую мировую войну, незавершенность (со смертью П.А. Столыпина), экономических реформ, непоследовательность в политическом переустройстве, слабый царь, консервативное дворянство, хилая интеллигенция и отсутствие гражданского общества - все это завершилось национальной катастрофой.

С обретением свободы, хотя и относительной, в начале XX в. русский народ и общество пережило шок, сходный с эффектом "кессонной болезни". Общественный организм не выдержал обрушившегося на него давления, его легкие (интеллигенция) не смогли обуздать порыв радикального вольнодумства, не выдержало сердце - экономика, не перестроилась на рыночные механизмы и многоукладность, не справился мозг - государственная власть, не оказалось в этот период государя, способного сплотить нацию и повести ее вперед. И произошло то, что так часто бывает. Нарыв народного недовольства вскрылся, вылившись в конечном счете в череду революций, которые уже не были стеснены какими-то рамками. "Народу кажется, что он свободен в революциях, это - страшный самообман: В революции не бывает и не может быть свободы, революция враждебна духу свободы: Революция : случается с человеком, как случается болезнь, несчастье, стихийное бедствие, пожар или наводнение", - писал Н.А. Бердяев. Его пророчество, к сожалению, сбылось.

Все русские революции в ХХ в. совершались под знаменами свободы, и это не удивительно, ведь исконное чаяние народа не могло не стать главным идеологическим лозунгом. Только каждая из революций по-своему понимала свободу и отстаивала ту свободу, которая ею была провозглашена. Февральская по своему характеру была либерально-демократической, она преследовала цель перестройки России на принципах либерально-рыночной экономики и построения демократического республиканского государства.

Октябрьская революция 1917 г., хотя и использовала многие лозунги демократического толка, по своему характеру была охлократической. Захватив власть, большевики в кратчайший исторический период создали государство, ничего общего не имеющее со свободой и демократией. Созданная ими форма государственного устройства может быть охарактеризована как монопартийная аристократия. Исторический опыт Советского Союза показывает, что какой бы ни была власть антинародной и деспотичной, она вынуждена прикрываться "фиговым листком" демократии. Лицемерие, с которым это делалось, и те фетиши, которые использовались для обоснования якобы существующей какой-то особенной коллективистской свободы, были обречены на крах. Сколько не занимайся политическим шаманством и научной эквилибристикой, истина все равно рано или поздно восторжествует. Так и произошло в России в конце прошлого века. Стоило только дать воздуху свободы слегка овеять просторы нашей Родины, как он разбудил невиданные силы, доселе дремавшие в народе.

Так неужели, зная все это, кто-то имеет право говорить, что русский народ не хочет свободы, что русскому человеку она претит, или русский человек не достоин быть свободным?

"Свобода не легка, как думают ее враги, клевещущие на нее, свобода трудна, она есть тяжелое бремя. И люди легко отказываются от свободы, чтобы облегчить себя: "Все в человеческой жизни должно пройти через свободу, через испытание свободы, через отвержение соблазнов свободы", - писал Н.А. Бердяев.

Сегодня как никогда остро перед обществом встал вопрос: нужна ли нам свобода и в каком объеме? Что есть государственная власть и можем мы доверить ей осуществление публично значимых функций? Да, именно так должен стоять вопрос, и никак иначе. Общество должно осознать необходимую степень своей свободы, соотнести права и свободы личности с публичными ценностями и претензиями. Общество должно определить объем полномочий государственной власти и степень своей политической ответственности.

Все чаще мы слышим от власть предержащих слова о неготовности общества к свободе, неспособности ответственно принимать решения государственного масштаба, о безответственности в отправлении гражданских обязанностей. В подтверждение этому приводятся примеры нерадивых губернаторов, нечистоплотных депутатов, радикальных политиков, выводящих народ для протеста на улицу. Да, все это имеет место. Но кто дал право власти считать народ недееспособным субъектом, не подлежащим обучению и не способным к самообразованию? Почему власть полагает, что только она знает, чего хочет народ или должен хотеть? Все эти риторические вопросы повисают в воздухе, потому что ответ на них прост. Власть состоит из людей, и обладают ею люди плоть от плоти того же народа, который эту власть формирует и легитимизирует. Власть есть большое искушение для простого смертного, и не каждому хватает чистоты помыслов и величия духа, чтобы нести это бремя достойно и избавиться от него, при необходимости, во имя всеобщего блага. Народ способен не только отличать зерна от плевел, но и самостоятельно решать свою судьбу.

Невозможно научиться плавать, не зайдя в воду, или научиться говорить, не участвуя в беседах, невозможно научиться ответственности, не приняв самостоятельно ни одного решения. Русский народ не был замечен ни в отсутствии интеллекта, ни в отсутствии смекалки и сообразительности, ни тем более в отсутствии решительности. Русский народ всей своей историей доказал, что он чрезвычайно способен к обучению, мобилен и целеустремлен. Задача государственной власти сегодня состоит в том, чтобы дать народу возможность учиться свободе и политической ответственности, а сделать это можно исключительно посредством вовлечения максимально возможного числа граждан в политическую жизнь общества. Не отмена прямых выборов губернаторов решит вопрос ответственности и профессионализма последних, а систематическое участие граждан в этих выборах. Не урезание правомочий Государственной Думы или органов местного самоуправления, а их расширение, не ограничение возможностей общественных организаций, а стимулирование их активной деятельности - вот рецепт построения гражданского общества и демократического государства в России.

Жить свободными надо учиться, а не мечтать о том времени, когда свобода снизойдет на нас. Больше свободы везде и во всем - вот единственно верный лозунг построения гражданского общества и демократического государства.

Свобода - это не только естественное состояние любого человека, дарованное ему свыше. Свобода - это величайший труд и ответственность. Свобода есть благо и испытание. Свобода - заветная мечта русского человека на протяжении всей истории государства российского. Русское свободолюбие (либерализм) не миф, но реальность. Русское свободолюбие - извечная, неистребимая ценность русского народа.

Не зря же и мощный рефрен Государственного гимна России говорит о свободе: "Славься, Отечество наше свободное". Вот главная идея русской государственности, гимн которой поет русский народ.

И.С. Яртых,
кандидат юридических наук,
председатель коллегии адвокатов "ЯРТЫХ и коллеги"


вверх