назад
21 июля 2016 19:25 / Москва

Прослушивание и электронное наблюдение в уголовном процессе США

В американских колониях представители королевской власти Великобритании широко применяли "общие ордера" и "общие обыски" (без указания конкретных имен, места обыска, времени, т.е. бессрочные). Эту незаконную практику американцам удалось прекратить принятием в 1791 году Билля о правах, где, в частности, поправкой IV к Конституции США были запрещены необоснованные аресты и обыски, а также предъявлялись соответствующие требования к форме ордеров.

В современной практике полицейских органов используются прослушивание разговоров и электронное наблюдение.

Многие юристы стали небезосновательно утверждать, что прослушивание по своей сути мало чем отличается от обыска с целью изъятия доказательств преступления, поскольку фиксацией разговоров можно "изъять" инкриминируемое лицу сведение. Поэтому проведение прослушивания в конституционном смысле следует приравнять к обыску и изъятию, и на него должно распространяться действие поправки IV. Однако даже если принять прослушивание за "обыск" по смыслу поправки, то в ордер на такой "обыск" просто невозможно включить "подробное описание" предмета, подлежащего изъятию, поскольку прослушивание неизбирательно, ведется "вслепую", пока не будет зафиксирован интересующий разговор. Все это делает прослушивание грозным инструментом вторжения в конституционно охраняемое "прайвеси". (Этим термином в США в последние годы обозначают все аспекты правовой охраны частной жизни, индивидуального бытия человека: интимный мир, сферу личных отношений, неприкосновенность частной переписки, записей, дневников, свободу высказываний и религиозных убеждений.)

Первое дело, связанное с толкованием прослушивания как эквивалента обыска в свете поправки IV, было рассмотрено Верховным судом США в 1928 году. При рассмотрении дела Olmstead v. United States Верховный суд признал, что если государственные служащие физически не вторгаются в то или иное помещение обвиняемого, то никаких нарушений не происходит, поскольку прослушивание телефонных разговоров не обыск. Таким образом, Верховный суд отказался приравнять прослушивание к обыску и изъятию, если он не связан с физическим вторжением, проникновением в помещение и изъятием материальных объектов. Малейшее же нарушение данного принципа устраняло полученное доказательство из судебного рассмотрения. Так, в 1967 году по делу Silverman v. United States Верховный суд отклонил доказательства, полученные с помощью прослушивающего устройства, на несколько дюймов внедренного в стену дома подозреваемого. Указывалось при этом, что полиция осуществила незаконный обыск.

В 1967 году Верховный суд США в двух решениях пересмотрел федеральную практику и распространил новые положения на штаты. Первое, вынесенное по делу Berqer v. New York, связано с отменой судебного решения штата, признавшего правомочность произведенного полицией прослушивания. Полицейские, в соответствии с законом штата Нью-Йорк, получили ордер на установку в конторе подозреваемого прослушивающего устройства. Верховный суд признал и эти действия, и сам закон противоречащими IV поправке к Конституции США. Этим же решением были установлены условия выдачи ордера на прослушивание: 1) должно существовать достаточное основание предполагать, что конкретное преступление совершено или совершается и доказательства этого будут получены путем прослушивания; 2) разговоры, которые планируется перехватить, должны быть четко обозначены в ордере; 3) прослушивание должно быть ограничено во времени; 4) продление может быть разрешено только при новом представлении достаточного основания; 5) прослушивание должно быть прекращено, как только искомые доказательства получены; 6) запрос на выдачу ордера должен быть представлен в письменной форме, за исключением безотлагательных ситуаций; 7) ордер должен быть возвращен по исполнении с детальным описанием перехваченных разговоров.

Второе решение Верховного суда по делу Kats v. Unated States отменило ранее действовавшее правило признания законным прослушивания без "физического" проникновения. Любое прослушивание было приравнено по своим юридическим последствиям к обыску и изъятию, а следовательно, без надлежаще оформленного ордера, становилось незаконным. Результаты же незаконного прослушивания, как и результаты незаконного обыска, не могли впредь рассматриваться в суде в качестве доказательств.

Законодательно прослушивание было разрешено в 1968 году, когда Конгресс США принял объединенный закон о контроле над преступностью и обеспечением безопасности на улицах. Третий раздел этого закона, озаглавленный "Прослушивание телефонных переговоров и электронное прослушивание", включил в раздел 18 Свода законов США новую главу N 119, призванную урегулировать и унифицировать полицейскую практику в этом вопросе.

В новом законе была предпринята попытка сбалансировать потребности правоприменяющих органов в борьбе с преступностью и защиту граждан от необоснованного вторжения государства в их частную жизнь. Кроме того, был введен ряд ограничений, не предусмотренный ранее в решениях Верховного суда. Прежде всего был четко ограничен круг преступлений (правда, весьма широкий), при расследовании которых могло применяться прослушивание. Анализу названного законодательного акта было посвящено несколько работ наших авторов, поэтому остановимся лишь на тех моментах, которые актуальны в настоящее время. Закон запретил любые прослушивания с помощью любых устройств без соответствующего судебного ордера. При этом правила прослушивания различались в отношении устных переговоров (oral communication) и переговоров с помощью проводных средств связи (write communication). Первые могли прослушиваться на основании ордера лишь в тех местах, которые конституционно охраняются от государственного вторжения (квартира, место работы, номер в отеле и т.д.). Для прослушивания в иных местах, например в тюрьме, ордер не требовался. Во втором случае прослушивание без ордера вообще запрещалось. Нарушение этих правил признавалось фелонией, за совершение которой предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет и (или) штраф до 10 тысяч долларов США. Доказательства, добытые с нарушением установленных правил, автоматически исключались из любого судебного разбирательства. Потерпевшим от незаконных действий возмещались все понесенные расходы (например, на адвоката и убытки).

По общему правилу ордер на прослушивание выдается на срок до 30 дней. Он может быть в исключительных случаях продлен, но не более чем еще на 30 дней. Если расследование затрагивает интересы национальной безопасности, то закон допускает при крайней необходимости и исключительной срочности произвести или начать прослушивание без ордера, но он должен быть получен в течение 48 часов. Все общие условия получения ордера при этом сохраняются.

Допускается прослушивание без ордера, если хотя бы один из участников разговора добровольно разрешает сделать это (российское законодательство также пошло по этому пути. - Прим. автора).

Закон установил также, что ордер на прослушивание как на федеральном уровне, так и на уровне штатов может быть выдан строго определенным кругом судей и лишь по тем обращениям полиции, которые завизированы высшими должностными лицами государственной атторнейской службы. Кроме того, закон предусмотрел возможность отказа судьи в выдаче ордера, даже если все формальности соблюдены, но нет достаточного основания.

Немедленно по окончании срока действия ордера подлинник звукозаписи переговоров должен быть предоставлен в распоряжение выдавшего ордер судьи, по указанию которого звукозапись опечатывается и хранится в указанном им месте в течение не менее 10 лет. Она может быть уничтожена по распоряжению судьи, выдавшего ордер на электронное прослушивание. Аналогичным образом должны быть опечатаны и храниться в течение не менее 10 лет ходатайство и ордер на проведение электронного прослушивания. Разглашение содержания этих документов допустимо лишь с разрешения судьи соответствующей юрисдикции и только в интересах осуществления правосудия. Должностные лица, виновные в незаконном разглашении, могут быть наказаны за неуважение к суду.

Для рассмотрения ходатайств о выдаче ордеров на электронное прослушивание по делам, связанным с угрозой национальной безопасности, в соответствии с законом создан специальный суд. В 1986 году Конгресс США провел реформу законодательства о прослушивании, учитывая появление новых технологий в области связи. Нововведения затронули электронную почту, компьютерные сети, видеотелефоны, спутниковую телесвязь и некоторые виды радиосвязи.

Принципиальным новшеством стало наблюдение за блуждающим объектом (roving surveillance), подразумевающее прослушивание не конкретного средства связи, указанного в ордере, а лица, где и какой бы связью он ни пользовался. В Меморандуме Министерства юстиции США, сопровождавшем проект нового закона, говорилось, что "закон не содержит точного указания предмета прослушивания и, таким образом, позволяет получать ордер на прослушивание разговоров конкретного лица, а не телефонного аппарата или помещения".

В настоящее время прослушивание и электронное наблюдение узаконено по уголовным делам во многих странах, в том числе и у нас, не случайно. Оно стало очень доступным в техническом отношении. И поэтому нельзя ставить правоохранительные органы в неравные условия по сравнению с преступниками и простыми гражданами - для них открыто продаются всевозможные подслушивающие устройства.

Нам представляется, что прослушивание и электронное наблюдение возможны, но только в строго ограниченных законом рамках. И здесь можно воспользоваться опытом США в той части, в которой он является положительным с позиций охраны прав человека.

Пешков М

вверх