назад
04 августа 2016 22:56 / Москва

Проблемы современного конституционного процесса Украины

Проблемы современного конституционного процесса Украины

 

Конституционное развитие суверенных государств, образовавшихся на территории бывшего Союза ССР, характеризует четко определившаяся тенденция реформирования основных законов, которое осуществляется как путем принятия новых конституций, так и посредством внесения изменений и дополнений в действующие конституции. Это закономерно для государств переходного периода.

Здесь налицо определенные параллели. Практически сразу же после принятия Конституции России 1993 г. и Конституции Украины 1996 г. в этих странах развернулись дискуссии по поводу уровня (качества) названных актов и вытекающих отсюда выводов относительно их судьбы. Наряду с положениями о высокой роли основных законов и безосновательности либо несвоевременности (поспешности) предложений об их реформировании, в юридической науке сделаны противоположные выводы. Соотношение тех и других характеризуется большим перевесом в пользу последних.

Для Украины дискуссионность интересующей нас проблемы уже в прошлом. Развернулся конституционный процесс, введенный в формализованное русло.

Впервые в формализованном виде вопрос о внесении изменений и дополнений в действующую Конституцию решался в Указе Президента Украины от 15 января 2000 г. "О провозглашении всеукраинского референдума по народной инициативе", согласно которому на референдум выносились вопросы антипарламентского характера, связанные с изменениями и дополнениями 76, 80, 90, 106 и некоторых других статей Основного закона. В результате референдума все вопросы, выносившиеся на всенародное голосование, были одобрены. Но они не реализованы. И Конституция 1996 г. действует в первичной редакции. Однако работа, направленная на ее реформирование, продолжается. Президентом Украины и народными депутатами в течение трех последних лет было подготовлено и представлено в Верховную Раду несколько законопроектов об изменении Конституции Украины.

В деятельности Верховной Рады наметилась линия, направленная на то, чтобы отстоять главенствующую роль в конституционном процессе именно законодательного органа. Это отражает постановление Верховной Рады от 26 декабря 2002 г. "Об образовании Временной специальной комиссии Верховной Рады Украины по доработке проектов законов Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины". Основная ее цель - создание на базе проектов одного законопроекта о внесении изменений в Конституцию.

Отмеченная линия - весьма положительна. Она имманентна социальному назначению парламента, его функциям. Действующая Конституция содержит норму-определение: "Единственным органом законодательной власти в Украине является парламент - Верховная Рада Украины" (ст.75). Характерные особенности Конституции определены ее Основным законом. Ясно, что создание Конституции, внесение в нее изменений - прерогатива "единственного органа законодательной власти". Исходя из положения ст.5 Конституции о том, что носителем суверенитета и единственным источником власти в государстве является народ, который осуществляет ее непосредственно и через органы государственной власти и местного самоуправления, принятие Конституции и ее реформирование может осуществляться представительным органом народа и непосредственно народом (корпусом избирателей) путем национального референдума.

В таком контексте исключительно важно, чтобы доктринальные положения о необходимости повышения роли парламента, усиления его независимости, неукоснительного и эффективного осуществления конституционных функций, которые отстаивают многие народные депутаты, более широко, настойчиво, конструктивно и динамично трансформировались в практическую деятельность Верховной Рады, прежде всего в сфере конституционного законотворчества.

В начале марта 2003 г. Президент Украины Л.Д. Кучма представил в парламент новый проект закона о конституционной реформе. Концептуальной идеей пересмотра Основного закона он провозгласил изменение политической системы, существо которого состоит в переходе от президентско-парламентской к парламентско-президентской республике. Обращаясь к народу, глава государства сказал, что президентско-парламентская система сыграла важную историческую роль, обеспечив стабильность общества и государства. Однако в действующей Конституции заложены механизмы противостояния законодательной и исполнительной власти. Необходимо создать политическую систему, которая соответствует наиболее распространенной в демократических странах Европы парламентско-президентской модели. Стержнем, сердцевиной власти, как подчеркнул Л.Д. Кучма, являются парламент и правительство за счет предоставления им дополнительных полномочий.

Одновременно глава государства вынес законопроект на всенародное обсуждение "для определения позиции граждан Украины по вопросам перераспределения конституционных полномочий между Президентом, Верховной Радой и Кабинетом Министров, перехода от президентско-парламентской к парламентско-президентской форме правления, а также других основных положений проекта".

Анализ президентского проекта закона от 6 марта 2003 г. "О внесении изменений в Конституцию Украины" показывает, что он предусматривал изменение конституционных моделей всех ветвей власти, а также форм непосредственной демократии: всеукраинского референдума и выборов.

Конкретизируя данное положение, вычленим главные слагаемые мартовского законопроекта.

1. Пересмотр структуры Верховной Рады посредством введения двухпалатности.

2. Сокращение конституционного состава Верховной Рады.

3. Расширение оснований роспуска парламента Президентом.

4. Изменение порядка формирования Кабинета Министров.

5. Увеличение возраста для пребывания в должности судей Верховного Суда и Конституционного Суда; продление срока полномочий судей Конституционного Суда.

6. Дополнение конституционных основ всеукраинского референдума положением о принятии путем референдума законов, которые имеют высшую юридическую силу и не требуют утверждения органами государственной власти, должностными лицами.

7. Пересмотр выборов: Верховной Рады Украины, Президента, Верховной Рады Автономной Республики Крым и органов местного самоуправления, установив проведение выборов всех перечисленных субъектов в течение одного календарного года и на один срок - пять лет.

Изложенный перечень, даже сам по себе, абсолютно рельефно выявляет конфликт между продекларированной целью конституционной реформы - построением парламентско-президентской республики - и содержанием намечавшихся "нововведений".

Изучение мартовского законопроекта дает все основания для вывода о том, что он продолжал антипарламентскую направленность, ранее воплощенную в организованном исполнительной властью всеукраинском референдуме-2000. Как полагает народный депутат О. Беспалов, логика предложенных преобразований серьезно отличается от декларируемой. Реформируемый по предложенной Президентом схеме парламент не усилит своих позиций, наоборот, они серьезно ослабеют; политическая реформа должна, по замыслу ее инициаторов, задавить все проявления самостоятельности парламента. Логическим итогом подобного развития станет формирование не парламентско-президентской, а президентско-беспарламентской республики. По его мнению, происходит подмена понятий: "Реформирование политической системы нам предлагают осуществить в виде конституционной реформы для усиления власти Президента".

Сходные оценки мартовскому законопроекту главы государства дали другие народные депутаты. Депутат М. Поплавский делает вывод, что содержащиеся в проекте положения представляют собой прямое выражение усиления авторитарного (диктаторского) режима в стране. Законопроект воплощает один маленький шаг к демократии (частичное формирование состава правительства) и три больших шага к диктатуре: прямое и опосредованное усиление зависимости нижней палаты от Президента и силовых структур; образование системы двойного вето; принятие законов "админресурсом" при помощи референдума.

Теоретическая доктрина и отражающая ее конституционная концепция определяют как ключевое звено трансформации президентско-парламентской республики в парламентско-президентскую расширение компетенции парламента, повышение его роли в системе государственной власти.

Вопреки этому, мартовский законопроект главы государства не только отражал, но и наращивал сложившуюся тенденцию дальнейшего усиления института президента и ослабления парламента в системе государственной власти.

После всенародного обсуждения, влияние которого на конституционную реформу было весьма слабым, Президент Украины 19 июня 2003 г. представил в Верховную Раду новый проект закона "О внесении изменений в Конституцию Украины". Глава государства снова обратился к народу и сообщил, что в этом варианте он снял предложения: 1) о введении в стране бикамерализма, хотя убежден в необходимости верхней палаты; 2) о сокращении количественного состава Верховной Рады; 3) о принятии законов посредством референдума, которые имеют высшую юридическую силу и не требуют утверждения органами государственной власти, должностными лицами.

В то же время законопроект сохраняет ряд положений, вызвавших острую дискуссию, в которой превалируют отрицательные оценки этих положений: 1) о формировании Кабинета Министров двумя органами: Верховной Радой и Президентом; 2) о расширении оснований роспуска Верховной Рады; 3) об изменении конституционной модели Конституционного Суда; 4) о проведении очередных выборов всех органов: Верховной Рады Украины, Президента Украины, Верховной Рады Автономной Республики Крым и органов местного самоуправления - в течение одного календарного года, а также установлении для всех перечисленных субъектов единого срока полномочий - пять лет.

В контексте построения парламентско-президентской республики центральной проблемой является формирование Кабинета Министров. Сравнительный анализ действующего порядка его формирования и намечаемых июньским законопроектом изменений приводит к заключению о том, что эти изменения, в сущности, не выстраивают комплекса конституционных гарантий, возможностей и процедур повышения роли Верховной Рады и расширения ее полномочий. Аналогичный вывод напрашивается и в отношении Кабинета Министров. Одновременно системное восприятие содержания законопроекта позволяет утверждать, что, в сущности, компетенция главы государства в нем не сужается, его позиции в системе разделения властей укрепляются еще больше. По мнению народного депутата А.А. Мороза, "предложения Президента являются попыткой укрепления президентской формы правления и диаметрально противоположны декларируемым намерениям относительно политической реформы".

Июньский законопроект "О внесении изменений в Конституцию Украины" относит к полномочиям Верховной Рады назначение по представлению Президента Премьер-министра и назначение по представлению Премьер-министра других членов Кабинета Министров, кроме случаев, предусмотренных Конституцией, а также прекращение полномочий лиц на этих должностях и принятие отставки Премьер-министра (п.12 ст.85). В сравнении с действующей Конституцией компетенция парламента дополняется правом назначать часть членов Кабинета Министров, прекращать их полномочия и принимать отставку Премьер-министра.

Однако вернемся к приведенной формулировке - "кроме случаев, предусмотренных Конституцией". Ее конкретизация нормами ст.106 законопроекта и некоторыми другими резко сужает полномочия, возможности, гарантии и процедуры парламента в исследуемой сфере, поскольку Кабинет Министров легитимируется двумя субъектами: и парламентом, и Президентом.

Как отмечалось, Верховная Рада назначает Премьер-министра по представлению главы государства. А по представлению Премьер-министра, согласно п.9 ст.106 проекта, Президент назначает трех министров: внутренних дел, иностранных дел и обороны. Кроме того, по представлению Премьер-министра он назначает председателей: Государственной налоговой администрации, Государственной таможенной службы, Службы безопасности и Государственного комитета по делам охраны государственной границы.

Иными словами, все силовые структуры производны от исполнительной власти, в которую входит Президент Украины.

Глава государства по представлению Премьер-министра также назначает глав местных государственных администраций (п.9 ст.106).

Позиции и возможности Президента в кадровой сфере укрепляются еще больше. Законопроект наделяет его правом прекращать полномочия всех перечисленных выше министров, председателей указанных органов и глав местных государственных администраций (п.10 ст.106). Необходимо при этом подчеркнуть, что данное право - дискреционное. Если назначения обусловливаются представлением Премьер-министра, то освобождения от должности Президент осуществляет по своему усмотрению, что и реализуется на практике.

Обратимся к вопросу об ответственности правительства. Действующая Конституция (ст.113) устанавливает, что Кабинет Министров ответственен перед Президентом, подконтролен и подотчетен Верховной Раде в пределах, предусмотренных в ст.85,87 Конституции. В отличие от данной нормы, июньский законопроект (ст.113) предусмотрел ответственность Кабинета Министров и перед Президентом, и перед Верховной Радой, подконтрольность и подотчетность Верховной Раде в пределах, установленных Конституцией.

Нынешняя Конституция (ст.87) закрепляет, что Верховная Рада по предложению не менее одной трети народных депутатов от ее конституционного состава может рассмотреть вопрос об ответственности Кабинета Министров и принять резолюцию о недоверии ему большинством от конституционного состава парламента. Принятие парламентом резолюции недоверия, согласно ст.115, влечет отставку Кабинета Министров. Премьер-министр обязан подать Президенту заявление об отставке Кабинета Министров по решению Президента или в связи с принятием Верховной Радой резолюции недоверия. Вопрос о прекращении полномочий Премьер-министра и его отставке в соответствии с п.9 ст.106 решает Президент. Отставка Премьер-министра влечет отставку всего состава Кабинета Министров (ст.115).

Июньский законопроект главы государства об изменении Конституции прежде всего намечает двух субъектов, по предложению которых Верховная Рада может рассмотреть вопрос об ответственности Кабинета Министров и принять резолюцию недоверия. Это - Президент и не менее одной трети народных депутатов от конституционного состава Верховной Рады. В отличие от существующего порядка законопроект предусматривает также внесение согласованной в установленном порядке кандидатуры для назначения Премьер-министра (ст.87).

Новшеством анализируемого законопроекта является изменение субъекта, принимающего отставку Кабинета Министров. Согласно статье 115 ее принимает Верховная Рада. В этом случае Президент Украины принимает решение об отставке тех членов Кабинета Министров, которых он назначил. Иными словами, отставка Кабинета Министров фактически осуществляется и парламентом, и главой государства.

В отличие от действующей Конституции, проект ее реформирования предполагает радикальные изменения в отношении последствий отставки Кабинета Министров. В случае, если парламент в течение 60 дней после отставки не сформирует персональный состав Кабинета Министров, который назначается Верховной Радой, Президент может досрочно прекратить ее полномочия, (ст.90).

Таким образом, реализация парламентом контрольной функции в отношении правительства содержит прямую угрозу существованию самого парламента. Данный подход не согласуется с функциональным назначением Верховной Рады. Роспуск парламента главой государства в рассматриваемом контексте представляет собой барьер для полнокровного осуществления парламентского контроля.

Следствием выражения Верховной Радой недоверия Кабинету Министров необходимо считать не роспуск парламента, а отставку правительства, что требует конституционного закрепления.

Проблемы реализации парламентского контроля, соотношения парламента и правительства характерны для многих государств СНГ. Тем важнее, что сходные выводы относительно рассмотренных институтов сформулированы также применительно к парламентам (палатам) других стран, прежде всего - России*(18). Примечательно, что они получили практическое воплощение в отношении субъектов Российской Федерации в их Конституциях. Выражение законодательным органом субъекта России недоверия главе этого субъекта означает, что он и возглавляемое им правительство должны немедленно уйти в отставку.

Итак, в мартовском и июньском законопроектах воплощена модель Кабинета Министров, производного от двух органов - Верховной Рады и Президента - и перед ними ответственного, что конфликтует с идеей перехода к парламентско-президентской республике.

Значительные конституционно-правовые гарантии и полномочия главы государства в рассматриваемой сфере определяются тем, что Президентявляется Верховным Главнокомандующим Вооруженных Сил, назначает на должности и освобождает высшее командование Вооруженных Сил, иных воинских формирований, осуществляет руководство в сферах национальной безопасности и обороны (п.17 ст.106).

Мощным полномочием Президента, выражающим его место и роль в системе государственной власти, является отмена актов Кабинета Министров Украины и Совета Министров Автономной Республики Крым, которым он располагает в соответствии с Конституцией (п.16 ст.106). Законопроект о реформировании Основного закона (п.14 ст.106) сохранял неизменным данное полномочие.

Изложенные изменения в системе "Верховная Рада - Президент - Кабинет Министров" вызвали обоснованные возражения: "Такая система, безусловно, не сможет работать в интересах народа. И не будет. Если она будет введена, то это приведет к построению в Украине не просто диктаторского режима, а недееспособного диктаторского режима, вынужденного постоянно нарушать собственные законы".

С одной стороны, глава государства провозглашает, что посредством реформы Конституции Украина должна прийти к политической системе, которая соответствует наиболее распространенной в демократических странах Европы модели, а с другой - непоколебимо отстаивает неизменность ч.2 ст.102 действующей Конституции, закрепляющей Президента "гарантом", в сущности, необозримого круга общественных отношений, что фактически содержит "скрытые" полномочия. Этого нет в конституциях стран Западной Европы и США, включая президентские республики. Даже Конституция Франции 1958 г., авторитарные черты которой хорошо известны, гласит: "Президент республики следит за соблюдением Конституции" (ст.5). Положение "Президент - гарант Конституции" введено Основным законом России (п.2 ст.80), а также одноименными актами других постсоветских республик. Этот элемент конституционного определения института президента в юридической науке подвергнут всесторонней критике. "Красиво звучащая фраза "Президент - гарант Конституции" может быть наполнена далеко не одинаковым содержанием; она дает возможность на ее основе предпринимать, в зависимости от обстоятельств, прямо противоположные по своему характеру и направленности действия и решения. В известном смысле она даже опасна", - утверждает Н.И. Матузов.

Комплексный подход к конституционной трансформации президентско-парламентской республики в парламентско-президентскую диктует необходимость изъятия части второй из ст.102 Конституции Украины. На этой основе широкие полномочия Президента в отношении Кабинета Министров, в том числе дискреционные, не воспринимаются как обоснованные.

Июньский законопроект Президента воспроизводит положение Конституции (ст.113), согласно которому Кабинет Министров является высшим органом в системе органов исполнительной власти. Как замечает Л.А. Окуньков, "выше высшего не бывает. Это превосходная степень, что имеет прямое отношение к компетенции правительства... Без понимания четкости и ясности в определении границ полномочий Президента неизбежны эксцессы авторитаризма и последующее размывание государственной власти между фаворитами, кланами и другими группами влияния".

Основной закон Украины определяет Кабинет Министров как орган общей компетенции. Статья 116 возлагает на него задачи во всех сферах государственного управления, включая обеспечение суверенитета государства, прав и свобод человека и гражданина, обороноспособности Украины. Согласно пункту 8 ст.116 Кабинет Министров направляет и координирует работу всех министерств и других органов исполнительной власти. Изложенных положений июньский законопроект главы государства не изменяет. Повышение роли Верховной Рады и Кабинета Министров как слагаемых построения парламентско-президентской республики органично увязывается с формированием парламентом всего состава Кабинета Министров и его руководством всеми министерствами.

Проект реформирования Основного закона главы государства включает пересмотр других конституционных институтов. Но содержание намечаемых здесь изменений также конфликтует с концепцией перехода к парламентско-президентской республике.

Несмотря на отрицательные выводы, июньский законопроект воспроизводит положения мартовского варианта, касающиеся корректирования института конституционного контроля. Во-первых, они сокращают круг субъектов, легитимирующих Конституционный Суд. Согласно действующему Основному закону он состоит из 18 судей, которых назначают три субъекта - Верховная Рада, Президент и съезд судей Украины, каждый - по шесть судей (ст.148). Июньский проект закона исключает съезд судей и определяет субъектами назначения судей Конституционного Суда только Верховную Раду и Президента, которые назначают по 9 судей.

Следующее новшество касается возраста судей. Конституция Украины (ст.126) устанавливает, что по достижении 65 лет судья освобождается от должности. Мартовский законопроект изменил данное положение только применительно к членам Верховного Суда и судьям Конституционного Суда, установив для них более поздний возраст как основание освобождения от должности, - 75 лет (п."б" ст.126).

В пользу судей Конституционного Суда сформулированы и другие проблемные изменения. Принципиальное значение имеют сроки, установленные для назначения судей. Действующая Конституция содержит правило: "Судья Конституционного Суда назначается на девять лет без права быть назначенным на повторный срок", а председатель этого органа избирается на пленарном заседании КС из состава его судей "только на один трехгодичный срок" (ст.148). Июньский законопроект предусмотрел иную редакцию: "Судья Конституционного Суда назначается на должность сроком на девять лет. Одно и то же лицо не может быть назначено судьей Конституционного Суда Украины более чем на два срока подряд". Исключается также действующий ныне запрет на избрание Председателя Конституционного Суда только на три года. Обратим внимание на формулировку: "Одно и то же лицо не может быть назначено судьей Конституционного Суда более чем на два срока подряд". Она одновременно содержит и возможность сохранения в должности нынешнего состава Конституционного Суда на второй срок и невозможность. Такая неопределенность, двусмысленность нежелательна.

Неприемлемость предлагаемых изменений конституционной модели института конституционного контроля обосновывается также опытом построения соответствующих органов других государств. Основные законы не допускают неопределенности, неясности, двусмысленности по поводу сроков легитимности судей, устанавливая строго и четко конкретные сроки, исключающие разновариантность восприятия, а также использования конституционных правил (ст.147 Федерального конституционного закона Австрии, ст.58 Конституции Франции, ст.94 Основного закона ФРГ, ст.168 Союзной Конституции Швейцарской Конфедерации, ст.194 Конституции Польши).

Неожиданными и не поддающимися объяснению являются положения, содержащиеся как в мартовском, так и в июньском проектах главы государства относительно пересмотра очередных выборов: Верховной Рады, Президента, Верховной Рады Автономной Республики Крым и органов местного самоуправления, - которые вызвали отрицательные оценки. Содержание предлагаемых изменений сводится к двум главным положениям: 1) установить избрание всех перечисленных выше субъектов на один срок - пять лет; 2) закрепить проведение всех очередных выборов в течение одного календарного года.

Чтобы разобраться в ситуации, необходимо исходить из следующих положений: действующая Конституция устанавливает избрание Верховной Рады сроком на четыре года (ст.76), а Президента - на пять лет (ст.103). Срок полномочий главы государства истекает в 2004 году, а Верховной Рады - в 2006 году. Стало быть, реализация рассматриваемых изменений вырисовывается в двух вариантах: 1) если все выборы проводить в 2004 году, сокращается срок полномочий Верховной Рады нынешнего созыва, что для депутатов нежелательно; 2) а проведение всех выборов в 2006 году связывается с продлением срока президентских полномочий на два года, что противоречит ст.103 Конституции.

Осмысление интересующих нас изменений сквозь призму расширения заложенных в проектах трех оснований роспуска Верховной Рады и отрешения Президента от должности в порядке импичмента, а также некоторых других вопросов, связанных с деятельностью избирательных комиссий, движением денежных потоков, расшатывает устойчивость положения о проведении всех очередных выборов в течение одного календарного года. Особо подчеркнем, что оно уязвимо с точки зрения необходимости обеспечения преемственности государственной власти, ее стабильности, непрерывности, дееспособности.

Важно заострить внимание на следующем положении июньского законопроекта, которого не было в мартовском варианте конституционной реформы: "Сроки проведения очередных выборов Президента Украины, очередных выборов в Верховную Раду Украины, в Верховную Раду Автономной Республики Крым, в органы местного самоуправления, а также год, в течение которого впервые проводятся эти выборы, определяются законом, который принимается Верховной Радой Украины в двухмесячный срок после вступления в силу Закона Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины". Это означает, что при условии внесения изменений в Конституцию открывается перспектива решать остальные вопросы конституционного уровня в упрощенном порядке, поскольку закон принимается не 2/3 голосов народных депутатов, а большинством голосов, которое легко обеспечивается.

Парламентское большинство поддерживает президентский проект, оппозиционные фракции - проект Временной комиссии Верховной Рады. В отличие от первого, законопроект парламентской комиссии действительно моделирует трансформацию президентско-парламентской республики в парламентско-президентскую. Отметим, что проект закона об изменении Конституции Украины, сориентированный на построение конституционной модели парламентско-президентской республики, был разработан и представлен в Верховную Раду народными депутатами (П.Н. Симоненко, А.А. Морозом, А.Н. Матвиенко и др.) еще в 1999 году. Получено также заключение Конституционного Суда. Доработанный депутатский проект конституционной реформы предусматривает образование всего состава Кабинета Министров Верховной Радой и его ответственность перед парламентом, сокращение оснований для роспуска парламента главой государства, сохранение существующей периодичности очередных выборов. Имеются и другие отличия. В целом парламентский вариант модернизации Конституции предусматривает повышение роли Верховной Рады в системе разделения властей и Кабинета Министров. Одновременно он направлен на сокращение полномочий Президента. Эта концепция гармонизирует с конституционным развитием большинства западноевропейских государств. Прочные позиции парламентаризма - характерная черта современного развития конституционных институтов в странах Западной Европы.

В июле 2003 г. оба законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины - парламентский и президентский - направлены в Конституционный Суд на заключение об их соответствии ст.157 и 158 Основного закона.

Происходящие в мире интеграционные процессы включают в свою орбиту и конституционно-правовую материю. В новейшее время это очень рельефно олицетворяет Европейский Союз. Идея создания его конституции переведена на практические рельсы, вопросы ее принятия вышли на финишную прямую.

В рамках СНГ Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан заявили о построении Единого экономического пространства. Конституционное оформление - составной элемент создания Союза России и Беларуси.

В нынешних условиях теоретические и практические вопросы перспектив конституционного развития актуализируется не только для Украины, но и других стран, прежде всего - Российской Федерации. Уже высказывалось предложение о подготовке и принятии Межпарламентской Ассамблеей СНГ модельной конституции. Проблемы современного конституционного процесса выдвигают необходимость разработкии принятия МПА Содружества также модельного акта об общих основах конституционного процесса. Тем самым будут созданы эталоны рекодательного характера, использование которых будет содействовать развитию и совершенствованию конституций государств СНГ.

 

Л.Т. Кривенко,

главный научный сотрудник Института государства и права

им.В.М. Корецкого Национальной академии наук Украины,

доктор юридических наук, член-корреспондент Академии

правовых наук Украины

 


вверх