назад
29 июля 2016 21:24 / Москва

Принцип социальной справедливости в законотворчестве: проблемы реализации на современном этапе

Принцип социальной справедливости в законотворчестве:
проблемы реализации на современном этапе

В отношении представлений о справедливости правовые нормы выполняют две функции. Во-первых, они объединяют такие представления в правовую систему, в результате чего представления о справедливости приобретают характер всеобщей обязательности, опираются на силу и авторитет государства, а вместе с этим повышается нравственная ценность самой правовой системы. Во-вторых, правовые нормы способствуют широкому распространению соответствующих идей о справедливости среди населения государства. Идеи социальной справедливости детализируются при разработке отдельных законов, затем закрепляются в правовых нормах этих законов и таким образом внедряются во все области общественных отношений. В идеале весь массив законодательства должен быть проводником справедливости в общественные отношения.
Существует несколько путей закрепления справедливости в юридической норме. Самый простой из них - ее непосредственная фиксация в правовом установлении. Например, часть 1 ст. 60 УК РФ, определяющей общие начала назначения наказания, устанавливает: "Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, и с учетом положений Общей части настоящего Кодекса". Если в законодательном акте не упоминается слово "справедливость", это отнюдь не означает, что данному акту чуждо его значение. Все юридические нормы, по мнению Н.А. Чечиной, могут быть оценены с позиции морали, а следовательно, и с позиции справедливости.
Когда справедливость прямо не упоминается в нормативном правовом акте, она может закрепляться в нем в различных формах: в виде равенства между участниками общественных отношений; путем установления определенного соотношения между правами и обязанностями; посредством определения соответствующего характера целей и средств правовых норм; путем индивидуализации санкций. Как показатель справедливости равенство в правовой сфере выражается в равноправии. Принцип равноправия в полной мере реализован в норме ст. 19 Конституции РФ, которая гласит: "Все равны перед законом и судом".
Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Вполне очевидно, что закрепление в Конституции РФ неотъемлемых прав и свобод человека и гражданина само по себе не достаточное условие демократизма государства и общества, если вместе с этим не будет конституционно провозглашено равенство всех перед законом и органами отправления правосудия.
Государство, предоставляя права гражданам, придает определенную ориентацию всей общественной жизни. Наделенный широкими и реальными правами гражданин становится сознательным участником важнейших социальных процессов. Он пользуется доверием государства, опирающегося на его сознательность, умение сочетать в своих действиях личные и общегосударственные интересы. Вместе с тем вырабатывается новое отношение личности к государству: государство рассматривается личностью уже не в качестве чего-то чужеродного, а в качестве специфического учреждения, которое служит интересам всех и каждого и заслуживает, следовательно, уважения всех и каждого. Отсюда понятны те мотивы, которыми руководствуются некоторые режимы при отрицании универсального характера самой категории неотъемлемых прав человека. Сюда можно отнести настойчивые усилия деятелей ряда стран, особенно восточных, представить категорию "прав человека" явлением сугубо "западных цивилизаций", якобы не согласующимся с национальными культурами их стран. Прискорбно, хотя в чем-то вполне знаменательно, что подобные утверждения начинают звучать в России, когда отвергается абсолютный характер прав и свобод человека и на первое место среди национальных ценностей, будто бы отвечающих российской истории и культуре, выдвигаются идеи "государственности" и "державности".
Принцип справедливого равенства может по-разному проявляться в каждой отрасли права, и это многообразие форм только подчеркивает важное значение равенства как показателя справедливости. Однако справедливым при определенных обстоятельствах может быть и неравенство.
Люди неравны с рождения - по своим умственным и физическим способностям, по социальному и семейному положению. Поэтому к их поведению единый правовой масштаб не применяется, ибо правовые нормы предоставляют возможность учитывать обстоятельства конкретных дел при применении закона. Некоторые отрасли права содержат специальные нормы, которые направлены на полную реализацию принципа справедливости. Так, в соответствии с Уголовным кодексом суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного может прийти к убеждению о нецелесообразности отбывания виновным назначенного наказания в виде лишения свободы или исправительных работ и принять решение об условном неприменении наказания к виновному с обязательным указанием в приговоре мотивов условного осуждения.
Равенство и неравенство как выражение справедливости в праве в своей совокупности служат тому, чтобы максимально защищать интересы каждой личности, не нанося при этом ущерб общественному благу, интересам народа и государства, законным интересам других лиц.
Любое юридическое правило можно рассматривать как единство цели, ради которой создана правовая норма, и средства, с помощью которого эта норма должна осуществляться. Правовая норма представляет собой реализовавшуюся цель, но только тогда, когда посредством правовой нормы заложенная в ней цель получает официальное признание. Как известно, юридическая норма устанавливает права и обязанности участников общественных отношений. Поэтому будет правильно рассматривать подобные права и обязанности, а также то, что возникает вследствие их осуществления, в качестве целей, которые ставит законодатель. Между тем одна из этих целей - ближайшая - в ее реализованной форме может выступать как средство по отношению к другой отдаленной перспективной цели, в связи с чем возникает вопрос, насколько справедливы выбранные законодателем средства, т.е. всегда ли справедливая цель оправдывает избранные для ее осуществления средства?
Наука, давая ответы на этот вопрос, исходит из двух разнополярных точек зрения. Согласно одной из них, которая наиболее полно выражена в христианской этике, все средства характеризуются неизменными моральными качествами и независимо от места и времени, от конкретной ситуации могут быть либо хорошими, либо дурными. Несостоятельность такого умозаключения обнаруживается при первой же попытке воплотить его в жизни - в самом деле, не может государство относиться с "любовью" к преступнику, нарушающему установленные нормы, как того требует христианство. Согласно другой точке зрения, цель оправдывает любое средство, с помощью которого она может быть достигнута; тем самым неоправданно абсолютизируется зависимость ценности средства от ценности цели. Справедливость обладает определенной устойчивостью своего содержания, поэтому она ограничивает выбор средств, а ее нормы выступают в качестве критерия поведения человека.
К целям, заключенным в правовых нормах, предъявляются определенные требования справедливости. Цель, чтобы быть справедливой, должна:
- адекватно отражать интересы народа, т.е. обладать качеством истинности. Любая истинная правовая цель - исторически назревшая цель, для осуществления которой имеются все необходимые условия. Но здесь еще дают о себе знать недостатки общественного сознания, именно они могут быть причиной появления правовых норм, не соответствующих объективным закономерностям. Этим, в частности, определяется возрастающая роль общественных наук в правотворческом процессе;
- обладать признаком реальности. Реальна та цель, для реализации которой уже в наличии (а не только потенциально) имеются достаточные средства.
Истинность и реальность не всегда совпадают в правовой цели. Истинная цель может быть в определенный момент нереальной, а реальная - неистинной. Законодатель, обсуждая вопрос о реальности цели, просто обязан исходить из возможности субъекта поступать правомерным образом. Должны быть созданы либо же уже существовать условия, которые содействуют поведению, не влекущему санкции. Другое положение противоречило бы справедливости. "Если не существует способа поведения, позволяющего предохранить субъекта от наказания, то санкция не может быть фактором, мотивирующим его поведение".
- цель должна опираться лишь на такие средства, применение которых нравственно оправданно. Цель, для которой требуются неправовые средства, не есть правая цель.
В роли специфического средства осуществления правовой цели выступают санкции, предусмотренные нормативно-правовыми актами. Использование санкций, сопряженных с различного рода лишениями, - мера вынужденная. Поэтому законодатель придает особое значение реализации требований справедливости при юридическом закреплении конкретных форм государственного принуждения, а именно:
санкции должны применяться лишь к тем, кто нарушил закон;
они должны обеспечивать восстановление нарушенного права в полном объеме;
между санкциями правовых норм, устанавливающих ответственность за различные противоправные деяния, должны соблюдаться определенные пропорции - более опасные правонарушения должны наказываться более строго;
закон, смягчающий или устраняющий уголовную ответственность, должен иметь обратную силу; напротив, закон, устанавливающий или усиливающий уголовную ответственность, не должен распространяться на отношения, имевшие место до его издания;
суды должны иметь возможность индивидуализировать наказание с учетом конкретных обстоятельств дела;
за одно правонарушение никто не должен осуждаться дважды.
Все эти требования справедливости, безусловно, учитываются в практике правотворческих органов. Например, реализуя принцип индивидуализации наказания, российское уголовное законодательство предусматривает возможность назначения наказания ниже низшего предела, установленного законом за данное преступление, или же назначить более мягкий вид наказания при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления (ст. 64 УК РФ). Следовательно, выбор морально оправданных средств, допустимых при правовом регулировании конкретных видов общественных отношений, был и остается важной задачей правотворчества.
Однако имеют место случаи, когда проблема справедливости правовой нормы сводится лишь к проблеме справедливой цели. Справедливость правовой нормы предполагает научную обоснованность, истинность отображения в ней требований закономерного развития общества, учет непосредственных и более отдаленных целей, стоящих перед ней. Справедлива та норма, которая подчинена как конкретной, так и более общей цели. Тем не менее нельзя упускать из виду и те средства, с которыми соединяются конкретные цели, но надо отказаться от средств, использование которых могло бы дать временный эффект, нарушая при этом нормы морали. К примеру, многие отрицательно-ценностные средства, связанные с унижением человеческого достоинства, уже прямо запрещаются законом, а их применение преследуется в уголовном порядке. При оценке целей необходимо во всех случаях учитывать и средства их осуществления, а при оценке средств - выяснить цели, которым они служат.
Очевидно, что право не может ни создаваться, ни модифицироваться, ни применяться без опоры на понимание справедливости принимаемых правовых актов. Пожалуй, наиболее полно выявляется правовое воплощение идеи справедливости в принципе законности.
Законность - функциональная категория юридической науки и практики, уровень и состояние которой служат главными категориями оценки правовой жизни общества, его граждан. Право реально потому, что властная воля, выраженная в законах, находит свое воплощение в поведении людей - граждан, исполняющих закон; лиц, вступающих в отношения путем заключения договоров; судей, прокуроров, сотрудников органов внутренних дел и иных лиц, применяющих закон. Даже самый совершенный закон действует только тогда, когда он выполняется, воздействует на общественные отношения, на сознание и поведение людей. Эта сторона права, связанная с претворением требований закона в жизнь, и характеризуется понятием "законность".
Идея законности своими корнями уходит в далекое прошлое. Еще древнегреческие ученые Сократ, Платон, Аристотель в своих сочинениях призывали граждан укреплять и соблюдать законы. Ученые задаются вопросом, существовала ли законность в добуржуазных, буржуазных государствах, наконец, в странах с тоталитарным режимом.
По мнению С.Л. Зивса, И.С. Самощенко и других, в добуржуазном обществе законность вообще отсутствовала, ибо в то время не существовало даже формального равенства людей. Большинство ученых (например, М.С. Строгович, П.М. Рабинович и другие) придерживаются той точки зрения, что поскольку законность неразрывно связана с нормами права, то, стало быть, она возникла вместе с ними. Свое видение на сей счет предложил профессор С.С. Алексеев, который полагает, что законность возникла вместе с законами, но именно как требование их соблюдения, и только с образованием буржуазного общества она становится принципом и режимом, который с учетом характера политического режима - демократического или антидемократического - является режимом формальным или реальным. Все формы выражения содержания законности присутствуют в любом общественном строе, поскольку требование "соблюдать правовые предписания" и есть принцип законности, который существует в любом обществе и обращен к большинству населения; пресекая незаконные действия, в любом обществе законность становится методом поведения и деятельности; в результате появляется определенный режим общественных отношений.
В советской юридической литературе понятие законности долгое время рассматривали с позиции обязательного исполнения закона всеми субъектами советского права. В.И. Ленин выдвинул идею о социалистической законности, она-то и стала определяющей в стране с тоталитарной системой. В последствии взгляды В.И. Ленина на законность были основательно откорректированы советской юридической наукой. В марксистско-ленинской общей теории государства и права принцип (идея) законности представлял существенную ценность и включал в себя ряд весьма важных аспектов, к примеру, законность призвана выступать в качестве одного из важнейших методов государственного руководства обществом - как принцип деятельности государственного аппарата и поведения граждан, принцип правового регулирования. Эти идеи были развиты в трудах советских ученых. Так, по мнению В.Е. Давидовича, ослабление демократического народного контроля за деятельностью тех или иных звеньев государственной власти, подмена законности административным своеволием отдельных лиц, затяжка в процессе своевременного изменения системы законодательства, отмена устаревших положений, не отвечающих требованиям времени, - все это создает обстановку, в которой справедливости проявляться трудно, она сникает, размывается.
Законность - очевидно необходимая и важная предпосылка справедливости. Без наличия строго очерченной и отшлифованной нормативной системы, которая выражает в обществе всеобщую волю народа, справедливость того или иного решения была бы полностью отдана на откуп субъективному мнению. Юридически признанная в государстве свобода оформлена в виде закона. Законы - это положительные, ясные, всеобщие нормы, в которых свобода приобретает безличное, теоретическое, независимое от произвола отдельного индивида существование. Чтобы поступки людей могли претендовать на признание их справедливыми, они по крайней мере должны опираться на действующие законы, которые сами несут в себе возможность справедливого подхода к возникающим на практике отдельным ситуациям. Как верно подметил Л.С. Явич, "по своей социальной природе право не только формально равный, но и справедливый масштаб свободы".
Без ориентации на справедливость ни государственная акция законодателя, ни практические шаги судей, прокуроров, адвокатов и иных должностных лиц не могут быть одобрены общественным мнением, свободно приняты теми, кого данные правовые акта касаются. В праве справедливость обретает фиксированный характер, в ней выявляются моменты строгой нормативности. Справедливость шире права, поэтому она не может быть полностью умещена в его строгих реестрах, кодексах, установлениях. Справедливость не замкнешь в пункты должностных инструкций, министерских приказов, ведомственных распоряжений. Разумеется, отдельные процессуальные нормы, требования, предъявляемые к правовым документам, сами по себе не могут быть ни справедливыми, ни несправедливыми. Но весь опыт функционирования права говорит о том, что без этих сугубо формальных моментов, когда справедливость воплощается в нормах права, сама по себе она не может быть реализована. Справедливость как непременный элемент правовой системы охватывает все составляющие этой системы, выступает как качественная характеристика права.
Принцип законности создает предпосылки для обеспечения справедливости, поскольку в нем содержится требование равенства всех граждан перед законом. Всеобщность закона такова, что она ни для кого не делает исключения, когда возникает вопрос об ответственности за нарушение закона, не создает необоснованных привилегий при осуществлении конституционно гарантированных субъективных прав.
Справедливость, выраженная в конкретной правовой норме, призвана фиксировать только то соотношение равенства и неравенства, при котором обеспечивается достаточно точная соразмерность поступков и последствий этих поступков. Между тем, как утверждает норвежский криминолог Н. Кристи, все признают несправедливость постоянной чертой общества, во всеуслышание заявляющего о равенстве. В области уголовной юстиции это проявляется весьма рельефно и порой даже демонстративно. "Люди получают различные приговоры за совершение одинаковых преступлений, законы составлены и применяются таким образом, что они ведут к дискриминации бедных",- отмечал американский социолог Дж.Ньюман. Несправедливость, которая совершается в отношении наших близких во имя уголовной юстиции, является самым тяжким злом.
Принцип всеобщего равенства перед правом провозглашался тысячекратно, но в жизни он столь же неоднократно и попирался. Задача предоставления одинаковых прав и предъявления единых требований не исчерпывается лишь формальным провозглашением. Она входит в ткань реально существующих отношений, модифицируясь применительно к конкретной обстановке. Однако равенство требований не подразумевает абсолютной одинаковости в распределении прав и обязанностей - оно означает предъявление к действующим субъектам таких претензий, которые исключали бы не только антидемократические привилегии, но и любые формы дискриминации. Режим законности предполагает как его провозглашение, так и фактическое осуществление. Действующий правопорядок, функционирующее правосудие - все это и есть реализация законности, которая обеспечивает справедливость. В правовой системе принцип законности имеет приоритетный характер и обладает первостепенным значением. Укрепление законности и правопорядка напрямую зависит от строгого соблюдения принципов справедливости. Любое ущемление законных интересов граждан, местное "законотворчество", вольное толкование общегосударственных установлений несправедливы.
Значительный интерес представляет философско-правовая концепция B.C. Соловьева. Прежде чем дать определение понятия права он отмечает, что "в основе права лежит свобода как характеристический признак личности". Однако свобода лица превращается в право лишь тогда, когда за всеми одинаково признается их свобода. "Таким образом, моя свобода как право, а не сила только, прямо зависит от признания равного права всех других. Отсюда мы получаем основное определение права: право есть свобода, обусловленная равенством. В этом основном определении права индивидуалистическое начало свободы неразрывно связано с общественным началом равенства, так что можно сказать, что право есть не что иное, как синтез свободы и равенства".
Согласно философской концепции В.С. Соловьева в общем определении права в качестве свободы, которая обусловлена равенством, именно равенство является определяющим термином данной формулы, так как лишь равное ограничение делает из свободы право. "Значит, окончательно все дело не в равенстве, а в качестве самого ограничения: требуется, чтобы оно было действительно справедливо, требуется для настоящего правового закона, чтобы он соответствовал не форме справедливости только, а ее реальному существу, которое вовсе не связано с отвлеченным понятием равенства вообще. Неправда, равно применяемая во всем, не становится от этого правдой. Правда или справедливость не есть равенство вообще, а только равенство в должном". Подобная характеристика справедливости означает ее трактовку в качестве категории нравственности.
Вместе с тем В.С. Соловьев подчеркивает, что между нравственным и юридическим законом нет противоречий: хотя юридический закон не требует высшего нравственного совершенства, но он и не отрицает его. Отличие нравственности от права в том, что высшие требования нравственности не предписывают заранее никаких внешних определенных действий, а предоставляют самому идеальному настроению выразиться в соответствующих действиях применительно к данному положению и "эти действия сами по себе нравственной цены не имеют". Закон же юридический имеет своим предметом реально определенные внешние действия, совершением либо не совершением которых исчерпывается соблюдение требований данного закона. "С точки зрения юридической важно именно объективное выражение нашей воли в совершении или недопущении известных деяний. Это есть другой существенный признак права, и если оно первоначально определялось как некоторый минимум нравственности, то, дополняя это определение, мы можем сказать, что право есть требование реализации этого минимума, то есть осуществления определенного минимального добра, или, что то же, действительного устранения известной доли зла, тогда как интерес собственно нравственный относится непосредственно не к внешней реализации добра, а к его внутреннему существованию в сердце человеческом". Различие между нравственностью и правом в том, что нравственный закон предполагает свободное и добровольное исполнение требований нравственности, любое принуждение - физическое либо психологическое - здесь нежелательно и невозможно; что касается внешнего осуществления требований юридического закона, то он допускает прямое или косвенное принуждение, поэтому принудительный характер подобного закона является необходимостью.
Нельзя не отметить тот факт, что подчас сами правовые нормы закрепляют такие положения, которые уже сами по себе являются показателем справедливости действующего права. Эти положения вырабатывались в течение многих веков. В научной литературе они именуются юридическими аксиомами и являются своеобразным выражением ценности права, показателем его вклада в духовную культуру человечества. С.С.Алексеев отмечает: "Отход от подобных аксиом, их несоблюдение могут привести к тому, что право... перестает быть правом, оставаясь мерами прямого принуждения, организационного воздействия".
По своему содержанию юридические аксиомы представляют собой простые нормы права и справедливости, значение которых стало уже общепризнанно. Поэтому ни один законодатель в мире не может пренебречь ими, не ставя под сомнение справедливость своих действий. Выработка целей и средств, которые закрепляются в правовых нормах, процесс чрезвычайно сложный. Именно поэтому в правотворчество все шире вовлекаются народные массы. Конституция РФ (ст. 32) закрепляет за гражданами России "право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей". Участие граждан в управлении делами своего государства как непосредственно, т.е. путем изъявления своей воли на референдуме, а также путем личного участия в деятельности органов власти, так и через избираемых ими же представителей в органах государственной власти либо местного самоуправления является выражением суверенитета народа и формой осуществления им своей власти. Разумеется, реализация этого права помимо создания необходимых социальных, политических и правовых гарантий со стороны государства предполагает и активную общественную позицию самого гражданина, его осознанный интерес к жизни общества, определенный уровень правовой и политической культуры.
Вместе с тем сколь бы то ни было значительно участие масс в принятии законов и решений, большая доля ответственности лежит на государственных органах, которые обязаны четко и своевременно определять содержание воли народа, закрепляемой в нормативно-правовых актах. Общая воля - это та модель действий, которая в наибольшей степени воплощает интересы всех.
При определении общей воли многое зависит от личности законодателя и его культуры. Как метко подметил П.М. Рабинович, "право не только отражение общественного бытия, но и самовыражение личности законодательного субъекта, несущее на себе отпечаток психологических особенностей составляющих его индивидов, их личного опыта, условий жизни". Там, где правотворческий орган сравнительно многочислен, индивидуальные мнения, накладываясь друг на друга, как бы нивелируются, а если малочислен - индивидуальные мнения воплощаются в правовых нормах примерно в том виде, как они были высказаны. Поэтому немалый научно-практический интерес представляет вопрос, как отдельные качества личности сказываются на работе правотворческого органа. Ясно, что столь ответственная деятельность, каковой является правотворческая, не должна "размножать" негативные качества отдельных лиц. Соблюдение в правотворческой деятельности принципов права придает действительно справедливый характер правовым решениям, а их нарушение, наоборот, может привести к выхолащиванию права, исключительно из него именно того, что делает его правом в полном смысле этого слова. Именно поэтому особо важно поднять уважение к закону, к справедливости как реальной гарантии законных прав человека.
Проблема, связанная с последовательным воплощением идеи справедливости в праве и других сферах функционирования нашего общества, со всей остротой проявилась в ходе проходивших в конце 1980-х годов процессов перестройки и отказа от тоталитарных подходов в политике, праве, экономике и социальной сфере. В постановлении Съезда народных депутатов СССР от 9 июня 1989 г. "Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР" подчеркивалась необходимость последовательного претворения в жизнь принципа социальной справедливости. Затем в Декларации о государственном суверенитете РСФСР было заявлено о решимости создать демократическое правовое государство. Эта норма нашла свое воплощение в статье 1 Конституции РФ. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы (ст. 15 Конституции РФ). Следовательно, положения международного права, касающиеся справедливости, имеют прямое отношение к российскому праву. Существенным показателем полноценности законов с позиции их справедливости во многом является строгая их согласованность с общепризнанными международными стандартами прав и свобод человека, с принципом приоритета и задачей надежной охраны названных ценностей. Несомненно, что понятию справедливости закона должны соответствовать прежде всего правовое положение личности в обществе, реальная гарантированность прав и свобод людей, способность защищать их от произвола чиновников и других противоправных посягательств. Во многих международных документах, в частности в Парижской хартии для новой Европы, защита, соблюдение и полное осуществление прав и свобод человека признаны основой справедливости. Практически аналогичную позицию отражает норма статьи 18 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной властей, местного самоуправления и институтов правосудия.
В связи с этим есть все основания, по которым справедливость следует рассматривать как критерий истинности, подлинной нравственности и правоохранительной сущности закона. Речь идет об адекватности правовой материи принципам приоритетности и гарантированности прав человека и о рассмотрении ее как критерия правомерности и социальной справедливости того или иного закона. Исходя из данного критерия, все принимаемые правовые акты, а также все действующее законодательство должны сообразовываться с правами человека, с принципом равноправия людей - одним из требований и компонентов идеи справедливости. Однако, к сожалению, на практике нередко принимаются акты, противоречащие указанному законотворческому началу. Так, в статье 19 Федерального закона от 8 мая 1994 г. "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" предусмотрено право депутата на отказ от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением им депутатских обязанностей. Несомненно, это противоречит принципу социальной справедливости, основным началам российского законодательства, согласно которым дать показания, к тому же правдивые, - обязанность любого гражданина России (независимо от занимаемого поста или должностного положения), которому известны обстоятельства, имеющие значение для дела (например, ст. 308 УК РФ). Норма статьи 19, в которой содержится указание на привилегию, расходится с общеправовыми принципами справедливости и равенства граждан перед законом и судом. Именно в предоставлении подобных (по существу незаконных) привилегий и кроется одна из основных причин распространенности в нашей стране таких негативных проявлений, как вседозволенность власть имущих; живучесть административно-командного стиля руководства; стремление облегчить себе условия жизни тех, кто занимает ответственное положение в обществе. Неоправданным был Указ Президента РФ от 14 июня 1994 г. "О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности", предоставлявший правоохранительным органам возможность задержания подозреваемых и обвиняемых по указанным преступлениям на срок до 30 суток. Этот Указ нарушал принцип справедливости, поскольку он, во-первых, касался прав и свобод человека, а это предмет исключительно законодательного регулирования, который не может подменяться даже президентским указом; во-вторых, противоречил требованиям статьи 22 Конституции РФ о недопустимости задержания лиц до судебного решения на срок более 48 часов. В связи с этим Государственная Дума в постановлении от 22 июня 1994 г. "О защите конституционных прав и свобод граждан при осуществлении мер борьбы с преступностью" подвергла данный Указ справедливой критике, подтвердив, что любой акт, который нарушает, необоснованно ущемляет конституционные права, свободы и интересы человека и гражданина, не может быть признан справедливым.
Однако идея реализации принципа справедливости не может быть сведена лишь к установлению в правотворчестве и к соблюдению в правоприменении приоритетности и гарантированности прав и свобод человека. Она должна распространяться в том числе на юридические обязанности людей, поскольку осуществление прав и свобод неотделимо от исполнения гражданином своих обязанностей.
Конституция РФ закрепляет равенство не только прав и свобод индивида, но и его обязанности (ст. 6), причем осуществление человеком своих прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц (ст. 17). В случаях же уклонения граждан от исполнения своих обязанностей или посягательства с их стороны на указанные человеческие ценности других лиц справедливо применение к виновным установленных законом мер воздаяния. Права граждан, свободы личности могут быть ограничены только в случаях, когда это не противоречит закону, и в той мере, в какой данное ограничение необходимо для охраны основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других людей, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. 55 Конституции РФ, ст. 2 Декларации прав и свобод человека и гражданина).
Все это свидетельствует о том, насколько важно сегодня вживление идеи справедливости в правовую материю. В современной России - это одна из неотложных и важных правотворческих задач, от решения которой на самом высоком уровне во многом зависит как качество, эффективность, так и успешность исполнения применяемых законов. Право должно основываться на справедливости. Правовое государство несовместимо с несправедливостью, ибо она извращает, разрушает право, а не защищает его от нарушений.
Конституция РФ не содержит нормы, непосредственно закрепляющей принцип справедливости, и тем не менее статью 7, характеризующую Российскую Федерацию как социальное государство, можно в некотором роде рассматривать в виде нормы, утверждающей данный принцип. Современной правовой системой России идея справедливости воспринята в основном отраслевым законодательством как неотъемлемое свойство, а в некоторых случаях и как норма-принцип права.
Очевидно, что российское законодательство, способствующее переходу страны к рыночной экономике, за последнее десятилетие коренным образом поменялось. Среди новых законов особую значимость имеет Гражданский кодекс РФ, три части которого были введены в действие соответственно с 1 января 1995 г., с 1 марта 1996 г. и с 1 марта 2002 г.
"Теоретический стержень справедливости в гражданском праве,- отмечает Л.В. Щенникова, - находится в недрах самого гражданского законодательства. Справедливыми должны быть подходы в регулировании имущественных отношений, а они не что иное, как принципы и идеи частного права. Вот почему на вопрос: где содержатся критерии справедливости гражданского законодательства, с уверенностью можно ответить: в ст. 1 ГК РФ. Действительно, гражданское общество справедливо, если его члены реально равны и свободны в проявлении своей воли, собственность неприкосновенна; гражданское право реально осуществляется и может быть защищено, если недопустимо вмешательство в частные гражданские дела".
Уголовный кодекс РФ впервые закрепил принципы уголовного права (ст. 3, 4, 5, 6, 7), в числе которых и принцип справедливости. Согласно ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицу, совершившему правонарушение, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности данного деяния, обстоятельствам его совершения и особенностям личности виновного. В случаях одинаковой квалификации преступлений законодателем предусмотрены специальные перечни обстоятельств, смягчающих (ст. 61 УК РФ) и отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ). Наличие или отсутствие таковых может существенно повлиять на вид и размер наказания. В ранее действовавшем УК РСФСР принципы лишь подразумевались, выводились из содержания, но не были четко обозначены в тексте.
Хотя, как известно, принципы существуют независимо от того, записаны они в законе или нет, и законодатель всегда формирует правовую систему, исходя из системы принципов, тем не менее принципы-идеи, не закрепленные в законе, всегда воздействуют на практику слабее, нежели принципы-нормы. Наличие системы принципов позволяет защитить законодательную и правоприменительную практику от прямого влияния быстро изменяющихся политических конъюнктур и интересов. Строгое следование принципам помогает избежать крутого поворота от рыночных (экономических) и демократических (социально-политических) реформ к авторитаризму и диктатуре, а в части уголовной репрессии избежать ее резкого ужесточения или смягчения в связи с итогами очередных парламентских или президентских выборов. Законодатель, установив нормы-принципы, в последующем уже связан ими при внесении изменений и дополнений в действующее законодательство. Новые нормы не могут противоречить уже имеющимся до них в законе принципам.
Принцип справедливости предопределяет применение строгого наказания, как правило, к лицам, совершившим тяжкие преступления и виновным в рецидиве. К лицам же, впервые совершившим преступления меньшей тяжести, обычно применяются наказания, не связанные с лишением свободы (условное осуждение, штраф, общественные работы и др.), либо они могут быть освобождены от уголовной ответственности и наказания. В соответствии со ст. 43 УК РФ одна из целей применения наказания состоит в восстановлении социальной справедливости. В уголовном праве нашли свое выражение два аспекта реализации принципа справедливости в общественной жизни - уравнивающий и распределяющий. Первый предполагает, что каждый случай совершения преступления не должен оставаться без уголовно-правового реагирования со стороны государства. Правовое положение лица, обладающего каким-либо специальным признаком (должностное лицо, военнослужащий), приравнивается к правовому положению других лиц с такими же признаками. Вместе с тем данная группа лиц отличается по своему уголовно-правовому статусу от другой группы, которой такие признаки не присущи. В этом и проявляется первый аспект справедливости. Второй - распределяющий - аспект наиболее выражен в случае, когда новый состав преступлений включается в Особенную часть Уголовного кодекса. Принцип справедливости реализуется, кроме того, в том, что никто не может нести дважды уголовную ответственность за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК РФ). В соответствии с частью 1 ст. 12 УК РФ гражданин России не может быть наказан за преступление, совершенное за границей, если он уже был осужден и отбыл наказание в иностранном государстве. В данном случае имеет место воспроизведение в Уголовном кодексе конституционной нормы (ст. 50 Конституции РФ), гласящей: "Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление". Это придает рассматриваемому принципу конституционный характер.
Ярко проявляется принцип справедливости и в налоговом законодательстве. В статье 3 Налогового кодекса РФ в числе основных начал законодательства о налогах и сборах выделен принцип справедливости, согласно которому каждый гражданин нашей страны обязан принимать участие в финансировании расходов государства соразмерно своим доходам и возможностям. Принцип справедливости в рассматриваемом случае выражен в соразмерности налогов, заключающейся в соотношении наполняемости бюджета и неблагоприятных для налогоплательщика последствии налогообложения. Согласно части 2 ст. 3 НК РФ не допускается установление и применение налогов и сборов, дифференцированных в зависимости от политических, этнических, конфессиональных и иных подобных различий между налогоплательщиками. Не допускается также установление дифференцированных ставок налогов и сборов либо налоговых льгот в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала.
Изложенное позволяет сделать два вывода. Во-первых, идея справедливости в отдельных отраслях российского права представлена либо в виде норм-принципов, либо подразумевается, детализируясь в закрепленных в их нормативных актах положениях. Таким образом, в обоих случаях принцип справедливости внедряется во все сферы общественных отношений. "Все отрасли законодательства - государственное и гражданское, трудовое и жилищное, хозяйственное и пенсионное, налоговое и природоохранительное, уголовное и процессуальное - призваны, согласно идеалу, проводить справедливость в регулируемые ими общественные отношения". Во-вторых, критерии справедливости в отраслях права различны. В них она может выражаться в самых разнообразных формах и понятиях. Здесь важно, чтобы правовые нормы и их применение были направлены на защиту естественных и общепризнанных демократических прав и свобод, принципов морали демократического общества.

С.А. Иванова,
заведующая кафедрой трудового права
Академии труда и социальных отношений,
кандидат юридических наук



метки: Тег 1, Тег 2
вверх