назад
29 июля 2016 22:43 / Москва

Правовые режимы в российском законодательстве

Правовые режимы
в российском законодательстве

 

Понятие "правовой режим" все активнее используется в научной литературе, все более прочно утверждается в качестве одной из важнейших категорий политологии и правоведения. Законодатель часто употребляет такие словосочетания, как "пошлинный режим", "режим хозяйственной деятельности", "льготный режим", "валютный режим", "режим чрезвычайного положения", "режим особой охраны", "режим наибольшего благоприятствования" и т. п. Эти понятия вошли и в общественно-политический лексикон, широко "эксплуатируются" средствами массовой информации.

Правовой режим призван обеспечить наступление желаемого социального эффекта, состояния, показывая путь к подобному результату и способ, ведущий к нему. Правовой режим - это прежде всего функциональная характеристика права; особый порядок правового регулирования, который выражается в определенном сочетании юридических средств и создает желаемое социальное состояние и конкретную степень благоприятности либо неблагоприятности для удовлетворения интересов субъектов права.

Правовым режимам присущи следующие основные признаки:

1) они устанавливаются законодательством и обеспечиваются государством;

2) имеют целью специфическим образом регламентировать конкретные области общественных отношений, выделяя во временных и пространственных границах те или иные субъекты и объекты права;

3) представляют собой особый порядок правового регулирования, состоящий из совокупности юридических средств и характеризующийся определенным их сочетанием;

4) создают конкретную степень благоприятности либо неблагоприятности для удовлетворения интересов субъектов и их объединений.

Правовой режим - органическая часть государственного и политического режимов. Если государственный режим определяется обычно как совокупность методов, приемов, средств, способов осуществления государственной власти, то политический режим - как функциональная (деятельная) сторона политической системы общества. Политический и государственный режимы, отражая содержательный момент принятия и исполнения управленческих решений, придавая политической жизни определенную направленность, непосредственно обусловливают основные черты, состояние, общие свойства, параметры правовых режимов.

В условиях напряженной политической борьбы все правовые режимы в той или иной степени неизбежно приобретают политическую окраску. Ведь они, в конечном счете, - продукт государственной деятельности, а государство и вся его работа - эпицентр политики. Поэтому не может быть таких правовых явлений, средств, понятий, категорий, которые бы существовали сами по себе, в чистом виде.

С другой стороны, именно с помощью правовых режимов практически утверждаются и реально функционируют режимы государственные и политические, ибо последние, как правило, облекаются в определенную юридическую форму.

Правовой режим - неотъемлемое свойство власти, ее устройства, деятельности, социальной направленности, степени демократичности. Он обусловлен интересами государства, волей законодателя, а также спецификой и характером общественных отношений, требующих к себе особых подходов, форм и методов правового воздействия, своеобразного юридического инструментария для своей организации.

Правовой режим - одно из проявлений нормативности права, но на более высоком уровне. Он соединяет в единую конструкцию определенный комплекс правовых средств, который диктуется возникающими целями.

Правовые режимы обеспечивают устойчивое нормативное регулирование группы общественных отношений, определенного участка социальной жизни, содействуют оптимальному использованию конкретных объектов. Это особенно важно в период экономических, политических и социальных преобразований, осуществляемых сегодня в России. В этом смысле значение правовых режимов существенно возрастает, поскольку данное правовое средство способно максимально эффективно воздействовать на социальную среду, "успешно решать стратегические и тактические задачи и продвигаться по восходящей от рубежа к рубежу".

В различных отраслях российского законодательства термин "правовой режим" встречается далеко не равномерно. Одни отрасли используют его достаточно часто (таможенное, административное, финансовое законодательство), для других его появление в тексте нормативного акта носит эпизодический характер (большинство институтов гражданского законодательства, а также подотрасли гражданско-правового комплекса), третьи вообще его не используют (уголовное право). Однако вывод о приоритетном присутствии правовых режимов в тех или иных отраслях вряд ли будет обоснованным. Из правовых режимов складываются все отрасли законодательства. Можно сказать, что правовой режим - основное (причем комплексное) составляющее звено правовой материи. Из всех явлений правовой действительности, из всего правового инструментария он один снабжен всеми необходимыми элементами самостоятельного существования и эффективного функционирования.

В некоторых отраслях законодательства правовые режимы проявляются более ярко, могут быть выделены практически безошибочно либо напрямую обозначаются соответствующим термином. Но говорить в этом случае о преимущественном использовании правовых режимов в той или иной сфере неверно. Напомним, что отсутствие в тексте нормативного акта словосочетания "правовой режим" еще не говорит об отсутствии соответствующего явления в регулируемой этим актом ситуации.

Четко выделить конкретный правовой режим или прямо указать на его присутствие, как правило, можно в отраслях публичного права. К ним могут быть отнесены собственно административное, таможенное, финансовое, уголовно-исполнительное, а также формирующееся сейчас налоговое право. Они в основном связаны с методом властного приказа, жесткими императивными традициями. При четком обозначении правового режима в нормативном акте субъекты права автоматически ориентируются на специфичность ситуации, особую заинтересованность государства и соответствующим образом строят свои дальнейшие действия. В таких отраслях правовой режим - властный, практически не оставляющий субъекту свободы выбора поведения. Только в некоторых случаях диспозитивность права может проявиться в предоставлении участнику режима права самостоятельно определять свое место в данном правоотношении из исчерпывающего и достаточно узкого перечня возможных статусов.

В рамках уже избранного режима субъект права полностью подчинен предписываемым правилам, хотя некоторый стимулирующий элемент может присутствовать и в самых "жестких" режимах. Правда, связано это, как правило, не с улучшением положения, а с переходом на более "мягкий" порядок регулирования. А вот ухудшение положения субъекта в рамках одного режима возможно, хотя носит оно временный, воспитательный характер. Например, ст.78 Уголовно-исполнительного кодекса РФ допускает изменение вида исправительного учреждения в зависимости от поведения и отношения к труду осужденного к лишению свободы. Причем предлагается многоступенчатый переход от более "жестких" к более "мягким" режимам: от режима тюремного заключения - к исправительной колонии, от исправительных колоний общего и строгого режимов к режиму колонии-поселения.

С другой стороны, негативное поведение, противоречащее целям действующего правового режима, не всегда влечет переход от более мягкого к более жесткому правовому режиму. Обычно в такой ситуации ухудшение положения субъекта правового режима происходит в рамках тех же правоотношений. Осужденный, к примеру, может быть лишен (временно) некоторых прав, помещен в карцер и т. д., однако его поведение не повлечет изменения режима отбытия наказания.

В исключительной ситуации возможно переплетение режимов из различных сфер. Статья 85 УИК РФ допускает действие ограничительного режима особых условий в исправительных учреждениях, который устанавливается в случаях стихийного бедствия, введения в этом районе чрезвычайного, особого или военного положения, при массовых беспорядках, а также при групповых неповиновениях осужденных.

В данном случае мы имеем дело с примером быстро действующего и ограниченного во времени правового режима, позволяющего эффективно ликвидировать сбой в правовом регулировании и обеспечивающего нормальное функционирование основного режима длительного действия.

Значительное распространение получили правовые режимы в морском праве, причем здесь сочетаются как "административные" тенденции, так и международно-правовые. Отметим особую роль действующих в этой сфере правовых режимов, а также специфику способов, с помощью которых они выполняют свои функции. Статья 6 Федерального закона "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" от 16 июля 1998 года*(3) устанавливает ограничительный режим в отношении иностранных судов государств, в которых имеются специальные ограничения захода в их морские порты в отношении аналогичных судов Российской Федерации. В то же время применяется режим наиболее благоприятствуемой нации, при котором суда государств, предоставляющих льготы российским судам, становятся участниками соответствующих льготных правовых режимов, действующих в российских портах.

Федеральный закон "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" от 25 июня 1999 года использует тот же принцип защиты отечественной экономики, однако в данном случае действует заинтересованность России в иностранных инвестициях, и статус иностранного субъекта не "опускается" до уровня российского, а наоборот, "подтягивается" до него. В результате складывается ситуация, когда "правовой режим деятельности иностранных инвесторов и использования полученной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использования полученной от инвестиций прибыли, предоставленный российским инвесторам" (ст.4).

На основе анализа правового режима как общетеоретической категории можно сделать вывод о том, что только детальная передача всех его элементов в нормативном акте способна придать ему устойчивость, восприимчивость со стороны адресата, высокую эффективность, обеспечить бесперебойную работу механизма правового регулирования (МПР).

Отсутствие основных структурных элементов правового режима, соответствующих основным элементам МПР, само по себе превращает правовой режим в недостроенную, нерабочую конструкцию.

Немаловажно также четкое, детальное определение объекта регулирования, а также целей, ради которых он подвергается специфическому регулированию.

Особое значение приобретают отсылочные формулировки, позволяющие, не перегружая нормативный акт уже существующими нормативными установками, использовать для работы правового режима готовые и действующие конструкции. В результате "переплетения материи" нескольких правовых режимов возникает совершенно новый, независимый и своеобразный правовой режим. В Федеральном законе от 15 ноября 1995 года "Об особой экономической зоне в Калининградской области" режим, применяемый к определенной территории, складывается из элементов двух других правовых режимов, но приобретает при этом характерные черты, отличающие его от этих режимов и от режимов, установленных для других свободных экономических зон. Статья 1 этого закона дает детальное определение объекта регулирования - особой экономической зоны в Калининградской области и одновременно устанавливает цели ее создания, отмечает некоторые специфические обстоятельства.

Во-первых, в качестве основного свойства рассматриваемого режима выделяется его особый, льготный характер инвестиций и предпринимательской деятельности по сравнению с общим режимом аналогичных сфер экономики. В данном случае правовой режим особой экономической зоны в Калининградской области может быть определен как одна из разновидностей льготных режимов хозяйствования.

Во-вторых, законодатель подчеркивает своеобразие географического положения территории, на которой действует режим, и связывает его в вопросах внешнеэкономических связей с таможенным режимом свободной экономической зоны.

В результате правовой режим наделяется двойственным характером, поскольку состоит из двух самостоятельных, хотя и близких по смыслу, комплексов правил. В то же время это единая конструкция, складывающаяся в специфический, самостоятельный правовой режим, что и подчеркивается законодателем.

Непосредственно в законодательстве закрепляются только "технические", базовые части правового режима, которым соответствуют основные элементы механизма правового регулирования. Остальные составляющие категории "режим" - юридические факты, правоотношения, юридическая ответственность, хотя они и прослеживаются, находятся за рамками нормативного акта - в реальной жизни, в социальной сфере, вне форм права.

Юридический факт как модель, естественно, закрепляется в гипотезе нормы права. Но это не означает, что вместе с нормой права он будет включен в текст нормативного акта. Ссылка на него как на основание вступления нормы права в действие имеет место, но сам он должен возникнуть в конкретной ситуации, только предполагаемой нормой права. Так же и с правоотношениями. Норма права (точнее, ее диспозиция) составляет содержание правоотношения, но опять же нормативный акт, состоящий из норм права, призван урегулировать определенные общественные отношения, установить для них некий шаблон, а не описывать их.

В Концепции развития рынка ценных бумаг в Российской Федерации (утверждена Указом Президента РФ от 1 июля 1996 года N 1008) упоминается о создании льготного налогового режима для некоммерческих организаций, выполняющих функции части инфраструктуры российского рынка ценных бумаг (п.5). Таким образом, соответствующая норма права прямо называет субъект (один из элементов) регулируемого ею правоотношения, но это не означает, что сам субъект "содержится" в нормативном акте. Объекты правоотношения также упоминаются в нормативных актах. В качестве примера возьмем различные виды предпринимательской деятельности - совершение сделок купли-продажи ценных бумаг, деятельность по организации торговли ценными бумагами, расчетно-клиринговая деятельность по денежным средствам, брокерская и расчетно-клиринговая деятельность по ценным бумагам, осуществление операций с векселями и т. д. (п.6). Объекты перечислены, но сами в текст нормативного акта, естественно, не включены.

Правовой режим выходит далеко за пределы нормативно-правового акта, закрепляющего только его нормативную основу. Законы, указы, постановления являются лишь частью правового режима, его структурным элементом, а закрепленность в законодательстве - только одна из характеристик этой категории. Можно говорить о том, что правовой режим - это переходное, связующее звено между содержанием и формой права. Именно в этом заключается его уникальность, позволяющая ему выступать основным средством реализации правовой политики государства.

Большее значение имеет законодательное закрепление основных средств воздействия, используемых правовым режимом. Особую роль в его функционировании играют такие юридических средства, как стимулы и ограничения. Текст нормативного акта содержит огромное количество понятий и логических конструкций, но в нем отсутствуют и реакция субъектов права на соответствующие установки, и характер воздействия тех или иных правовых средств на поведение субъектов, и многие другие социальные связи. А ведь именно они и составляют суть правового режима.

Как правило, стимулы (в основном в виде льгот и поощрений) и ограничения отмечены в законодательстве. Однако психологический момент, характерный для правового режима, отражения не находит, он лежит вне текста нормативного акта. Тем не менее именно через нормативный акт, как наиболее доступную и удобную форму восприятия, субъекты права оценивают свою роль в соответствующих правоотношениях и строят свое поведение в этой сфере.

Характер регулирования обычно довольно четко определен в нормативном акте. При этом способы выражения воли законодателя могут быть различными. Наиболее распространенной является соответствующая формулировка названия статьи или пункта нормативного акта: "Статья 15. Государственная поддержка деятельности финансово-промышленных групп

1. Мерами государственной поддержки деятельности финансово-промышленных групп, устанавливаемыми по решению Правительства Российской Федерации, являются:

зачет задолженности ...;

предоставление: права:" и т.д.

Соответствующим образом четко определяются ограничивающие меры: "Статья 8. Ограничения при осуществлении международного информационного обмена

1. Ограничивается вывоз из Российской Федерации документированной информации, отнесенной к:

государственной тайне:;

общероссийскому национальному достоянию;

архивному фонду;

иным категориям документированной информации:".

Отличие законодательного закрепления стимулирующих начал заключается в том, что иногда они могут быть и не выделены специальными формулировками, поскольку конкретные мероприятия отображаются в нижестоящих актах, либо их проведение поручается нижестоящим органам с известной долей независимости в принятии решений. В этом случае текст нормативного акта принимает несколько иные формы: "Статья 4. Обязанности государства в сфере международного информационного обмена Органы государственной власти Российской Федерации и органы государственной власти субъектов Российской Федерации:

:стимулируют: и охраняют:".

На данном примере можно проследить, как в нормативном акте отмечается необходимость использования положительной мотивации поведения субъектов, однако реальные действия поручаются чрезвычайно широкому кругу правотворческих органов. В своих решениях они могут не подчеркивать стимулирующий характер принимаемых в соответствии с Законом мер, но фактически при принятии соответствующих документов именно эта сторона правового воздействия и найдет свое отражение.

При всех перечисленных особенностях и стимулы, и ограничения на уровне делегированных полномочий по мотивации определенных отношений могут быть воплощены в нормативных актах и в правоприменительной сфере.

Для качественного решения задач, стоящих перед правовыми режимами, взаимодействие различных уровней правового регулирования приобретает особое значение. Реально такая ситуация разрешается путем дробления основного, общего (федерального или отраслевого) режима на вспомогательные, конкретные (региональные или институциональные) режимы. То же самое можно отметить и в отношении локального, муниципального уровня.

Показательными в этом смысле выступают установки законодательства о Крайнем Севере. Правовой режим данной территории в связи с тяжелыми условиями проживания и работы в основном определяется как стимулирующий. При этом система льгот воплощена в чрезвычайно широком спектре субрежимов. С одной стороны, предусмотрены специальные режимы: режим труда, режим отдыха, режим оплаты, режим предоставления гарантий и компенсаций, то есть классификация идет по предмету регулирования. С другой - деление осуществляется по уровню органов власти, обеспечивающих действие конкретных режимов. В этом случае субординация правовых режимов не так четко проявляется, и на различных уровнях они могут приобретать достаточно независимые черты.

В Федеральной целевой программе строительства на территории Российской Федерации жилья для граждан, выезжающих из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей (утверждена Постановлением Правительства РФ от 10 июля 1995 года N 700), предполагается формирование сложной системы взаимосвязанных режимов. Так же широко представлен спектр формируемых в этой связи мероприятий льготного характера. Районам и субъектам хозяйствования предоставляется режим наибольшего благоприятствования (а это дает возможность местным органам власти устанавливать свои специфические режимы соответствующих муниципальных образований), предусматривается система приоритетов для лиц, избравших местом поселения рекомендуемые Программой территории (п.7).

Следует подчеркнуть, что такие широкие возможности в самостоятельном определении правового режима предоставляются в основном в отношении правовых режимов стимулирующего характера. При регулировании жестких, ограничивающих режимов они существенно лимитированы.

Обладающий наиболее яркими императивными чертами правовой режим чрезвычайного положения (установлен Законом РСФСР от 17 мая 1991 года "О чрезвычайном положении" детализируется в актах Правительства, однако самостоятельность нижестоящего нормативного акта ограничивается уточняющими функциями.

На уровне муниципального правотворчества пределы свободной трактовки воли законодателя еще уже. Так, Постановление главы городского самоуправления Краснодара, мэра города от 25 августа 1998 года N 1743 "О создании единой дежурно-диспетчерской службы по чрезвычайным ситуациям в городе Краснодаре" выделяет основные характерные моменты рассматриваемой ситуации: установлен исчерпывающий перечень возможных правовых режимов с детальным описанием их особенностей в полном соответствии с актами вышестоящих органов власти, делаются постоянные ссылки на эти документы с использованием формулировок типа "в соответствии", "во исполнение", четко определены полномочия органов власти и обязанности других субъектов регулируемых режимом правоотношений.

Таким образом, в законодательном регулировании правовых режимов можно выделить следующие особенности.

Во-первых, для правовых режимов характерно сочетание двух иерархических систем, строящихся на основе субординации нормативных актов и по предмету регулирования. При этом законодатель может использовать как одну из указанных систем, так и обе в комплексе.

Во-вторых, существуют значительные различия при закреплении правовых режимов ограничивающего и стимулирующего характера. В первом случае режим детально разработан на вышестоящем уровне, все меры, предусмотренные им, выделены в исчерпывающий перечень, акты нижестоящих органов власти только уточняют в соответствии со своей компетенцией отдельные моменты в регулировании. Во втором случае режим также может не допускать расширенного толкования. Вышестоящие органы власти лишь намечают основные приоритеты регулирования, передавая полномочия по созданию конкретных режимов непосредственно исполнителям соответствующих решений.

В целом мы имеем достаточно развитую систему правовых режимов в российском законодательстве, хотя полностью она еще не упорядочена. Но тенденции к формированию единой и четкой структуры уже прослеживаются.

 

А.В. Малько,

директор Саратовского филиала ИГП РАН,

доктор юридических наук, профессор

 

О.С. Родионов,

аспирант того же филиала

 

 

вверх