назад
07 августа 2016 00:57 / Москва

Правообразование в современном обществе: актуальные аспекты теории и методологии

Правообразование в современном обществе: актуальные аспекты теории и методологии

Трофимов В.В.

Рассматривается проблема правообразования в современном обществе. Определяются теоретико-правовые и методологические перспективы модернизированного комплексного подхода к познанию правообразовательного процесса. Обосновывается необходимость изучения социального взаимодействия в качестве онтологической основы права. Характеризуются социально-интерактивные закономерности процесса правоформирования. Акцентируется внимание на проблеме формализации права. Анализируются правовые формы, адекватные микро- и макросоциальному уровням правовой жизни современного общества.

Ключевые слова: правообразование, современное общество, социальное взаимодействие, методология, модернизация, правовая жизнь, формы права.

Theoretic-legal and methodological prospects of a modernized complex approach to lawmaking cognition are determined. The base is made for the necessity of studying social interaction as an onto logical basis of law. Social-interactive rules of the process of law formation are described. The attention is focused on the problem of law formalization. Legal forms appropriate to micro- and macro-social levels of the modern society legal life are analyzed.

Key words: lawmaking, modern society, social interaction, methodology, modernization, legal life, legal forms.

В современной юридической доктрине проблеме правообразования уделяется явно недостаточное внимание. Вместе с тем на фоне сложных тенденций и закономерностей развития современного общества более глубокое изучение этого вопроса становится особенно актуальным, теоретически и практически значимым. На этом во многом строится научность правовой политики и соответственно эффективность правотворчества и правореализации, т.е. тех форм правовой деятельности, которые непосредственно и активно влияют на ход общественной жизни в целом.

Может показаться, что многие вопросы этой масштабной темы уже решены и потому нет необходимости вновь обращаться к ее исследованию. Безусловно, это не так. Действительно, в юридической науке не раз предпринимались попытки понять и объяснить механизм формирования и развития права, однако каждый раз рассматривалась лишь какая-либо одна сторона сложного и многопланового процесса правообразования, нередко оставались "за кадром" иные, не менее важные моменты. Этим определяется необходимость в комплексном подходе, преодолевающем односторонние и крайние оценки в освещении названного правового явления.

Причин усиления интереса к указанной научной тематике немало. Прежде всего, современный правообразовательный процесс не может не отражать тех серьезных изменений, которые затронули структуру общества, системные взаимосвязи между различными социальными элементами. Общество в настоящее время трансформировалось из моносоциального образования (общества, состоящего из людей с усредненно-равными "возможностями", а значит, объективно едиными интересами и стремлениями) в полисоциальный, многоуровневый и глубоко дифференцированный организм, складывающийся из многочисленных автономных комплексных социальных систем и субсистем со своими интересами, образцами субкультуры, в том числе правовой субкультуры. В связи с этими преобразованиями право наполняется новым содержанием (меняется его образ, юридический алгоритм), складываются его новые формы (изменяется их перечень, функциональные параметры).

В настоящее время в российской юриспруденции еще не исследована в должной мере проблема взаимодействия естественно-социального (спонтанного) и планомерно-сознательного (рационального) типов правообразования. Этот вопрос применительно к проблеме создания сбалансированной и стабильной правовой системы общества еще только намечается и, несомненно, требует дальнейшего изучения, особенно в силу того, что право это в первую очередь социальное явление, и в качестве истинно всеобщего поведения оно способно возникнуть только при аккумулировании правообразующей активности как государства в лице его компетентных органов власти, так и субъектов гражданского общества. Не будет единства общественных сил в процессе создания права - не будет и эффективного механизма правового регулирования.

Что же представляет собой процесс формирования правовых норм? Можно утверждать, что сегодня этот вопрос (по крайней мере в определенной его части) остается открытым. Науковедческий анализ проблемы правообразования <1> показывает, что в системе научного правового знания отсутствует не только единое понимание того, как определять категорию правообразования, но и главным образом общий подход к проблеме содержания (объема) данного понятия. Нет однозначного суждения о том, какие процессы охватываются в этом случае: объективные или субъективные, "естественно-исторические" (В.Д. Зорькин) <2> или те, которые осуществляются путем рационального (планомерно-сознательного) официального нормотворчества. Существуют подходы, в которых предпринимаются попытки объединить разные начала в рамках одного процесса.

--------------------------------

<1> См., например: Трофимов В.В. Методология исследования правообразования // Современные методы исследования в правоведении: Моногр. / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. Саратов, 2007. Гл. 18. С. 444 - 484; Его же. Логико-теоретические аспекты построения дефиниции понятия правообразования // Юридическая техника. Н. Новгород, 2008. N 2. С. 49 - 56.

<2> О понимании советского права: Выступление В.Д. Зорькина // Сов. государство и право. 1979. N 8. С. 56.

Традиционной можно считать точку зрения о том, что правообразование включает правотворчество и завершается им, сочетает в себе объективный и субъективный этапы. Однако этот вариант в некоторой степени нивелирует самостоятельность категории правообразования как таковой, фактически отрицает ее эвристическое значение и тем самым немногим отличается от подходов, связывающих факт появления права исключительно с официальной властью и государственным санкционированием. Лишь в отдельных теоретических позициях наблюдается попытка продемонстрировать проблему правогенеза исходя из идеи комплементарности, сбалансированности правообразующих источников и их объективной взаимосвязи <3>, но какого-либо убедительного обоснования этот подход пока не получил. Вместе с тем именно с ним может быть связано создание объективной научной картины процесса формирования права, соответствующей современным представлениям о закономерностях социального развития.

--------------------------------

<3> Лукич Р. Методология права. М., 1981. С. 216 - 217; Нерсесянц В.С. Право и закон. М., 1983. С. 344 - 345; Явич Л.С. Сущность права. Социально-философское понимание генезиса, развития и функционирования юридической формы общественных отношений. Л., 1985. С. 121; Алексеев С.С. Право: азбука - теория - философия: опыт комплексного исследования. М., 1999; Гревцов Ю.И. Социология права. СПб., 2001. С. 72 - 81; Муравский В.А. Актуально-правовой аспект правопонимания // Государство и право. 2005. N 2. С. 15; Закомлистов А.Ф. Концептуальная сущность юриспруденции // Государство и право. 2003. N 12. С. 103.

Вывод о том, что естественно-социальный (спонтанный) и планомерно-сознательный (рациональный) типы правообразования осуществляются не параллельно и не "вопреки", а взаимодействуя друг с другом, вытекает из самой "природы вещей". Ф.А. Хайек говорил об эволюции социальных норм и институтов следующее: "Культурная эволюция не является продуктом разума, сознательно проектирующего институты, а представляет собой результат процесса, в котором культура и разум развиваются в постоянном взаимодействии и переплетении. Это, кажется, теперь начинают понимать. Вероятно, имеется не более оснований утверждать, что мыслящий человек создал свою культуру, чем утверждать, что культура создала его разум" <4>. При понимании процесса формирования права также нужно исходить из этих важных, на наш взгляд, общеметодологических положений. В этом видится тот ориентир, который позволит избежать подходов, выражающих стремление видеть в качестве источников права какое-либо одно (естественное или искусственное) начало.

--------------------------------

<4> Хайек Ф.А. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики. М., 2006. С. 477.

Трудности восприятия сложноорганизованных процессов, происходящих в правовой жизни общества, очень часто обусловлены отсутствием прочных методологических оснований для проведения объективного научного анализа. Однако сегодня проблема правообразования может найти всестороннюю комплексную проработку в рамках новой методологической ситуации, характеризуемой горизонтами рассмотрения, новыми сетками координат, познавательными фреймами и т.п. Как представляется, с привлечением модернизированных методологических подходов общая научная картина предмета исследования может стать намного более реалистичной.

В то же время, как показывает анализ современной юридической, социологической, философской литературы, ситуация в области методологии непростая. Поэтому в процессе решения основной теоретической проблемы потребуется методологическая рефлексия, что связано с осмыслением собственных оснований, условий, тенденций и задач правопознания. По мнению Н.Н. Тарасова, "особенности современного этапа развития юриспруденции могут быть поняты только в рамках системы процессов социальных и культурных изменений глобального и национального масштабов, что требует принципиального расширения области методологической рефлексии в юридических исследованиях" <5>.

--------------------------------

<5> Всероссийская научная конференция "Актуальные теоретические проблемы правовой системы общества" // Государство и право. 2004. N 7. С. 110.

Объективная сложность правообразовательного процесса предопределяет "иерархичность" и "полиструктурность" формируемого методологического аппарата, включающего философские, социально-философские, общенаучные и специально-научные методы, методы теоретического и эмпирического уровней, и дает широкие возможности для рефлектирующей научной мысли. Разработка методологии исследования правообразования выступает в качестве одного из ключевых этапов на пути решения комплекса исследовательских задач.

В связи с тем, что подходить к рассмотрению противоречивых современных социальных процессов, общественной динамики в русле традиционной методологии нецелесообразно, существенное внимание следует уделять поиску новых методологических ориентиров как на высшем (философском и социально-философском) уровне, так и на уровне общенаучных и специально-научных методов. Применение модернизированных теоретико-методологических положений позволит осуществить переход на новые стадии познавательного процесса и достигнуть отличных от известных ранее эвристических результатов.

Эффективность модернизированных познавательных приемов во многом подтверждается в процессе апробации методологического потенциала постнеклассической эпистемологии и синергетики как одного из новых направлений исследований в области правовой теории. Применительно к рассматриваемой проблеме следует отметить, что современные синергетические представления, включаемые в методологический арсенал гуманитарного знания, содержат очень важную (можно сказать, "ключевую") идею "универсального (глобального) эволюционизма", который не только сводится к "общевселенской" идее развития, но и включает идею связи эволюционных и системных представлений. С достаточной долей уверенности эту эвристическую модель можно экстраполировать на право как сложный саморазвивающийся феномен и на основе этого понять современный правообразовательный процесс как соразвитие естественно-социального (общественного) и искусственного (обусловленного государством) источников правового генезиса, как синергетическое единство сил, приводящих в движение правообразовательный механизм. В свою очередь, понять действие права как имеющего характеристики сложной саморазвивающейся системы, невозможно только в русле классического мировоззренческого подхода (классические идеализации познающего субъекта не будут в этом случае полностью верными). В связи с этим актуальным становится появление особого субъекта познания как "реального эмпирического субъекта", "становящегося", "возникающего в сложном потоке коммуникаций" <6>.

--------------------------------

<6> Степин В.С. Саморазвивающиеся системы и постнеклассическая рациональность // Вопр. философии. 2003. N 8. С. 14; Микешина Л.А. Философия познания. Полемические главы. М., 2002.

На современном этапе развития общества важно создавать предпосылки для комплементарного взаимодействия двух ведущих векторов в правообразовании: спонтанного и планомерно-сознательного. В обновленной концепции правообразования необходимо учитывать как естественно-социальное начало в процессе образования права, так и роль законодателя в процессе создания необходимых обществу правовых норм (рациональное начало), где право предстает как результат сознательной и планомерно осуществляемой деятельности. Правообразование - двуединый процесс формирования правовых норм, в котором природа социума и разум законодателя развиваются в постоянном взаимодействии и переплетении. В правовой жизни есть два источника возникновения права (объективный и субъективный), взаимно дополняющих друг друга в ходе правовой эволюции. Это два типа правообразовательных моделей, от установления между которыми эффективно функционирующей системы взаимосвязей (посредством механизмов "восходящей" и "нисходящей" легитимации) будет во многом зависеть продуктивность (результативность) общей (интегральной) правообразовательной активности государства и общества.

Правообразование в современном обществе можно определить как осуществляющийся под воздействием актуальных факторов общественного развития, получающих преломление в юридически значимых социальных интересах и, если доминирует "рациональное" начало, последующее отражение в правовых идеях, двуединый процесс спонтанного (естественно-социального) и планомерно-сознательного формирования правовых норм, обеспечивающих упорядоченность и стабильность отношений в социальных системах. Это, по сути, новое, интегральное определение понятия правообразования, отражающее тенденции развития права в современном обществе. Оно позволяет совместить в рамках единого процесса два основных правообразовательных русла, по которым осуществляется движение к праву цивилизованного общества, а также интегрировать элементы преемственности и развития, которые необходимы для создания эффективного и динамично функционирующего механизма правового регулирования.

Теоретические исследования права, правовых явлений как явлений прежде всего социальных могут эффективно осуществляться лишь в том случае, если у субъектов теоретико-познавательного процесса сформировано глубоко научное, адекватное современным реалиям понимание общественной динамики, общественного состояния. В контексте проблемы модернизации подходов к исследованию сложноорганизованных социальных систем, как представляется, следует придавать особое значение положениям концептуальной модели современного социально-философского подхода. Особенность научного подхода состоит в том, что в его рамках в дополнение к категории "общественных отношений" существует категория "взаимодействие" как "универсальная" в плане познания социальных (и правовых) явлений.

Характерная черта "общественных отношений" заключается в том, что в них "встречаются" не просто индивид с индивидом, а индивиды как представители определенных общественных групп (классов, профессий или других групп, сложившихся в сфере разделения труда, а также групп, сформировавшихся в сфере политической жизни, например политических партий). Такие отношения строятся на основе конкретного положения, занимаемого каждым в системе общества, они есть отношения между социальными группами или индивидами как представителями данных социальных групп. Это означает, что общественные отношения носят безличный характер: их сущность не во взаимодействии конкретных личностей, а, скорее, во взаимодействии конкретных ролей. (В парадигме материалистического понимания истории это, прежде всего, макросоциальные роли - социальные классы как производительные силы общества <7>.) Поэтому определение общественных отношений в качестве онтологической основы права, главной силы, обусловливающей право и служащей его развитию и функционированию, не может в полной мере выявить социальную природу права, не отражая динамики социальной жизни, нивелируя личностные (микроролевые) особенности специфических социальных ситуаций, в которых непосредственно и протекает социально-правовая жизнь.

--------------------------------

<7> Сущность принципа материалистического подхода к изучению общественных явлений состоит в том, что общественные явления могут быть поняты только в результате сведения "общественных отношений" к "производственным" (Перфильев М.Н. Общественные отношения. Методологические и социологические проблемы. М., 1974. С. 9).

Современная отечественная социальная философия может представить правовой науке новый методологический базис для изучения социальной основы права, социальной обусловленности процесса правообразования, предлагая обновленный взгляд на общество. В этом подходе социальная реальность изучается как субъектно-структурированный социальный объект, как социальный контекст, выступающий предельной реальностью, имеющей порядок не только горизонтальный или широтно-охватный, но и, прежде всего, вертикальный, глубинно-сущностный, где у основания находится взаимодействие людей <8>, в том числе в качестве участников правовой жизни.

--------------------------------

<8> Гречко П.К. К вопросу о предмете социальной философии // Вестн. МГУ. Сер. 7. Философия. 1995. N 1. С. 9 - 17; Сагатовский В.Н. Социальная философия: поиски целостности // Социально-полит. журн. 1994. N 6. С. 55 - 70.

Взаимодействие, или деятельностная коммуникация, по меньшей мере двух индивидов - первокирпичик, матрица всего социального. С точки зрения западногерманского социолога Никласа Лумана, коммуникация является тем элементарным процессом, который конституирует социальную реальность <9>.

--------------------------------

<9> Феофанов К.А. Никлас Луман и функционалистская идея ценностно-нормативной интеграции: конец вековой дискуссии // СоцИс. 1997. N 3. С. 50.

Образование права, нормативов равенства и справедливости в рамках современной общественной системы происходит в силу объективной необходимости, которая характеризуется тем, что первоначальные правовые позиции формируются непосредственно в системах социального взаимодействия. Личности (разумные, сознательные, активные) и социальные группы - главные деятели права, его создатели. Факторы, которые оказывают воздействие на формирование права, социально обусловливают право и уходят в глубь отношений, складывающихся между людьми и их общностями. Истоки правообразования, формирования правовых прототипов связаны с природой социального взаимодействия, с микро- и макросоциальным уровнями правовой жизни. Феномен интеракции (взаимодействия) индивидов с точки зрения его отношения к правообразовательному процессу представляет собой своего рода предельно конечный онтологический момент в рамках (недрах) контекста общественных отношений, тот базисный (первичный) уровень, на котором начинается жизнь той или иной социальной структуры, в том числе надстроечных правовых форм. По этой объективной причине для понимания данных структур, их социальных оснований должны быть изучены и проанализированы элементы глубинного ряда, в качестве которого выступает интерактивная социальная среда. Эффективность правовой регламентации зависит от того, насколько юридические нормы реально усвоились в непосредственной социальной среде, которая является начальным источником энергии и побудительным фактором процессов действия, представляет собой сложный социально-правовой организм, саморегулирующуюся систему.

С позиции структурно-функционального анализа система взаимодействия индивидов - это взаимозависимая функциональная связь действующих (участвующих во взаимодействии) субъектов ("аргументов", функциями которых в процессе взаимодействия становятся те или иные коммуникационные линии, по качествам отражающие признаки правовых регуляторов). Поэтому при исследовании правообразовательного процесса необходимо учитывать не безличные (абстрактные) общественные отношения, а особенности, специфику социально-интерактивной по своей сути функциональной связи, складывающейся между взаимодействующими индивидами и социальными группами. Рассмотрение правообразования в современном обществе в связи с этим должно также ориентироваться на специфику интерактивной социальной среды, в том числе на различные типы интеракции - отрицательный (конфликт) и положительный (согласие), в соответствии с характером устанавливаемых правовых норм (императивные и диспозитивные, запрещающие, предписывающие и управомочивающие).

Социально-интерактивные закономерности правообразования - еще одна важная грань проблемы. Стремление к сотрудничеству, компромиссу, партнерству и одновременно подверженность конфликту, разладу, противоборству - это две основные социальные альтернативы, согласно которым происходит развитие всей общественно-правовой системы.

Гипотеза о так называемой социальной биполярности правовой жизни (конфликт и сотрудничество) позволяет подойти к выработке таких относительно новых понятий правовой теории, как "конфликтное право" и "право сотрудничества". В связи с этим появляются основания говорить о социальных критериях систематизации правовых средств, их дифференциации на негативные и позитивные, что открывает новые грани проблемы структурирования права не только по предмету и методу правового регулирования, но и по зависимости от характера (типа) социально-правового взаимодействия. "Разрешительный" тип правового регулирования, императивный метод, "охранительное начало" в праве, государственно-правовое принуждение - все это можно назвать закономерным следствием конфликтных отношений, ситуаций "вражды" и антагонизма. В свою очередь, "общедозволительная направленность" правового воздействия, диспозитивный метод, регулятивные механизмы, правовое убеждение и "признание как форма правового санкционирования" - это правовые формы, объективно выражающие тип отношений социального сотрудничества, солидарности и партнерства. Для первого характерны императивные начала, он строится на использовании негативных (ограничивающих) правовых средств, для второго диспозитивные начала с привлечением стимулирующих (позитивных) правовых средств. Это те законы социального мира, которые также нельзя не замечать как при определении стратегии правового развития, так и при построении эффективно функционирующей системы правового регулирования.

В современном обществе внутренние и внешние связи и системные социальные закономерности носят более сложный характер, что непосредственно сказывается на ходе правообразовательного процесса. Динамика правообразования, его содержание, направленность определяются детерминантами и индетерминантами современной общественной системы. Правообразование (в русле многофакторного подхода) есть итог действия "параллелограмма сил", результат воздействия комплекса объективных и субъективных, позитивных и негативных, микро- и макросоциальных факторов правогенезиса, определяющих социальную почву для возникновения актуальных правовых интересов и формируемых на их основе правовых идей. Как справедливо заметил Б.А. Кистяковский, "процесс правообразования, по крайней мере на первых стадиях своих, - чисто социальный процесс" <10>.

--------------------------------

<10> Кистяковский Б.А. Философия и социология права. СПб., 1998. С. 208.

Вместе с тем очевидно, что особая практически значимая роль в правообразовательном процессе принадлежит этапу юридизации или формализации сложившихся под влиянием различных социальных факторов протоправовых правил. При условии их надлежащей фиксации они могут стать действующими юридическими нормативами, критерием правомерного и неправомерного в жизни отдельных индивидов и целых социальных коллективов. Несмотря на большой практический опыт осуществления данных правотворческих процедур, эта проблема не становится менее актуальной. При этом постановка вопроса о "надлежащей фиксации" не сводится к простому "механическому" закреплению объективных норм. Это, скорее, вопрос о поиске для каждой из норм адекватной ей формы и места на том или ином "этаже" правовой (юридической) иерархии.

Между юридическими формами, в которых правовые нормы закрепляются, должен достигаться разумный баланс. Исходным в данном случае является представление о том, что официально-властное правовое опосредование (регулирование) может осуществляться с применением всех известных способов правотворчества: законодательная деятельность, судебная практика, деятельность по созданию подзаконных правовых актов государственных органов исполнительной власти, правотворческая деятельность органов местного самоуправления, правотворческая деятельность корпораций, санкционирование обычая, договорные процедуры создания публично- и частноправовых норм. Однако каждый из названных способов имеет характерные особенности, так как каждому из них соответствует свой уровень социально-правовой основы: государственный (макросоциальный); муниципальный (макро- или микросоциальный); корпоративный и межличностный (микросоциальный). Поскольку перед правовой системой ставится задача надлежащего отражения (оформления) правовых предпосылок микросоциального и макросоциального уровней правовой жизни, акцент должен быть сделан именно на тех вариантах правового опосредования, которые наиболее приближены к микросоциуму, реальному взаимодействию между индивидами либо способны оптимально воплотить макросоциальные интересы.

Выбор той или иной государственно-правовой формы может быть обусловлен тем, фактор какого уровня вызывает проблемную ситуацию. Если макросоциальный, определяющий публичные интересы, то в качестве государственно-правовой формы может быть использован законодательный (иной нормативный) акт, призванный регулировать важнейшие общественные отношения. Макросоциальным предпосылкам правообразования отвечает также "юридическая доктрина" как форма и источник права. В случае использования частноправового договора, судебного и административного прецедентов в качестве способов позитивно-правового опосредования объективных правообразующих социально-интерактивных предпосылок процесс регулирования будет в большей мере подчиняться объективным законам самоорганизации социума, чем организовывать его извне, как в случае законодательного закрепления образцов, стандартов взаимодействий (отношений) между субъектами. Однако каждый из этих способов объективно полезен, поскольку позволяет устанавливать необходимую нормативно-ценностную интеграцию в социуме, определяющую социальное развитие. В рамках современной правовой системы общества должен существовать баланс между различными формами (источниками) права, так как ни одна из известных форм не может считаться универсальной. Достигнуть этого баланса можно при помощи разумной правовой политики, создав соответствующие условия для их комплементарного взаимодействия. Это позволит обеспечить оптимум правового регулирования и на этой основе стабильность в социально-правовой системе. Развитие различных способов правообразования (в том числе создание для них более сильной законодательной основы) будет способствовать целостному и гармоничному развитию правовой системы общества.

Подводя некоторый итог, следует отметить, что теория не может считаться совершенной, если она не освещает всего многообразия динамичной социальной жизни. Если речь идет о создании универсальной модели, позволяющей понимать правообразовательный процесс и осуществлять правотворческий процесс, о выделении характерных свойств, стабильных структур, закономерных связей, в соответствии с которыми должно происходить правотворчество, то необходимо объективно отражать все реальные процессы, протекающие в сложной социальной системе. Чем глубже и более всесторонне познана социальная среда, чем рациональнее использованы добытые знания, чем в большей мере они показывают динамику этой среды, тем выше теоретический уровень правотворчества, тем эффективнее действие правовых норм, тем успешнее достижение целей правового регулирования.

 

вверх