назад
30 августа 2016 23:21 / Москва

Правило 48 часов

Правило 48 часов

Халиков Ф.

В конце июля 2009 года было официально опубликовано и широко освещено в средствах массовой информации Определение Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 N 544-О-П, вынесенное по жалобе гражданки Н.Н. Хорошавцевой на нарушение ее конституционных прав рядом положений Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и ГПК РФ. Рассмотрим это Определение более подробно, поскольку благодаря ему сделан серьезный шаг в сфере защиты прав и свобод человека в России.

Трудный путь

На основании ч. 2 ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Несмотря на то что Конституция РФ была принята, официально опубликована и вступила в законную силу еще в декабре 1993 г., долгое время "правило 48 часов" вообще не применялось, чему способствовал п. 6 раздела второго "Заключительные и переходные положения" самой Конституции, в котором было указано, что до приведения уголовно-процессуального законодательства России в соответствие с положениями Конституции РФ сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления.

Введение "48-часового правила" связывалось с изменениями именно в уголовно-процессуальном законодательстве, и речь шла о его применении в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступлений. Однако очевидно, что лица, принудительно госпитализируемые в психиатрические стационары, не могут быть отнесены к подозреваемым в совершении преступлений, и, кроме того, регулирование процедуры их принудительной госпитализации как не входило в 1993 г., так и не входит в настоящее время в сферу действия уголовно-процессуального законодательства. Все это говорит о том, что ни законодатель, ни правоприменительные органы, в том числе суды, вообще не относили недобровольную госпитализацию в психиатрические стационары к случаям задержания (заключения под стражу), о которых идет речь в ч. 2 ст. 22 Конституции РФ и в отношении которых действует конституционный запрет на задержание на срок более 48 часов вне судебного решения.

Конституционное "правило 48 часов" было введено и тут же отложено до "лучших времен", но даже и эти времена могли наступить лишь для тех, кто подозревается в совершении преступлений. С принятием нового УПК РФ "48-часовое правило" худо-бедно, но все же заработало (с 01.07.2002) - для тех, кто подозревается или обвиняется в совершении преступлений. Но о его введении и применении в отношении принудительно госпитализируемых в психиатрические учреждения, судя по всему, всерьез вообще никто не задумывался, что подтверждалось правовыми нормами Закона N 3185-1 и ГПК РФ, которым КС РФ в Определении вынужден был давать конституционно-правовое истолкование, и повсеместной практикой их применения при рассмотрении в судах дел о принудительной госпитализации.

Между тем принудительная госпитализация в психиатрические стационары имеет много общего с задержанием лиц, подозреваемых в совершении преступлений, выступая лишь частным случаем лишения человека свободы. Согласно подп. "е" п. 1 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод законное заключение под стражу душевнобольных является формой лишения свободы, что поддержано также позицией ЕСПЧ, выраженной им в Постановлениях от 28.10.2003 по делу "Ракевич против Российской Федерации", от 05.10.2004 по делу "H.L. против Соединенного Королевства".

Рассматривая закрепленное в Конституции РФ понятие "задержание", КС РФ в Определении отметил, что оно носит общий характер, то есть охватывает не только задержание лица за виновные противоправные действия в рамках уголовно-процессуального или административного законодательства, но и иные виды задержания. Что следует также и из Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятого 09.12.88 Резолюцией 43/173 на 43-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, в силу которого понятие "задержанное лицо" означает любое лицо, лишенное личной свободы не в результате осуждения за совершение правонарушения.

КС РФ констатировал, что лицо, госпитализированное в психиатрический стационар в недобровольном порядке, "принудительно пребывает в ограниченном пространстве, изолировано от общества и семьи, не может выполнять свои служебные обязанности и не в состоянии свободно передвигаться и общаться с неограниченным кругом лиц". КС РФ подчеркнул, что ЕСПЧ относит перечисленные условия к сущностным признакам лишения человека физической свободы (Постановления от 01.07.61 по делу "Лоулесс (Lawless) против Ирландии", от 06.11.80 по делу "Гуццарди (Guzzardi) против Италии", от 28.10.94 по делу "Мюррей (Murray) против Соединенного Королевства", от 24.11.94 по делу "Кеммаш (Kemmache) против Франции").

При строго буквальном толковании положений ч. 2 ст. 22 Конституции РФ во взаимосвязи с абз. 2 п. 6 ее заключительных и переходных положений можно прийти к выводу, что уже с момента вступления ее в силу никто не мог быть госпитализирован в психиатрический стационар в недобровольном порядке без решения суда на срок более 48 часов. Правило ч. 2 ст. 22 Конституции носит, как установил КС РФ, общий характер, то есть распространяется на любые случаи задержания по закону. А поскольку исключение из этого правила, сформулированное в абз. 2 п. 6 раздела второго Конституции РФ, отложившее момент введения в действие "правила 48 часов", касалось лишь подозреваемых в совершении преступлений, в отношении иных случаев законного задержания, в том числе при госпитализации граждан в психиатрические стационары, "правило 48 часов" было введено в действие сразу же, то есть еще при опубликовании Конституции РФ. Вывод этот довольно парадоксальный, ведь вряд ли он охватывался намерением федерального законодателя (и уж точно не находил какого-либо отклика в правоприменительной деятельности).

До и после

Как бы то ни было, с момента принятия КС РФ Определения N 544-О-П у правоприменительной практики нет иного выбора, кроме как действовать в соответствии с выводами, сформулированными в данном Определении. Можно надеяться, что "правило 48 часов" наконец-то найдет свое применение и в отношении случаев лишения граждан свободы по мотивам необходимости их принудительной госпитализации в психиатрические стационары.

До выхода названного Определения гражданина помимо его воли могли держать в психиатрическом стационаре согласно положениям Закона N 3185-1 и ГПК РФ без решения суда в течение восьми дней (по Закону N 3185-1) или 12 дней (по ГПК РФ). Эти сроки определялись следующим образом.

По Закону - 48 часов, отведенных стационару для проведения в отношении недобровольно госпитализированного гражданина обязательного психиатрического освидетельствования (ч. 1 ст. 32); плюс 24 часа, отпущенных стационару для обращения в суд (ч. 2 ст. 32); плюс пять дней, данных судье для рассмотрения заявления и вынесения по нему решения (ч. 1 ст. 34).

По ГПК РФ - 48 часов, в течение которых стационар подает в суд заявление о принудительной госпитализации (ч. 1 ст. 303); плюс пять дней, отведенных судье для принятия заявления и возбуждения гражданского дела (ч. 1 ст. 263 и ст. 133); плюс еще пять дней, отпущенных судье для рассмотрения заявления и принятия по нему решения (ч. 1 ст. 304 ГПК РФ).

Таким образом, агрегированное применение указанных законоположений позволяло лишать граждан физической свободы на срок от 8 до 12 дней вместо допустимых по Конституции РФ 48 часов.

Очевидно, что потребуется внесение изменений и дополнений в Закон N 3185-1 и ГПК РФ, поскольку без поправок они, по сути, уже не могут применяться. С момента официального опубликования Определения, категорично установившего 48-часовой императив, положения Закона N 3185-1 и ГПК РФ, допускающие возможность нахождения гражданина в психиатрическом стационаре помимо его воли в течение 8 - 12 дней, фактически утратили свою юридическую силу. В этих условиях, вне зависимости от того, будут внесены поправки в Закон N 3185-1 и ГПК РФ или нет и когда это будет сделано, уже сегодня механизм работы судов и практика осуществления принудительной госпитализации должны быть реорганизованы таким образом, чтобы "правило 48 часов" применялось неукоснительно и граждане не оставались заложниками использования в их отношении прежнего механизма госпитализации вследствие медлительности действий федерального законодателя.

Данный вывод основан на положениях ст. 79 Федерального конституционного закона от 21.07.94 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", на основании которой решение КС РФ действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами, а до появления нового нормативного акта, необходимость в принятии которого с целью устранения пробела в правовом регулировании вытекает из решения КС РФ, непосредственно применяется Конституция РФ.

Нельзя полностью исключать, что де-факто "48-часовое правило" может порой игнорироваться и не соблюдаться. Тем не менее представляется, что все случаи, когда с момента задержания гражданина и помещения его в принудительном порядке в психиатрический стационар прошло 48 часов и при этом решения суда, разрешающего недобровольную госпитализацию, у администрации стационара к тому времени все еще нет, но гражданин все же не выпущен на свободу, должны квалифицироваться как преступление по ст. 128 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное помещение лица в психиатрический стационар. При этом не имеет никакого значения, по какой именно причине нет судебного решения: вина это самого стационара, затянувшего с обращением в суд, или сотрудников канцелярии (аппарата) суда, "потерявших" заявление в коридорах и кабинетах, или председатель суда своевременно не распределил его тому или иному судье, или сам судья не уложился в отведенный 48-часовой срок. Все это абсолютно неважно: если прошло 48 часов с момента фактического задержания, а решения суда нет, гражданин не может более оставаться в психиатрическом стационаре помимо его воли ни минуты.

В заключение следует подчеркнуть, что "правило 48 часов", как бы важно оно само по себе ни было, не самое значительное новшество из всех, прямо оговоренных или вытекающих из рассматриваемого Определения КС РФ. Дело в том, что с момента его принятия в большинстве случаев вообще недопустимо подвергать граждан принудительной госпитализации, то есть помещать в психиатрический стационар до того, как суд вынесет определенное решение, даже на 48 часов. Но это уже тема отдельного разговора.

 

вверх