назад
06 сентября 2016 00:56 / Москва

Практическая подготовка юристов в Российской империи в 1864 - 1917 гг.

Практическая подготовка юристов в Российской империи в 1864 - 1917 гг.

Ильина Т.Н.

В статье анализируется опыт Российской империи по практической подготовке юристов.

Ключевые слова: подготовка юридических кадров, институт помощников присяжных поверенных, кандидаты на должности по судебному ведомству.

The article analyses the experience of the Russian Empire in practice training of lawyers.

Key words: training of juridical personnel, institute of assistant lawyers, candidates to positions in judicial department.

В настоящее время проблема подготовки квалифицированных юридических кадров относится к числу наиболее важных для нашей страны. Ее успешное решение необходимо для скорейшего осуществления политико-правовой реформы, а также для построения правового государства. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев в своем вступительном слове на встрече с членами Президиума Ассоциации юристов России 16 апреля 2009 г. довольно жестко высказался по поводу качества юридического образования в современной России, которое, по его словам, имеет серьезные недостатки. По мнению президента, увеличение количества юридических вузов привело к тому, что "количество юристов, которых готовят сейчас, просто закритично высокое", при этом "количество не всегда переходит в качество" <1>.

--------------------------------

<1> URL: http:// www.kremlin.ru/ appears/ 2009/ 04/ 16/ 1446_ type63376_ 215143.shtml (дата обращения - 17.06.2009).

В настоящее время данная проблема решается путем ужесточения требований, предъявляемых к юридическим вузам и образовательным программам. Но этого недостаточно. На наш взгляд, надо усовершенствовать практическую подготовку будущих юристов. Производственные занятия во время прохождения учебного курса и непродолжительная стажировка не обеспечивают должного усвоения профессиональных умений и навыков, необходимых для работы молодых юристов.

Слепое заимствование западных образовательных технологий в разработке концепции отечественного юридического образования не всегда может решить проблему нехватки высококвалифицированных специалистов для судебной системы. Поэтому возникает необходимость осмысления дореволюционных традиций в области теоретического образования и практической подготовки юристов с тем, чтобы творчески использовать накопленный предыдущими поколениями опыт.

В ходе Судебной реформы 1864 г. в Российской империи утверждались основные принципы современного правосудия: независимость суда от администрации, несменяемость судей, гласность и состязательность судопроизводства. В связи с провозглашением новых принципов создавались институты присяжных заседателей и судебных следователей, институт адвокатуры (присяжных поверенных), изменились многие функции прокуратуры <2>. "Отцы" Судебной реформы 1864 г. столкнулись с проблемой нехватки квалифицированных юридических кадров, которые должны были претворить в жизнь все нововведения Судебных уставов. Участвовать в судебном процессе, построенном на принципах состязательности и гласности, могли только теоретически образованные юристы, обладающие достаточными практическими навыками.

--------------------------------

<2> Судебные уставы 20 ноября 1864 г. СПб., 1914. Ч. I.

На первый план вышла проблема обеспеченности профессиональными юристами новых институтов судебной системы. Так, нужно было сразу одновременно найти 8 сенаторов, 50 председателей окружных судов и их товарищей, 144 члена судебных палат, 192 судебных следователя, 123 прокурора, а также полностью подобрать кадры для впервые созданного института присяжных поверенных.

Таким образом, грамотное решение кадрового вопроса становилось залогом успешной реализации судебной реформы.

Первоначально планировалось решить данную проблему путем ужесточения теоретической подготовки студентов. Одним из основных требований, предъявляемых к служителям Фемиды, согласно Судебным уставам становился образовательный ценз. Однако классическое юридическое образование, даваемое в университетах, было в высшей степени теоретизированным <3> и не смогло решить проблему нехватки теоретически образованных и владеющих базовыми умениями и навыками профессиональных юристов.

--------------------------------

<3> Захаров В.В. Как готовить юриста: изучая русские рецепты. Курск, 2006. С. 86.

По мнению современников, подготовка в университете была недостаточной и приводила к тому, что "среди кандидатов прав встречаются такие, которые не могут отличить покушения от приготовления, совокупности от повторения, разбоя от грабежа..." <4>. А в сословие присяжных поверенных попадали непрофессионалы, которые, по словам М. Гребенщикова, не знали, что решение окружного суда, постановленное без истца, не считается законным, что копии с приговором мирового съезда не посылают подсудимому, не знают, куда подаются жалобы, какие лица привилегированные, а какие - нет <5>.

--------------------------------

<4> Муравьев Н.В. Кандидаты на судебные должности. М., 1886. С. 47 - 49.

<5> Гребенщиков М. Условия приема в присяжные поверенные // Журнал гражданского и уголовного права. 1889. N 1. С. 23.

Для того чтобы избежать подобных нареканий и обеспечить наличие квалифицированных кадров, обладающих практическими навыками, учредители Судебных уставов предложили готовить их внутри самой судебной системы. Были созданы своего рода подготовительные институты к профессиональной деятельности юриста. К ним можно отнести институт кандидатов на судебные должности, из которого выходили будущие судьи, судебные следователи, кадры прокурорского надзора, а также институт помощников присяжных поверенных, дававший уже опытных адвокатов.

Кандидатам на судебные должности посвящена третья глава Учреждений судебных установлений, в которой регламентируется их правовая организация.

"Окончившие курс юридических наук в высших учебных заведениях, а также лица, имеющие аттестаты о выдержании экзамена в сих науках, могут быть назначаемы кандидатами на должности по судебному ведомству" <6>. Таким образом, любой, кто удовлетворяет данным требованиям, мог быть определен к судебной службе в своем округе. Достаточно было подать прошение о занятии должности кандидата по судебному ведомству и дождаться решения председателя окружного суда либо судебной палаты <7>. Обычно подобные просьбы не встречали отказа, главным образом из-за недостатка кадров в новых судебных учреждениях.

--------------------------------

<6> Судебные уставы императора Александра II. СПб., 1914. Ч. I. Ст. 407.

<7> Там же. Ст. 409.

Председатели судов должны были доводить до сведения Министра юстиции, утверждавшего списки кандидатов, информацию о принятии и о выбытии из этого звания <8>. Им же издавались общие правила относительно служебных занятий кандидатов. Текущий контроль над стажерами осуществлялся при помощи различных циркуляров, посылаемых Министерством юстиции главным должностным лицам тех судебных мест, к которым были откомандированы кандидаты на судебные должности.

--------------------------------

<8> Там же. Ст. 419.

После утверждения кандидатов на должности по судебному ведомству в этом статусе Министром юстиции, подобно другим государственным служащим, они были обязаны принести присягу на верность. Она должна была произноситься при вступлении в должность в общем собрании того окружного суда или судебной палаты, к которым кандидаты были назначены.

После принятия присяги кандидаты зачислялись на службу в судебное ведомство, а затем поступали в распоряжение местных судебных учреждений. Они распределялись по окружным судам и судебным палатам, кассационным департаментам Сената или же назначались к лицам прокурорского надзора <9>.

--------------------------------

<9> Там же. Ст. 408.

Судебные уставы определяют правовой статус кандидатов на судебные должности как государственных служащих, но без штатного жалованья <10>. По словам Н.В. Муравьева, лишь 20% от общего числа кандидатов имели собственные средства для безбедной жизни, 20% - имели малые дополнительные средства, недостаточные без личного заработка, а большая часть - 60% - не имела никаких других средств, кроме этого заработка <11>. Это способствовало сокращению числа кандидатов в 80-е годы XIX в. Только в 1891 г. было определено выплачивать стажерам и единовременные пособия, и штатные оклады.

--------------------------------

<10> Там же. Ст. 11, 412.

<11> Муравьев Н.В. Из прошлой деятельности. СПб., 1900. С. 531.

Руководство практическими занятиями кандидатов было возложено на председателей судебных палат и на прокуроров. Это привело к неформальному делению кандидатов по характеру выполняемых ими обязанностей на "судейских" и "прокурорских", несмотря на то что официально они составляли единую группу. Подобное разделение было отменено в 1891 г., как не отвечающее задачам полной и всесторонней подготовки будущих судебных чиновников.

В число обязанностей стажеров входили занятия под руководством вышестоящих органов, посещения заседаний тех судебных мест, при которых они состоят <12>. Одновременно и правом, и обязанностью кандидатов являлось исполнение должностей по поручению суда. Предоставлялось подобное право только при условии успешности кандидата в служебных занятиях. Кандидаты при судах и судебных палатах исполняли функции конкретных должностных лиц. Подобные случаи были нередки, что было связано с острым дефицитом кадров, в особенности судебных следователей и присяжных поверенных как абсолютно новых для России.

--------------------------------

<12> Судебные уставы императора Александра II. СПб., 1914. Ч. I. Ст. 414.

Точный срок нахождения в качестве стажера не был определен законодательно. В ст. 417 Учреждений судебных установлений говорилось, что претендовать на освободившиеся штатные должности могут "кандидаты, занимавшиеся с успехом службою в сем звании...". Но успеваемость в служебных занятиях очень часто не играла главной роли в занятии штатных должностей по судебному ведомству. Не имея прочного имущественного положения и протекции в среде вышестоящих чиновников, кандидаты могли находиться в таком положении многие годы <13>. Однако данная ситуация была характерна лишь для столичных судебных ведомств, где число кандидатов было избыточным. Н.В. Муравьев отмечает, что в Санкт-Петербурге и в Москве в 80-е годы XIX в. при одном прокуроре могло состоять до 30 кандидатов на судебные должности <14>. Введение в 1891 г. трехлетнего срока стажировки не исправило сложившегося порядка. После прохождения служебных занятий кандидаты могли в течение долгого времени ожидать назначения на судебную должность.

--------------------------------

<13> Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. С. 220.

<14> Муравьев Н.В. Кандидаты на судебные должности. М., 1886. С. 14.

В целом стажировка в качестве кандидата давала необходимые практические навыки будущему судебному служащему, прокурору или следователю, знакомила с делопроизводством. Однако эффективной работе института кандидатуры мешало недостаточное законодательное регулирование его организации. А ведь именно прочный правовой статус судебных служащих, в том числе и кандидатов, определял успешное функционирование всего судебного ведомства.

Другим институтом, имевшим своей целью практическую подготовку специалистов, был институт помощников присяжных поверенных.

Для реализации принципа состязательности в судебном разбирательстве составители Судебных уставов учреждают в России адвокатуру - сословие присяжных поверенных. Сложность состояла в том, что организация этого института начиналась в основном с нуля, а также стояла необходимость обеспечить постоянный приток свежих кадров в адвокатуру. Решением данного вопроса стало основание института помощников присяжных поверенных.

В ст. 354 Учреждений судебных установлений говорилось, что присяжными поверенными могли быть лица, "занимающиеся в течение пяти лет судебной практикой под руководством присяжных поверенных в качестве их помощников". В комментариях к ст. 354 поясняется, что "с учреждения сословия присяжных поверенных у них могут быть помощники (по практическим занятиям), которые, окончив курс юридических наук, но нигде не служив, могут тем не менее иметь сведения и в судебной практике" <15>. При этом в Судебных уставах 1864 г. не был определен статус помощников присяжных поверенных, не указывались организационные формы этого института, не были определены правила поступления в помощники, не очерчен круг их обязанностей.

--------------------------------

<15> Судебные уставы 20 ноября 1864 г. СПб., 1914. Ч. I. Ст. 14, 245.

На практике это привело к тому, что организационно-правовые основы института помощничества не были единообразны и имели свои особенности в пределах судебного округа.

Решение о зачислении в помощники присяжных поверенных принимали Советы присяжных поверенных, а в тех местностях, где они не были учреждены, - окружные суды. Петербургский и Московский советы кроме высшего образования предъявляли к будущему помощнику и другие требования. Например, в число помощников не допускались государственные служащие <16>, на каждого запрашивались характеристика и отзывы об их прошлой деятельности. В провинции в стажеры зачисляли без дополнительных условий. Это было связано с недостатком квалифицированных юристов на периферии.

--------------------------------

<16> Отчет Московского совета за 1877 - 1878 гг. М., 1878. С. 23; Отчет Харьковского совета за 1885 - 1886 гг. Харьков, 1886. С. 49.

Для организации профессиональной подготовки адвокатов необходимо было выбрать наиболее эффективную форму стажировки будущих правозащитников. Этот вопрос также не имел законодательного оформления. Исторически сложились две формы стажировки - сословный и личный патронат. При сословном патронате помощник осуществлял функции адвоката, имея лишь незначительные ограничения своих профессиональных прав. С принятием личного патроната стажер был лишен самостоятельной адвокатской работы, исполняя функции фактического помощника у присяжного поверенного, доверявшего ему ведение дел.

По мнению Советов присяжных поверенных, только непосредственная работа присяжного поверенного со своим помощником способна сформировать хорошего адвоката. Однако они не исключали и сословного контроля за помощниками, полагая, что личный патронат не будет препятствовать приобщению будущего присяжного поверенного к адвокатскому сословию. К установлению формы личного патроната стремились не только столичные Советы, но и окружные суды. Однако при этом отмечалось, что необходимо ограничить поверенных в праве брать себе помощников. Советы постановили, что у каждого патрона должен быть один помощник, а по особому разрешению - два <17>.

--------------------------------

<17> К вопросу об урегулировании положения помощников присяжных поверенных // Судебная газета. 1890. N 9. С. 2.

Важное значение для института помощничества имел Закон от 25 мая 1874 г., учреждавший частную адвокатуру. Частными поверенными могли быть лица, не исключенные в дисциплинарном порядке из числа поверенных и не подходящие ни под одну из категорий лиц, не имеющих право быть присяжными поверенными. При этом закон предоставлял суду, в который желающий стать частным поверенным подавал прошение, "удостовериться в надлежащих познаниях желающего получить свидетельство на хождение по делам", т.е. подвергнуть его экзамену.

Пользуясь этим постановлением, в частную адвокатуру потянулись помощники присяжных поверенных. В итоге получилось так, что судьи не допускали к защитам тех помощников, которые не состояли частными поверенными. Так, курские помощники присяжных поверенных на протяжении всего пятилетнего срока подавали прошение в окружной суд, чтобы продлить свидетельство на ведение чужих дел <18>. С этого времени помощники успешно занимались адвокатской деятельностью без помощи своего патрона. Пятилетний стаж, необходимый для зачисления в присяжные поверенные, стал формальностью <19>.

--------------------------------

<18> Государственный архив Курской области. Ф. 32. Оп. 1. Д. 6993; 8397.

<19> Гребенщиков М. Условия приема в присяжные поверенные // Журнал гражданского и уголовного права. 1889. N 1. С. 20.

Главной формой прохождения стажировки стало ведение помощниками уголовных дел. В присяжные поверенные принимали только тех помощников, которые участвовали не менее чем в десяти делах, решаемых с участием присяжных заседателей. Издавая такое правило, Совет продумал условия, облегчающие его выполнение. В 1880-е годы столичные Советы компенсировали помощникам до 1000 рублей за расходы на выездные защиты <20>. По ходатайству Петербургского совета председательствующему в уголовных отделениях суда помощников назначали на защиты в таком же порядке, как и присяжных поверенных, а также предоставили им все права входить, предназначенные для лиц судебного ведомства.

--------------------------------

<20> Санкт-Петербургская присяжная адвокатура. СПб., 1889. С. 91.

Другой формой профессиональной деятельности стажеров были юридические консультации, создаваемые в различных городах Российской империи. Подобные консультации организовывались при городских мировых судах, в основном силами молодых юристов, но при участии присяжных поверенных. Главной задачей подобных объединений было оказание всесторонней юридической помощи гражданам, не разбирающимся в законодательстве.

Также практиковались общие собрания помощников, где зачитывались научные доклады по уголовному и гражданскому праву, рассматривались вопросы, касающиеся законодательства и адвокатской деятельности.

Консервативная модернизация 80 - 90-х годов XIX в. коснулась и корпорации помощников. Было введено ограничение на зачисление в помощники лиц нехристианского вероисповедания, запретившее принимать в качестве стажеров евреев <21>. Постоянно ужесточались требования на ведение помощниками чужих дел. В начале XX в. Сенат перестал допускать их к подаче кассационных жалоб, особенно в гражданский кассационный департамент, мотивируя это тем, что "помощникам присяжных поверенных не предоставлено право ведения чужих дел" <22>. А для проведения уголовной защиты помощнику необходимо было получить разрешение Совета и предоставить согласие подсудимого по поводу кандидатуры помощника.

--------------------------------

<21> История русской адвокатуры / Под ред. И.В. Гессен. М., 1914. Т. 1. С. 451.

<22> Ландсберг В. О праве помощников присяжных поверенных вести дела в Сенате // Право. 1910. N 24. Стб. 2100.

Организационно и профессионально система помощничества сложилась к началу XX в., хотя многие моменты ее организации и деятельности требовали законодательного оформления или пересмотра. Однако институт помощников присяжных поверенных выполнял свою главную задачу - проводил в адвокатскую корпорацию опытных профессионалов.

Так, в 1873 - 1875 гг. из 54 вступивших в корпорацию присяжных поверенных Петербургского округа 35 являлись бывшими помощниками, а в 1876 - 1880 гг. из 123 вступивших 103 - помощниками <23>. В Харьковском округе в 1882 г. из 20 принятых в присяжные поверенные 13 состояли ранее помощниками <24>. Всего по стране в 1876 - 1880 гг. "доля бывших помощников среди присяжных поверенных колебалась от 64% до 82,7%" <25>.

--------------------------------

<23> История русской адвокатуры / Под ред. М.Н. Гернет. М., 1916. Т. 2. С. 16.

<24> См.: Отчет Харьковского совета присяжных поверенных за 1882 - 1883 гг. Харьков, 1883. С. 4.

<25> История русской адвокатуры / Под ред. М.Н. Гернет. М., 1916. Т. 2. С. 16 - 17.

В целом задуманная "отцами" Судебных уставов организация практической подготовки кадров для отечественной судебной системы успешно функционировала. Из среды кандидатов на судебные должности выходили хорошо подготовленные, знакомые с делопроизводством судебные чиновники, будущие судьи и прокуроры. Институт кандидатуры стал надежным залогом эффективной работы всего судебного ведомства.

Необходимость введения института помощников присяжных поверенных была продиктована объективными причинами. Новому для России адвокатскому сословию были нужны грамотные, профессиональные правозащитники, которые могли обеспечить надлежащее представление в суде.

Таким образом, сама идея подготовки кадров путем специальной стажировки была прогрессивной. Но недостаточное законодательное оформление как помощничества, так и кандидатуры, нерегулярное руководство и отсутствие последовательности и систематичности в постановлениях Сената и циркулярах Министерства юстиции мешали успешной реализации задач практической подготовки юристов.

 

вверх