назад
13 декабря 2016 17:42 / Москва

Ответственность за вовлечение в занятие проституцией

susanin.udm.ru

Уголовный кодекс РФ ответственность за вовлечение в занятие проституцией первоначально регулировал в двух статьях. Статья 151 говорила о вовлечении в занятие проституцией несовершеннолетних, а ст. 240 - взрослых. В первом случае ответственность могла наступать за вовлечение любым способом. Во втором - лишь тогда, когда виновный прибегал к насилию или угрозе его применения, либо к шантажу, уничтожению или повреждению имущества, либо к обману.

Закон от 8 декабря 2003 г., исключив из ст. 151 упоминание о вовлечении в проституцию несовершеннолетних, установил, что ответственность за вовлечение как несовершеннолетних, так и взрослых наступает по ст. 240. Все способы вовлечения новый Закон не перечисляет. Но вовлечение путем насилия или угрозы его применения он считает квалифицированным (п. "а" ч. 2 ст. 240).

Занятие проституцией - это не основанное на личных симпатиях и влечении неоднократное вступление за плату в сексуальные отношения с различными партнерами. Сексуальные отношения тут могут означать половой акт в естественной форме, а также анальный и оральный секс. Само же занятие проституцией влечет ответственность не уголовную, а административную (ст. 6.11 КоАП).

Проституция обычно предполагает предварительную договоренность о вознаграждении. Однако если проститутка ранее уже вступала с тем или иным клиентом в близкие отношения и он аккуратно рассчитывался по приемлемой для нее цене, то предварительное напоминание о необходимости оплаты в очередной раз отнюдь не обязательно. Оплата здесь сама собой разумеется.

Учет российских традиций, вероятно, породил мнение, что проституцией может заниматься только женщина. Но сейчас мужская проституция носит отнюдь не единичный характер. За "мужчин по вызову" платят даже больше, чем за женщин.

Уголовную ответственность могут влечь любые действия, возбуждающие желание заниматься проституцией (уговоры, лесть, запугивание, обещание простить долг и т.д.). Слово "вовлечение" означает как процесс "обработки" кого-либо, так и результат - фактическое занятие проституцией.

И все же, поскольку Закон говорит здесь не о деяниях, направленных на вовлечение в занятие проституцией, а о вовлечении в такое занятие, следует, вероятно, полагать, что вовлечение окончено, когда вовлеченный фактически стал заниматься проституцией.

Если же, несмотря на оказанное воздействие, вовлекаемый заниматься проституцией не стал, то действия вовлекающего, на мой взгляд, можно квалифицировать как покушение на вовлечение (ч. 3 ст. 30 и соответствующая часть ст. 240 УК).

Уголовная ответственность предусмотрена не только за вовлечение, но и за принуждение к продолжению занятия проституцией. Если при вовлечении потерпевшим считается лицо, еще не занимавшееся проституцией, то при принуждении - уже занимающееся ею.

Принуждение - это физическое воздействие на человека или реальная угроза применить насилие и (или) причинить материальный или моральный ущерб. Принуждение к занятию проституцией возможно в двух случаях: а) когда виновный заставляет или пытается заставить заниматься проституцией того, кто решил прекратить это занятие; б) когда виновный совершает действия, вынуждающие другого человека заниматься проституцией под чьей-либо (не обязательно "понуждающего") опекой, вопреки желанию потерпевшего заниматься таким "промыслом" самостоятельно.

Коль скоро принуждение, состоящее в насилии или угрозе его применения, влечет ответственность по ч. 2 ст. 240 УК, то по ч. 1 квалифицируется принуждение иного плана. Какое? Такое, которое не подпадает под признаки ч. 2. К нему можно, например, отнести угрозу уничтожить ценное имущество, угрозу распространить позорящие сведения (правдивые или ложные), угрозы уволить с работы, оставить без средств существования и т.д. На мой взгляд, принуждение к продолжению занятия проституцией (в отличие от вовлечения) не может выражаться в обещании различных благ, льгот, незаслуженных преимуществ, ибо это само по себе не ухудшает правового положения вовлекаемого, не ставит его в безвыходное положение.

Закон говорит о принуждении к продолжению занятия проституцией человека, занимающегося проституцией, но в нем нет указания, что оно должно применяться лишь к нему самому. Вот почему принуждение может быть и тогда, когда соответствующие меры применяются к близким родственникам принуждаемого или иным лицам, судьба которых для принуждаемого не менее ценна и важна, чем своя.

В ч. 2 ст. 240 речь идет о деяниях, совершенных: а) с применением насилия или с угрозой его применения; б) с перемещением потерпевшего через Государственную границу Российской Федерации или с незаконным удержанием за границей; в) группой лиц по предварительному сговору.

Говоря о вовлечении в занятие проституцией или принуждении к ее продолжению, Закон не конкретизирует вид применяемого насилия. Значит, он имеет в виду любое насилие (против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности личности). Например, угрозу убить, изувечить, изнасиловать. Если виновный запугивает этим, то квалификация по п. "а" ч. 2 ст. 240, по-моему, вполне достаточна. Такая юридическая оценка достаточна и тогда, когда виновный причиняет вовлекаемому или принуждаемому побои, легкий вред здоровью или вред средней тяжести.

Однако, если виновный для вовлечения или принуждения причиняет тяжкий вред здоровью или прибегает, скажем, к изнасилованию либо насильственным действиям сексуального характера, предусмотренным ч. ч. 2, 3 ст. ст. 131 или 132 УК, то надо вменять в вину и эти преступления, ибо Закон устанавливает за них более суровое наказание, чем в ч. 2 ст. 240.

Пункт "б" ч. 2 ст. 240 говорит об ответственности за вовлечение в занятие проституцией или принуждение к продолжению этого занятия с перемещением потерпевшего через Государственную границу Российской Федерации; вовлечение или принуждение, сопряженное с незаконным удержанием потерпевшего за границей.

В первом случае Закон ведет речь о Государственной границе, во втором - просто о границе.

Тем не менее надо полагать, что во втором случае тоже имеется в виду Государственная граница, а не административная граница субъекта Федерации. Слово же "государственная", на мой взгляд, здесь опущено для краткости.

Перемещение через Государственную границу РФ означает ввоз потерпевшего из-за границы в Россию или вывоз из России в любые зарубежные государства. Ввоз и вывоз могут осуществляться как легально, так и нелегально. Если имело место незаконное пересечение границы, то ввозимый или вывозимый (когда он виновен) должен отвечать за свои действия по ч. 1 ст. 322 УК, а тот, кто его вывозил, - по п. "б" ч. 2 ст. 240 и дополнительно по ст. 33 и ч. 1 ст. 322 УК либо по п. "б" ч. 2 ст. 240 и ч. 2 ст. 322.

Применение п. "б" ч. 2 ст. 240 требует разграничения предусмотренного в нем преступления и преступления, о котором идет речь в п. "г" ч. 2 ст. 127.1 УК.

Устанавливая ответственность за торговлю людьми, законодатель в ст. 127.1 УК понимает под этим куплю-продажу человека, его вербовку, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации. А под эксплуатацией Закон, в частности, разумеет использование занятия проституцией другими людьми и иные формы сексуальной эксплуатации (прим. 2 к ст. 127.1). Если виновный торгует людьми с перемещением их через Государственную границу Российской Федерации или с незаконным удержанием за границей, то он должен отвечать по п. "г" ч. 2 ст. 127.1.

Ответственность же по п. "б" ч. 2 ст. 240 наступает, когда виновный не совершает никаких действий, которые Закон считает торговлей людьми.

Как расценить вовлечение в занятие проституцией или принуждение к ней, сопряженное с торговлей людьми?

Здесь, по сути, два преступления. А коли так, то ответственность наступает по совокупности преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 240 и п. "г" ч. 2 ст. 127.1. Правда, как в первом, так и во втором случае встает вопрос о допустимости уголовной ответственности за преступления, совершаемые за границей.

В п. "в" ч. 2 ст. 240 говорится об ответственности за вовлечение в занятие проституцией или принуждение к ее продолжению, когда это совершает группа лиц по предварительному сговору. Такое преступление налицо, если в нем участвовали люди, заранее договорившиеся о совместном его совершении.

Часть 3 ст. 240 устанавливает ответственность за деяния, предусмотренные частями первой или второй и совершенные организованной группой либо в отношении заведомо несовершеннолетнего. Организованная группа предполагает устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Действия всех участников такой группы независимо от выполняемой каждым из них роли охватываются непосредственно ч. 3 ст. 240.

Вовлечение в занятие проституцией заведомо несовершеннолетнего или принуждение его к продолжению занятия проституцией предполагает, что виновный достоверно знает о недостижении потерпевшим 18-летнего возраста. Когда же виновный добросовестно заблуждался, полагая, что потерпевший уже взрослый (скажем, тот выглядел значительно старше своих лет), то вменять этот квалифицирующий признак нельзя.

Преступления, предусмотренные ст. 240 УК, могут быть совершены только умышленно. Умысел здесь прямой. Мотивы преступления (корыстные, иные) для квалификации значения не имеют, но выяснять их все равно надо, ибо они должны быть учтены при назначении наказания.

Улицкий С., профессор Дальневосточного государственного университета.

Уголовная ответственность за рассматриваемое преступление наступает с 16 лет.

вверх