назад
06 сентября 2016 00:28 / Москва

Обеспечительные меры по судебным спорам о детях

Обеспечительные меры по судебным спорам о детях

Ракитина Л.Н.

Обеспечение иска по спорам о детях приобретает особую актуальность в условиях отсутствия надлежащего правового регулирования данного вопроса процессуальным и семейным законодательством. Учитывая разнообразие споров о детях, встречающихся в судебной практике, и анализируя конкретное гражданское дело, по которому суд отказал в принятии в качестве испрашиваемых истицей обеспечительных мер, автор предлагает ставить во главу угла интересы ребенка и руководствоваться исключительно ими при определении конкретных способов обеспечения иска по судебным спорам о детях.

Ключевые слова: гражданский процесс, обеспечительные меры, спор о детях, место жительства ребенка.

Securing a claim in disputes on children acquires special topicality in conditions of absence of due legal regulation of this issue by procedural and civil legislation. Taking into consideration the variety of disputes on children in judicial practice and analyzing concrete civil case on which the court refused to take as interim measures the measures asked by the claimant the author proposes to make the corner stone of the interests of a child and be guided by them in determination of concrete means of securing a claim in judicial disputes on children.

Key words: civil procedure, interim measures, dispute on children, place of residence of a child.

Обеспечение иска в гражданском судопроизводстве направлено на создание условий для реального исполнения будущего судебного решения и достаточно подробно регламентировано гл. 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (ред. от 9 ноября 2009 г.) // Российская газета. 2002. 20 нояб.; 2009. 11 нояб.

В юридической литературе справедливо отмечается, что обеспечение иска является эффективным процессуальным средством защиты прав лиц, участвующих в деле, обеспечивающим возможность реального исполнения в будущем решения суда по делу искового производства <2>, служит гарантией защиты прав граждан и юридических лиц <3>. На самом деле правильный выбор способа обеспечения иска дает возможность суду, не высказывая своего суждения относительно будущего судебного решения, осуществить реальную защиту тех интересов, которые на момент принятия обеспечительных мер нарушаются, а потерпевшее лицо не имеет другой возможности остановить это нарушение.

--------------------------------

<2> См.: Исаенкова О.В., Демичев А.А., Соловьева Т.В., Ткачева Н.Н. Иск в гражданском судопроизводстве: Сборник / Под ред. О.В. Исаенковой. М.: Волтерс Клувер, 2009 (автор главы - Н.Н. Ткачева).

<3> См.: Гражданский процесс: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Издательский дом "Городец", 2010. С. 243 (автор главы - С.А. Иванова); Юсупов Т.Б. Обеспечение иска в арбитражном и гражданском процессе. М.: Издательский дом "Городец", 2006. С. 16.

Между тем в судебной практике встречаются такие категории дел, когда разобраться с кругом возможных обеспечительных мер не так-то просто. Именно таковы споры о детях, или, как их называет Верховный Суд Российской Федерации, "споры, связанные с воспитанием детей", относящиеся к неимущественным преобразовательным искам <4>.

--------------------------------

<4> См.: Ткачева Н.Н. Указ. соч.; Хорунжий С.Н. Преобразовательные иски и конститутивные решения суда // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2006. N 5 / Под ред. В.В. Яркова. СПб.: Издательский дом С.-Петербургского государственного университета; Издательство юридического факультета С.-Петербургского государственного университета, 2007.

К спорам, связанным с воспитанием детей, по мнению Верховного Суда Российской Федерации, относятся: споры о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей (п. 3 ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ)) <5>; об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п. 2 ст. 66 СК РФ); об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников (п. 3 ст. 67 СК РФ); о возврате родителям ребенка, удерживаемого не на основании закона или судебного решения (п. 1 ст. 68 СК РФ); о возврате опекунам (попечителям) подопечного от любых лиц, удерживающих у себя ребенка без законных оснований (п. 2 ст. 150 СК РФ); о возврате приемному родителю ребенка, удерживаемого другими лицами не на основании закона или судебного решения (п. 3 ст. 153 СК РФ); о лишении родительских прав (п. 1 ст. 70 СК РФ); о восстановлении в родительских правах (п. 2 ст. 72 СК РФ); об ограничении родительских прав (п. 1 ст. 73 СК РФ), об отмене ограничения родительских прав (ст. 76 СК РФ) и др. <6>. Множественность споров о детях отмечается многими учеными, предпринимающими попытки их классифицировать по различным основаниям <7>.

--------------------------------

<5> См.: Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (в ред. от 30 июня 2008 г. N 106-ФЗ) // Российская газета. 1996. 27 янв.; 2008. 3 июля.

<6> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. N 10 (в ред. от 6 февраля 2007 г. "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 7; 2007. N 5.

<7> См.: Батова О.С. Проблемы классификаций судебных споров, связанных с воспитанием детей // Журнал российского права. 2005. N 6.

Безусловно, по такого рода делам, как и по любому гражданскому делу, могут быть приняты обеспечительные меры, поскольку ГПК РФ не делает исключений на этот счет, об этом говорят и исследователи. В частности, Н.В. Лялина пишет, что по делу об устранении препятствий к общению с ребенком отдельно живущего родителя до назначения дела к слушанию (как и во всяком положении дела, в том числе и при подготовке к судебному разбирательству) допускается принятие судом мер к обеспечению иска. В данном случае речь идет об устранении препятствий к общению с ребенком, которые обычно выражаются в сокрытии несовершеннолетнего ответчиком, что порождает особую тревогу у истца, лишенного всякой возможности принимать участие в жизни ребенка. К мерам по обеспечению иска в подобного рода ситуациях, по ее мнению, можно отнести запрещение ответчику совершать определенные действия, а также запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора (ст. 140 ГПК РФ). Такими лицами могут быть близкие, дальние родственники несовершеннолетнего, предпринимающие, например, активные действия по сокрытию ребенка, возбуждению в нем враждебных чувств к ответчику <8>.

--------------------------------

<8> См.: Лялина Н.В. Защита права родителя на общение с ребенком по законодательству Российской Федерации // Право и политика. 2004. N 7.

По спору о передаче ребенка на воспитание в качестве меры по обеспечению иска можно рассматривать запрет ответчику совершать действия, направленные на передачу ребенка временно или постоянно другим лицам, помещение на отдых в стационарное учреждение с целью скрыть его место нахождения и др.

По делам о лишении родительских прав Верховный Суд СССР в свое время рекомендовал в качестве меры по обеспечению иска решать вопрос о временном отобрании детей у ответчиков <9>, данный подход до сих пор приветствуется учеными <10>, хотя ныне действующее постановление Пленума умалчивает о возможности принятия таких мер. Надобность в таком отобрании возникает, если дети живут с родителями, а органы опеки и попечительства почему-либо не отобрали их до предъявления иска о лишении родительских прав в порядке ст. 77 СК РФ. Решение судьи (суда) о применении подобной меры обусловлено, как правило, тем, что родители жестоко обращаются со своими детьми, бьют и оказывают на них вредное влияние. Принятие мер обеспечения по искам о лишении родительских прав способствует защите прав детей и защищает их от жестокого обращения со стороны своих родителей, и это, как правило, обосновывает принятие таких мер в указанных случаях.

--------------------------------

<9> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 7 декабря 1979 г. N 9 "О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" (с изм. и доп., внесенными Постановлением Пленума от 30 ноября 1990 г.) // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1980. N 1 (не применяется).

<10> См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. И.М. Кузнецовой. М.: БЕК, 1996 (автор комментария - А.М. Нечаева); Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю., Малышев В.А., Спектор А.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный). Подготовлен для системы "КонсультантПлюс", 2008 (автор главы - Л.Ю. Грудцына).

По мнению А.М. Нечаевой, принятие обеспечительных мер по спорам о детях означает возможность (и необходимость) использования в подобной ситуации п. 2 ст. 79 СК РФ, допускающего на основании судебного определения временное помещение ребенка в одно из воспитательных, лечебных учреждений, в учреждение социальной защиты населения и другое аналогичное учреждение <11>. Вряд ли можно согласиться с универсальностью предлагаемой А.М. Нечаевой меры, хотя, возможно, в определенных случаях по конкретным спорам о детях принятие такой обеспечительной меры вполне допустимо, например при наличии обстоятельств, непосредственно угрожающих жизни или здоровью ребенка. На закреплении в законодательстве судебной процедуры экстренного отобрания ребенка в течение не более четырех часов в подобных случаях настаивает Л.Ю. Михеева <12>, с чем нельзя не согласиться.

--------------------------------

<11> См.: Нечаева А.М. Судебная защита прав ребенка. М., 2003. С. 50. В настоящее время в связи с некоторым изменением положений абз. 2 п. 2 ст. 79 СК РФ речь может идти только об организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (уточнение мое. - Л.Р.).

<12> См.: Михеева Л.Ю. Ответственность родителей за воспитание детей: направления реформы законодательства // Семейное и жилищное право. 2005. N 4.

Новеллы, появившиеся не так давно в СК РФ в связи с принятием Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" <13>, допускающие временное помещение ребенка не только под надзор в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, но и временную передачу такими организациями ребенка в семью граждан (ст. ст. 155.1 - 155.2 СК РФ), в случаях, когда родители по уважительным причинам не могут исполнять свои обязанности по отношению к ребенку, не могут рассматриваться как судебные обеспечительные меры по спорам о детях, поскольку не предусматривают использование судебного механизма и прямо не регламентированы как судебные обеспечительные меры по обеспечению иска. Кроме того, они не универсальны и подходят далеко не для всех споров о детях.

--------------------------------

<13> Российская газета. 2008. 30 апр.

Таким образом, можно констатировать, что до настоящего времени отсутствует надлежащее правовое регулирование в отношении мер по обеспечению иска по спорам о детях, и в действительности вопрос об обеспечительных мерах по таким делам решается непросто.

В качестве примера можно привести гражданское дело, рассмотренное судом общей юрисдикции еще до внесения названных изменений в СК РФ. Однако и проецирование современных возможностей СК РФ на ситуацию, сложившуюся по делу, ничего, по сути, не меняет в возможных обеспечительных мерах по иску.

Супруги М. еще до официального расторжения брака судом стали проживать раздельно, при этом отец из семьи, где имелось трое детей, из которых две девочки были несовершеннолетними, ушел жить к другой женщине, не имевшей детей. Отец на протяжении трех лет навещал детей, оставшихся проживать с матерью, общался с ними, помогал материально. Младшая дочь, по мнению обоих родителей, нуждалась в проведении специальных коррекционных занятий с логопедом, для проведения которых был приглашен специалист-логопед, частные услуги которого оплачивал отец. Однажды отец после проведения очередного занятия с логопедом, которое, как и предыдущие проходило у него дома, не вернул домой девочку, оставил ее у себя на постоянное проживание, посчитав, что так для ребенка будет лучше, и вскоре обратился в суд с иском об определении местом жительства пятилетней дочери места своего жительства. При этом он исключил все каналы общения девочки с матерью, братом и сестрой, а также бабушкой и дедушкой со стороны матери, с которыми до этого она постоянно общалась.

Мать ребенка обратилась со встречным иском, прося суд определить местом жительства несовершеннолетней дочери ее место жительства. Поскольку мать длительное время была лишена возможности видеться с ребенком, она неоднократно обращалась к суду с просьбой принять меры по обеспечению ее иска и обязать отца три раза в неделю привозить Настю домой, чтобы ребенок имел возможность побыть в обстановке дома, где она прожила с рождения до пяти лет, и дети - родные брат и сестра, и она как мать имели возможность пообщаться с ребенком. Суд, рассмотрев первое ходатайство об обеспечении иска, отказал в его удовлетворении, посчитав, что, коль скоро спор об участии в воспитании не заявлен, такого рода меры не могут рассматриваться как меры, обеспечивающие иск об определении места жительства ребенка. Данную позицию районного суда поддержал областной суд. Повторные ходатайства матери об обеспечении иска именно теми же способами, о которых она просила, успеха не имели <14>.

--------------------------------

<14> См.: Архив Ленинского районного суда г. Ульяновска за 2003 г., дело N 2-1338/03.

Между тем мотивы, указанные судом в обоснование отказа в удовлетворении заявленного ходатайства, представляются весьма спорными.

При рассмотрении дела установлено, что отец под предлогом необходимости проведения с ребенком логопедических занятий лишил ребенка общения со сверстниками, передоверил воспитание девочки гувернантке, ранее не имевшей опыта работы с малолетними детьми; не дает возможности видеться с ребенком не только матери, но и сестре и брату девочки.

В ходе рассмотрения дела также установлено, что ребенок проживает в жилой комнате, совмещенной с кухней, оснащенной газовой плитой (приготовление пищи осуществляется на открытом пламени), что и для здорового организма небезвредно, а для страдающего аллергией ребенка - тем более, для ее ночного сна используется общий диван, находящийся тут же, на котором сидят все, в том числе приходящие гости, когда принимают пищу; днем она спит на постели отца и его сожительницы. В этой же общей комнате, где находится ребенок, стоит компьютер. Комната из-за пристроенной к ней лоджии затенена, днем приходится включать свет. Поскольку ребенок совсем не выходит гулять и, таким образом, лишен возможности компенсировать недостатки условий проживания, в которых оказался, перечисленные обстоятельства, естественно, внушили матери тревогу за состояние здоровья девочки, в связи с чем она и просила суд обеспечить иск.

В то же время в коттедже, где ранее проживал ребенок, у него имеется отдельная хорошо освещенная комната со своим спальным местом (пусть и не таким стильным, как общий диван в квартире отца), столом, где существует привычная девочке обстановка, кроме того, она может свободно перемещаться по всему дому, состоящему из нескольких комнат, и есть возможность не только ежедневно гулять во дворе, но и общаться с матерью, братом, сестрой, со своими сверстниками, в том числе со своей подружкой - соседской девочкой Юлей.

Насколько обоснованно такое ходатайство и возможно ли было принятие в качестве меры, обеспечивающей иск об определении места жительства ребенка, предлагаемой меры?

Думается, что предлагаемая матерью мера вполне могла бы претендовать на роль меры по обеспечению ее иска.

Действующее семейное законодательство (абз. 2 ч. 3 ст. 65 СК РФ) обязывает суд разрешать спор при отсутствии соглашения о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей, исходя из интересов детей. Думается, что интересы ребенка на период нахождения дела в суде также должны быть приоритетом, требующим, в случае их нарушения, принятия мер по их обеспечению. Одновременно такие меры могут выступать и мерами обеспечения иска. Конечно, действующее законодательство не содержит определения такого понятия, как "интересы ребенка", и не раскрывает его содержания, что, несомненно, является пробелом. В этой связи каждый судья по-своему трактует данное понятие.

Согласно ст. 139 ГПК РФ суд производит обеспечение иска во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнения решение суда. При этом, как сказано в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, "с учетом требований ч. 3 ст. 140 ГПК РФ судья, допуская меры по обеспечению иска в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, не связан инициативой заявителя и должен обеспечить соразмерность мер по обеспечению иска заявленным требованиям" <15>.

--------------------------------

<15> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. N 9.

Представляется, что удержание малолетнего ребенка в семье отца и его сожительницы в условиях абсолютной оторванности девочки-дошкольницы от матери, брата, сестры, бабушки и дедушки, несомненно, нарушает права и интересы ребенка. Учитывая же, что судебное разбирательство таких дел нередко осложняется назначением судебных экспертиз, что требует значительных временных затрат, ребенок в течение довольно продолжительного времени остается без общения с близкими ему людьми. Такого нарушения прав и интересов ребенка допустить нельзя, суд должен реагировать на любое нарушение интересов ребенка.

В то же время непринятие судебных обеспечительных мер, о которых просила мать ребенка, при любом варианте решения суда вызовет определенные затруднения или даже невозможность исполнения судебного решения.

Так, при удовлетворении иска отца непринятие мер по обеспечению иска причинит тяжелую душевную травму ребенку, вырванному из привычной для него среды обитания. Кроме того, дальнейшее нахождение ребенка в обстоятельствах, установленных в ходе судебного заседания, способно причинить вред и физическому здоровью ребенка, что в совокупности затем неизбежно потребует принятия мер по определенной реабилитации здоровья девочки.

При удовлетворении иска матери также могут возникнуть трудности психологического характера, поскольку ребенок постепенно забывает свой дом, брата, сестру, мать, подруг, и потребуется некоторый период адаптации, в течение которого необходимо будет постепенно "вводить" ребенка в прежние, ранее привычные для него, обстоятельства, из которых он вырван уже на протяжении нескольких месяцев.

Вместе с тем использование механизма передачи ребенка под надзор организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которым, вообще говоря, суд в современных условиях также мог бы воспользоваться (в принципе закон не содержит прямого запрета на его использование в качестве способа обеспечения иска), способно нанести еще большую психологическую травму ребенку.

Таким образом, размышления над сложившейся ситуацией по делу и анализ положений действующего законодательства дают основания для выводов о том, что в качестве обеспечительных мер по спорам о детях в зависимости от конкретной ситуации по делу может быть любая мера, если она направлена на защиту интересов детей, и каждый раз судья, принимая конкретное решение по вопросу об обеспечении такого иска, должен внимательно выяснять, какие именно права и интересы ребенка ущемлены в период производства по делу и возможно ли предлагаемым способом их защитить, не нарушая при этом прав каждого из родителей и самого ребенка.

 

вверх