назад
30 августа 2016 23:14 / Москва

О ПРАВИЛАХ ФОРМУЛИРОВАНИЯ АРБИТРАЖНОЙ ОГОВОРКИ В КОНТРАКТАХ, ЗАКЛЮЧАЕМЫХ РОССИЙСКИМИ ЮРИДИЧЕСКИМИ ЛИЦАМИ С ИНОСТРАННЫМИ ПАРТНЕРАМИ"

О ПРАВИЛАХ ФОРМУЛИРОВАНИЯ АРБИТРАЖНОЙ ОГОВОРКИ В КОНТРАКТАХ, ЗАКЛЮЧАЕМЫХ РОССИЙСКИМИ ЮРИДИЧЕСКИМИ ЛИЦАМИ С ИНОСТРАННЫМИ ПАРТНЕРАМИ"

Сеглин Борис Сергеевич, директор специализированной юридической фирмы "Лого - Консульт" международное коммерческое право.

В контрактах, заключаемых российскими юридическими лицами с иностранными партнерами, важно правильно сформулировать арбитражную оговорку, в которой была бы надлежащим образом предусмотрена юрисдикция третейского арбитражного органа, имея при этом в виду возможность реального исполнения будущего арбитражного решения.

Стороны могут согласовать рассмотрение возникающих споров в институционном арбитражном суде в России или любой другой стране, где такой арбитражный орган существует, либо в создаваемом специально для урегулирования данного спора так называемом арбитражном суде "ad hoc". Арбитражная оговорка должна содержать условие о неподсудности споров общим судам. Однако следует учесть, что как арбитражная оговорка, так и упомянутое условие не применяются к такого рода разногласиям, как, например, спор о товарных знаках, и некоторым другим, которые согласно национальному законодательству относятся к исключительной компетенции судебных органов. Отсутствие арбитражной оговорки вовсе не означает, что стороны лишены возможности урегулировать свои разногласия надлежащим образом. В этом случае споры рассматриваются в суде общей юрисдикции по месту нахождения ответчика или его имущества и истец может воспользоваться возможностью наложения обеспечительного ареста на активы должника.

В последнее время значительно усложнилась ситуация в области урегулирования споров с иностранными партнерами. Ведь еще продолжают действовать императивные нормы Московской конвенции 1972 года "О разрешении арбитражным путем гражданско - правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно - технического сотрудничества", участниками которой являются страны - члены бывшего СЭВ. Эта конвенция предусматривает рассмотрение споров в арбитражном суде при Торговой палате в стране ответчика. В отечественной практике встречаются контракты, которые игнорируют содержание этой конвенции и предусматривают, например, рассмотрение спора не в стране ответчика, а в стране истца. В таких случаях Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ объявляет себя некомпетентным рассматривать подобные споры и возвращает исковой материал истцу для его направления по подсудности в стране ответчика. Аналогичным образом поступает арбитражный суд при Внешнеторговой палате Польской республики. Вместе с тем следует иметь в виду, что Польша и Венгрия сделали заявления о денонсации конвенции. В ближайшее время денонсация вступит в силу, следовательно, перестанут действовать императивные статьи конвенции, регулирующие взаимоотношения российских юридических лиц с партнерами из этих стран и стороны смогут по своему усмотрению формулировать условия арбитражной оговорки.

Небрежности в оформлении арбитражной оговорки приводят к различного рода затруднениям в определении надлежащей компетенции арбитражных органов. Так, в одном из контрактов было предусмотрено рассмотрение спора в арбитражном суде при Московской Торговой палате. Только после дополнительно полученного от ответчика согласия на рассмотрение спора в арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ этот арбитражный орган согласился принять дело к своему производству. Тщательность, с которой арбитражный суд подходит к определению своей компетенции, является вполне оправданной и соответствует Конвенции "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" (1958 г.). Согласно статье 5 этой конвенции в исполнении арбитражного решения может быть отказано, если решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражной оговоркой.

В одном из контрактов на предоставление банковского займа было предусмотрено урегулирование спора в арбитраже в соответствии с законодательством РФ. Такая формулировка поставила истца перед дилеммой: либо обращаться в арбитражный суд России, либо попытаться согласовать с ответчиком арбитражную оговорку о рассмотрении спора в составном арбитраже. Конечно, обращение в государственный арбитражный суд зачастую является оправданным, шансы на получение положительного решения весьма высоки. Однако его исполнение в стране ответчика проблематично. Ведь принудительное исполнение арбитражного решения осуществляется судебными органами по месту нахождения ответчика в соответствии с процессуальными нормами этой страны и с соблюдением условий упомянутой конвенции. Между тем в ней предусмотрено, что в исполнении арбитражного решения может быть отказано, если ответчик не был должным образом уведомлен о назначении арбитра. Понятно, что здесь речь идет о назначении арбитра согласно арбитражному регламенту ЮНСИТРАЛ, то есть о праве назначения арбитра по усмотрению ответчика в порядке, предусмотренном конкретным арбитражным регламентом. В государственном арбитражном суде стороны лишены возможности назначения одного из арбитров и это обстоятельство является достаточным основанием для отказа в исполнении арбитражного решения.

Не всегда наши юристы достаточно ясно представляют себе значение арбитражной оговорки, ее оформления независимо от действительности содержания самого контракта. Это положение четко выражено в арбитражных регламентах ЮНСИТРАЛ, Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово - промышленной палате РФ, а также в регламентах других подобных арбитражных судов. В практике Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ арбитражная оговорка неоднократно признавалась имеющей юридическую силу, в то время как оформление самого контракта, составной частью которого она являлась, ставилось под сомнение. Чаще всего это происходило в отношении внешнеторговых сделок, заключенных до 3 августа 1992 года с нарушением ст. 45, 565, 566 Гражданского кодекса 1964 года (по сделкам, подписанным с советской (российской) стороны одной подписью).

Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ очень тщательно подходит к вопросу о компетенции. В декабре 1993 года арбитражный суд рассмотрел иск совместного предприятия "АЗАТ" к одному из своих учредителей - фирме "Стампа Пелли" (Италия) о взыскании долга. Договор о создании совместного предприятия предусматривал урегулирование возможных споров в указанном арбитражном суде. Вместе с тем арбитражный суд обратил внимание, что в арбитражной оговорке предусматривалось разрешение возможных споров в арбитражном суде между участниками предприятия, но не между совместным предприятием и одним из участников. Наша позиция состояла в том, что этот договор и не мог предусмотреть юрисдикцию спора между СП и одним из участников, так как СП на момент заключения договора юридически еще не существовало и поэтому само СП не могло выразить свою волю в отношении юрисдикции возможных споров. Арбитражный суд с нами не согласился и постановил, что арбитражная оговорка не относится к спорам между СП и его участниками и он, таким образом, некомпетентен рассматривать это дело. Интересы нашего клиента в Италии представляет известная адвокатская фирма "Бейкер энд Маккензи" (г. Милан), которая предъявит иск в местный суд, обосновывая его юрисдикцию вышеуказанным арбитражным решением. Однако не исключено, что итальянский суд может не согласиться с позицией Международного коммерческого арбитражного суда и выскажет иное суждение по этому поводу.

По моему мнению, в ряде случаев выбор суда общей юрисдикции является предпочтительным в сравнении с Международным коммерческим арбитражным судом или государственным арбитражным судом. Предъявление иска по месту нахождения ответчика или его имущества дает ряд преимуществ истцу. В 1992 - 1993 годах мы представляли интересы российского истца в его споре с австрийским банком "Кредит Анштальт". Иск был заявлен в Москве по месту нахождения представительства банка и его имущества и активов. При этом имущество банка составляло имущество, находящееся в представительстве, а активы - доля участия в совместном предприятии в Москве. Банк возражал против юрисдикции российского суда и настаивал на прекращении дела. Судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда согласилась с доводами ответчика и производство по делу прекратила. По жалобе истца дело было рассмотрено в судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, которая постановила, что иск был предъявлен с соблюдением требований ст. 25 и 118 ГК (1964 г.) и у суда не имелось оснований для прекращения производства по делу. Мы рассматриваем это определение как важный прецедент в спорах с иностранными контрагентами.

Возвращаясь к вопросу о том, насколько важно правильно сформулировать арбитражную оговорку, необходимо отметить, что практика выработала различного рода рекомендательные арбитражные оговорки для контрактов с фирмами из США, Индии, Японии, для рассмотрения споров в шведском арбитражном институте и т.д. Использование этих оговорок способствует надлежащему урегулированию возникающих споров. Их оформление должно учитывать текущую арбитражную практику и изменения в регламентах тех или иных арбитражных органов.

Недавно у нас находился на заключении контракт одного из крупнейших российских банков с его немецким партнером. Арбитражная оговорка в этом контракте предусматривает рассмотрение споров в арбитражном институте Швеции. Однако эта оговорка предписывала арбитражу рассмотреть спор не позднее чем в месячный срок. Такое условие, по существу, лишает смысла арбитражную оговорку и практически исключает возможность истца добиться урегулирования спора в этом арбитражном институте.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РСФСР"

(утв. ВС РСФСР 11.06.1964)

"КОНВЕНЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ О ПРИЗНАНИИ И ПРИВЕДЕНИИ

В ИСПОЛНЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ АРБИТРАЖНЫХ РЕШЕНИЙ"

(Заключена в Нью - Йорке 10.06.1958)

(Вместе со "СТАТУСОМ КОНВЕНЦИИ О ПРИЗНАНИИ И ПРИВЕДЕНИИ В

ИСПОЛНЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ АРБИТРАЖНЫХ РЕШЕНИЙ" (по состоянию на 27

мая 1998 г.))

"АРБИТРАЖНЫЙ РЕГЛАМЕНТ ЮНСИТРАЛ"

(одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 15.12.1976)

 

вверх