назад
12 июля 2016 20:19 / Москва

Национальная безопасность и национальные интересы: взаимосвязь и взаимодействие (опыт политико-правового анализа)

Приоритеты современного независимого развития любого государства в значительной степени зависят от того, насколько четко и недвусмысленно сформулированы его национальные интересы, а также от ясного понимания путей и средств реализации этих интересов. Среди приоритетных целей устойчивого развития государства на первом месте стоит обеспечение национальной безопасности во всех ее формах и проявлениях. Концепция национальной безопасности представляет собой производную от концепции национальных интересов, а в более широком смысле - от общего видения гражданами того или иного государства его места и роли в современной мировой цивилизации.

Государства никуда не исчезли, конфликты между ними продолжают существовать и, следовательно, дипломатическо-стратегическое поведение держав остается фактом мировой политики. Поэтому проблематика, составляющая основу политико-правовых исследований, сохраняет особое значение. Это и диалектика мира и войны, и дипломатическо-стратегические отношения, и угрозы государственной безопасности, и союзы, и системы равновесия, и международные переговоры и т.п.

Внешняя и внутренняя политика государства определяется множеством условий и факторов, среди которых уровень социально-экономического и политико-правового развития, географическое и геополитическое положение страны, ее национально-исторические традиции, цели и потребности, задачи обеспечения государственного суверенитета и национальной безопасности. Все эти условия и факторы находят отражение в концепции национального интереса.

Сам факт широкого использования понятия "национальный интерес" представителями различных политических направлений заслуживает внимания по двум причинам. Во-первых, правильно понятый национальный интерес предполагает признание права на существование любого государства, а также обязательное принятие во внимание и уважение интересов всех взаимодействующих сторон. Во-вторых, реалистическая позиция относительно понятия "национальный интерес" и сегодня остается важной составной частью юридической науки в целом и международно-правовой науки в частности.

Проблема взаимосвязи национальных интересов и права - одна из дискуссионных проблем теории права, имеющая большое практическое значение. Интересы и право - взаимосвязанные и взаимозависимые понятия. Интересы всегда первичны. Они определяют содержание и характер права. Национальное право любой страны призвано защищать национальные интересы. Необходимым звеном этой взаимосвязи является воля. Право воплощает волю государства, определяемую его интересами. Воля формируется с учетом реальных возможностей реализации интереса. Однако степень адаптации интересов к реальным возможностям их осуществления может быть очень различна. Связь "интересы - воля - право" носит в значительной степени субъективный характер. Взаимосвязь интересов и права издавна привлекала внимание юристов. Классическое определение Р. Иеринга: субъективное право - "юридически защищенный интерес". По мнению Г.В. Плеханова, "всякая норма позитивного права защищает известный интерес".

Термин "национальный интерес" вошел в научный оборот сравнительно недавно. В 1935 г. это понятие было включено в Оксфордскую энциклопедию социальных наук, а приоритет его разработки принадлежит американским ученым - Р. Нибуру и историку Ч. Бирду. В наиболее развернутой форме концепция национального интереса была сформулирована в книге Г. Моргентау "В защиту национального интереса".

В разработку концепции национального интереса внесли значительный вклад американские ученые Дж. Кеннан, У. Липпман, К. Уолтц, Э. Фернисс, Дж. Розенау и др. Проблемы национальных и интернациональных интересов государств изучались рядом российских ученых (Р.Л. Бобров, Г.И. Тункин, Н.Н. Ульянова, Г.Х. Шахназаров, И.И. Лукашук, Ю.А. Тихомиров).

Этимологическое и политико-правовое значение термина "национальный интерес" и его связь с понятием национальной безопасности требует современной интерпретации его содержания в условиях глобализации. В этой связи стоит остановиться на том содержании, которое вкладывал в данное понятие один из "отцов-основателей" теории национального интереса Г. Моргентау. Основные положения теории национального интереса Г. Моргентау сводятся к следующим моментам.

Прежде всего, с точки зрения Г. Моргентау, "национальный интерес" содержит два основных элемента: центральный (постоянный); второстепенный (изменчивый).

Во-вторых, "национальный интерес" представляет собой стабильную основу международной политики государства, так как он основан на своеобразии географического положения государства и вытекающих из этого особенностей его экономического, политического и культурного развития, в том числе на особенностях человеческой природы. Геополитическое положение государства и его окружения, противостояние угрозам и вызовам, так же как и социокультурные традиции его населения, структурные особенности его внешней торговли, не меняются каждый день и поэтому не зависят от "капризов" и субъективных интересов президентов и глав государств.

Второстепенный элемент представляет собой не что иное, как конкретную форму, которую коренной "национальный интерес" принимает в пространстве и времени. Центральный интерес состоит из трех факторов: природы интереса, который должен быть защищен, политического окружения, в котором действует интерес, и рациональной необходимости, ограничивающей выбор целей и средств.

В-третьих, государственные деятели, обладая рациональным мышлением, обязаны исходить из того, что хорошая политика - это рациональная политика, опирающаяся на правильно понятый "национальный интерес". Это предполагает, что отличительным качеством политики, в том числе и международной, является борьба за власть. Объективное противоречие, с которым сталкиваются как исследователь, так и "глава государства, состоит в том, что сама природа власти препятствует глубокому изучению, порождает моральные дилеммы, политические риски и интеллектуальные неожиданности".

Таким образом, суть рационального подхода предполагает признание этой особенности политических отношений, то есть необходимость учитывать ее и разумно использовать на основе "национального интереса". Рациональный подход очерчивает рамки возможного в политике, указывает на препятствия объективного характера, которые не позволяют навязать сопротивляющейся реальности ту или иную умозрительную схему, как бы привлекательна она ни была. Рациональный подход и понимание национального интереса - сложный процесс, так как моральные и идеологические предпочтения всегда будут довлеть над выбором.

Следует отметить, что "национальный интерес" отличается от "общественного интереса". В отличие от "общественного интереса", который регулируется и связан с системой законов, определяющих внутригосударственную политику, понятие "национальный интерес" относится к сфере внешней политики государства. Следует обратить внимание, что сторонники строгого понимания категории "национальный интерес" как в теории, так и в политической практике придерживаются этого разделения. "Так же как понятие "общественный интерес" использовалось для увеличения и защиты общественного блага против внутренних вызовов - понятие "национальный интерес" использовалось для продвижения целей внешней политики". Учитывая позиции ряда ученых Запада и России, необходимо иметь в виду два обстоятельства. Одно из них - это то, что общественные и национальные интересы не исключают друг друга. Общественные интересы испытывают на себе влияние международной обстановки (особенно сильное в периоды ее обострения). А национальные интересы зависят от экономической ситуации, социальной и политической стабильности и морального климата в стране.

Второе обстоятельство состоит в том, что в странах, переживающих переходный период своего развития, наблюдается усиление взаимовлияния общественных и национальных интересов. Именно такая ситуация характерна сегодня для государств бывшего СССР.

Национальный интерес - категория абстрактная и весьма субъективная, так как ее содержание определяется картиной мира и ценностной системой, существующей в данном обществе и государстве. Дж. Розенау отмечал, что определение национального интереса никогда не может быть не чем иным, как системой умозаключений, исходящих из аналитической и ценностной базы политики. Реальность национального интереса выявляется по мере его осуществления. А это предполагает наличие волевого и деятельностного начал, а также средств для реализации поставленных государством целей.

Российский ученый М.В. Ильин отмечает, что "национальный интерес есть интерес нации как двуединство суверенного территориального государства и гражданского общества. Государственный интерес и интересы гражданского общества содержательно связаны с понятием национального интереса и в значительной мере определяют его смысловую структуру".

На основе понимания национального интереса формируются целые направления внутри политической науки, которые по-разному трактуют содержание и значение этого понятия в зависимости от идеологических позиций ученых и исследователей.

Одни ученые подвергают сомнению объективность понятия "национальные интересы" (Р. Арон). Для ученого, исходящего из объективного интереса в объяснении поведения людей и социальных общностей, опасность состоит в неизбежности соскальзывания на путь произвольного "конструирования" интересов.

Известный французский специалист в области международных отношений Ж.Б. Дюрозель считает: "Было бы, конечно, хорошо, если бы существовала возможность определить объективный национальный интерес. Тогда можно было бы довольно просто исследовать международные отношения путем сравнения национального интереса, предлагаемого лидерами, и объективного национального интереса. Беда, однако, состоит в том, что любое размышление об объективном национальном интересе является субъективным".

Представители теории либерализма подвергают сомнению саму правомерность использования понятия "национальный интерес" в целях анализа или же в качестве критерия внешней политики.

Теоретики либерально-идеалистической парадигмы и практики готовы согласиться с существованием национальных интересов только при условии, что его содержанием должны быть признаны моральные нормы и глобальные проблемы современности. Защита суверенитета и связанное с этим стремление к могуществу в условиях усиливающейся взаимозависимости мира, по их мнению, все больше утрачивают свое значение.

Нетрудно заметить, что защита нравственных ценностей и ответы на глобальные угрозы выходят далеко за рамки национальных границ. Отсюда делается вывод о том, что главная задача, стоящая перед демократическими государствами, - это не защита национальных интересов, а забота о моральных принципах, демократии и правах человека в условиях глобализации.

Национальные интересы формируются в соответствии с геополитическими параметрами и ресурсными возможностями государства с учетом множества взаимопереплетающихся, взаимосвязанных, конфликтующих, разнонаправленных структур, интересов, предпочтений, симпатий и т.д.

Реальные, объективные национальные или государственные интересы, затрагивающие суверенитет, территориальную целостность, принцип невмешательства во внутренние дела и т.д., являются главным движущим фактором внешнеполитической деятельности государства.

Формирование национальных интересов представляет собой эволюционный и длительный исторический процесс, осуществляющийся в сложном переплетении экономических, социальных, национально-психологических и иных факторов, в совокупности определяющих содержание и характер национально-исторического опыта данного народа. В таком качестве национальные интересы являются общественно-историческим феноменом и не могут существовать независимо от сознания их носителей. Они имеют самую тесную взаимосвязь с идентичностью конкретной нации.

Одна из основных функций любого общества - координация интересов его членов. Этим определяется существование общего принципа права, присущего как праву государств, так и международному праву. Он обязывает осуществлять свои интересы с учетом необходимости уважения законных интересов других. Значение этого принципа подчеркивается практически всеми теоретиками права.

Главная составляющая национального интереса - это императив самосохранения государства. Содержание, параметры национального интереса определяются идеалом, отражающим ценность данного общества, но все же этот идеал немыслим без основополагающего императива - самосохранения. Существует некий комплекс критических параметров, нарушение которых дает основание говорить о том, что государство не способно отстаивать свой суверенитет и самостоятельность.

В наиболее общем виде важнейшие национальные интересы могут быть представлены как интересы выживания (самосохранения) и развития (совершенствования). Именно в динамике перехода от состояния самосохранения до устойчивого развития видится возможность обеспечения национальной безопасности Республики Узбекистан.

В разработке национальных интересов и принятии на их основе внешнеполитических решений руководители государств учитывают объективные экономические, политические, идеологические, географические, культурные и иные факторы, внутриполитические интересы, политические маневры различных социальных сил и т.д. Учитываются также и возможные реакции на эти решения на международной арене.

Концепция национального интереса пронизана ценностными нормами и идеологическим содержанием. Это особенно верно в отношении ложно понятых и превратно сформулированных национальных интересов.

В формулировании национальных интересов и в формировании внешнеполитической стратегии, которая реализует их, большое значение имеет система ценностных ориентаций, принципов и убеждений государственных деятелей - восприятие ими современной геополитической ситуации в мире и оценка места своей страны в ряду остальных государств, составляющих мировое сообщество.

В условиях глобализации политики возникает множество вопросов, имеющих отношение к категории национального интереса, а значит, и к проблемам национальной безопасности. Сохранит ли значимость национальный интерес в условиях интернационализации и возрастания роли международных организаций? Что произойдет с национальным интересом при наличии тенденции к размыванию национально-государственного интереса? Эти и другие вопросы, связанные с данной категорией, волнуют многих ученых и политиков, некоторые из которых ставят под сомнение актуальность самой проблемы национального интереса в современном мире.

Определение национальных интересов отдельно взятого государства предполагает обязательный учет интересов других государств, а в чем-то и интересов всего мирового сообщества.

Национальные интересы ранжируются по своей значимости и влиянию. Именно поэтому часто можно встретить в литературе понятие жизненно важных интересов.

Это понятие присутствует в нормативно-правовых документах различных стран мира: в Концепции национальной безопасности Республики Узбекистан, Национальной стратегии для нового столетия США, Законе "О безопасности" Российской Федерации.

Национальная стратегия США подразделяет национальные интересы США на три категории:

жизненно важные;

важные национальные интересы;

гуманитарные и другие интересы.

Под жизненно важными интересами Соединенные Штаты понимают вопросы чрезвычайной важности, выживания, безопасности и жизнеспособности нации.

Закон Российской Федерации "О безопасности" дает определение жизненно важных интересов как совокупности потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития человека, общества и государства.

В целом национальные интересы, кроме названных классификаций, могут подразделяться, на главные и второстепенные, на постоянные и переменные, долгосрочные и краткосрочные.

Главные и постоянные национальные интересы определяются важнейшими геополитическими параметрами: местом и ролью данного государства в системе межгосударственных отношений, его престижем и относительной военной мощью, способностью отстаивать свой суверенитет и гарантировать безопасность своих граждан.

Способность государства отстаивать свои интересы зависит от многих факторов: социально-экономического положения, политической системы, истории, культуры, руководства, характера взаимоотношений с другими государствами.

Обеспечение национальных интересов осуществляется государством всеми имеющимися в его распоряжении средствами - экономическими, политическими, идеологическими, дипломатическими, военными и др. Наиболее серьезным средством является угроза применения или реальное применение силы.

Второстепенные, переменные интересы носят производный от первых характер. Изменяясь в зависимости от внутренних и внешнеполитических факторов, они могут служить предметом торга при реализации главных и постоянных интересов государства.

Часто национальные интересы, связанные с национальной безопасностью, самосохранением государства, невозможно реализовывать без союзов и коалиций с другими государствами.

Можно сделать вывод, что концепция национальных интересов представляет собой общее видение гражданами того или иного государства его места и роли в мировом сообществе.

В условиях, когда национальные интересы формулировались исходя из требований защиты государственной территории, населения и природных ресурсов, военная сила выступала в качестве важнейшего атрибута власти и мощи государства, а также главного средства, с помощью которого государства реализовывали свои интересы. В современных условиях национальная безопасность зависит не только от мощи и боеспособности армии, но и от целого ряда других факторов - экономического могущества, качества системы образования и науки, благосостояния граждан, состояния их умонастроения и т.д.

В юридической литературе Узбекистана появились публикации, посвященные исследованию категории национальной безопасности, в которых подчеркнута тесная зависимость вопросов обеспечения национальной безопасности от защищенности национальных интересов, что позволяет, по мнению авторов, оперировать этими понятиями как синонимами. В научно-теоретическом отношении продуктивным является подход Ж.У. Ташкулова и Ю.Х. Рысбекова к решению проблем национальной безопасности в виде "матрицы национальных интересов". С помощью данной матрицы наглядно представлены комплексность и системность категории национальной безопасности, ее зависимость от многообразных сфер национальных интересов. Кроме того, данный подход позволяет видеть соотношение и зависимости между различными аспектами национальной безопасности и сферой национальных интересов.

На наш взгляд, следует обратить внимание на правовые вопросы и аспекты различных сфер защиты национальных интересов. В соответствии с позицией авторов статьи видно, что вес и значимость правовых аспектов в различных видах национальной безопасности (политических, экономических, военных, информационных и других) преобладают над другими. Не совсем ясными остаются конкретные цифровые показатели приведенной в статье таблицы, которые, на наш взгляд, не несут определенной содержательной нагрузки.

Появление такого рода статей в юридических изданиях - явление нечастое. Несмотря на возникающие вопросы, подход авторов статьи стимулирует исследовательскую мысль, заставляет размышлять над сложностью и неоднозначностью характеристик национальной безопасности как системы защиты национальных интересов.

Категория национальных интересов отражает единство политических структур и гражданского общества (не игнорируя, впрочем, присущих ему противоречий).

Говоря о национальном интересе, необходимо иметь в виду двуединство суверенного территориального государства и институтов гражданского общества.

Понимание национального интереса зависит от уровня противоречия между этими двумя компонентами нации - гражданского общества и от того, как взаимодействует с ним государство.

Новая геополитическая ситуация поставила новые жизненно важные задачи, от решения которых зависят судьбы центральноазиатских государств. В первую очередь, эти задачи связаны с определением "национальных интересов" как фундаментальных факторов, влияющих на целенаправленность действий новых государств, обеспечение их выживания, функционирования и определения их направления развития.

Не только в обозримом будущем, но уже сегодня с особой остротой встают вопросы сохранения и укрепления государственного суверенитета, территориальной целостности, развития демократических институтов, достижения политической стабильности, создания эффективной экономики, установления режима мирного и дружественного сосуществования с государствами во всем мире, необходимости внесения вклада в укрепление политической, экономической и военной стабильности в регионе.

При этом диапазон национальных интересов в свете укрепления национальной безопасности затрагивает огромные массы людей и их интересы, практически все социально-политические структуры.

В силу этого, являясь продуктом и средоточием базовых интересов властных структур, национальные интересы не всегда отражают насущную потребность всего общества. Они могут формироваться, возникать, исчезать, навязываться и испытывать влияние противодействующих сил, подвергаться угрозе изнутри и подавляться извне. Поэтому истинные национальные интересы не могут быть реализованы без обеспечения национальной безопасности.

Национальная безопасность, как защита жизненно важных национальных интересов, логически должна рассматриваться как более широкое понятие, как результат анализа всей совокупности геополитических, государственно-правовых, социально-экономических и историко-культурных составляющих. При этом приоритет следует отдавать политическим, экономическим, технологическим и правовым факторам. Эти, а также геополитические, экологические, этнические, интеллектуальные, информационные и другие факторы важны сегодня не только с точки зрения выживания, но и для успешного функционирования и развития гражданского общества, всех институтов независимого государства.

А.Х. Саидов,
директор Национального центра по правам
человека Республики Узбекистан,
доктор юридических наук, профессор
Л.Ф. Кашинская,
заведующая отделом международного сотрудничества
в области прав человека Национального центра
по правам человека Республики Узбекистан,
кандидат юридических наук


вверх