назад
15 декабря 2016 22:43 / Москва

Нападение и защита

om-msk.ru

Из шести обстоятельств, исключающих преступность деяния, необходимая оборона стоит на первом месте. Это, видимо, не случайно. С одной стороны, она является важной правовой гарантией реализации конституционного права граждан на самозащиту. С другой стороны, будучи инструментом защиты не только личных, но также общественных и государственных интересов, необходимая оборона выступает активным средством борьбы с преступностью. В настоящей статье и хотелось бы остановиться на положительных аспектах этой уголовно - правовой нормы, а также обсудить и некоторые недостатки.

Новый Уголовный кодекс Российской Федерации, как известно, действует с 1 января 1997 г. Он, насколько это было возможно, приведен в соответствие с реалиями сегодняшней жизни. Бесспорно то обстоятельство, что механизм правовой защиты человека, его жизни, здоровья, чести и достоинства в новом Уголовном кодексе высвечен более четко. Интегрированная формула взаимоотношений в цепочке: личность - общество - государство обрела, на наш взгляд, свою динамику. Одно из доказательств этого - существенное расширение перечня обстоятельств, исключающих преступность деяния, закрепленного в главе восьмой. В перечне содержатся такие новые обстоятельства, как причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. Претерпели существенные изменения и традиционные моменты - необходимая оборона и крайняя необходимость.

Среди обстоятельств, исключающих преступность деяния, важнейшее место следует отнести необходимой обороне.

Прежде всего нужно отметить, что необходимая оборона, вобрав в себя опыт как российского, так и зарубежного уголовного законодательства, изложена в новом Кодексе несколько в иной редакции, чем ст. 13 УК РСФСР.

Итак, ст. 37 УК РФ определяет:

"1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

2. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

3. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства".

Статья о необходимой обороне, как она была закреплена в прежнем УК, послужила правосудию более 30 лет и, в какой-то мере, способствовала развитию инициативы граждан в борьбе с преступными посягательствами (особенно в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г.), а также устраняла некоторые правовые разночтения, существовавшие в прежних редакциях. И все же, нужно признаться, что она носила несколько декларативный характер. Провозглашая конституционное право граждан на защиту своих прав и законных интересов, она в то же время так и не давала гражданину четких ориентиров правомерности действий в состоянии необходимой обороны.

С другой стороны, предоставленное право на причинение любого вреда посягающему, когда посягательство было сопряжено с угрозой для жизни, дало повод судам формально подходить к решению наиболее важной и сложной задачи в вопросе применения необходимой обороны, а именно, решения вопроса о соблюдении пределов необходимой обороны. На практике стали возникать случаи, когда высказанная, даже в запальчивости, угроза убийством, порой без достаточных к тому оснований, становилась поводом для убийства посягающего, что опять-таки не служило интересам правопорядка и ставило под сомнение правомерность самой защиты.

Так, гражданка Петрова ножом во время семейной ссоры нанесла тяжкое телесное повреждение своему мужу, от которого тот вскоре скончался. Основанием для оправдания Петровой в суде послужило то, что муж, ударив ее несколько раз по лицу и по туловищу, замахнулся на нее в очередной раз пластиковой солонкой, взятой им со стола, якобы угрожая убийством. Но можно ли убить подобным предметом? К сожалению, это не было принято судом во внимание. Главным аргументом была угроза убийством со стороны нападающего.

Новый Уголовный кодекс Российской Федерации выгодно отличается в этой части от ст. 13 УК РСФСР и, восстановив проверенную временем редакцию нормы о необходимой обороне, дополнил ее существенными и принципиальными положениями. В первую очередь сделан акцент на то, что не является преступлением не просто действие обороняющегося в состоянии необходимой обороны, а непосредственно вред, причиненный им посягающему.

Кроме того, в законодательном порядке закреплено право на необходимую оборону всех граждан, независимо от их профессиональной, специальной подготовки и служебного положения, что само по себе является весьма существенным обстоятельством в вопросе применения института необходимой обороны, в частности, сотрудниками правоохранительных органов, попытки привлечь которых к более строгой ответственности предпринимались неоднократно. В настоящее время равенство всех определено законом, что уже дает свои положительные плоды.

Например, сотрудник милиции поздно ночью возвращался домой. Он был в гражданской одежде, но вооружен табельным оружием. На нападение офицер среагировал профессионально: и отразил удары, и пистолет выхватил. Представился, предупредил, что будет стрелять, но распоясавшихся хулиганов иным образом, кроме как выстрелами, унять было уже нельзя. Прижатый к забору, под пьяные воинствующие вопли абсолютно не контролирующих свои действия молодчиков, защищая свою собственную жизнь, он вынужден был стрелять на поражение. Итог схватки закономерен - двое раненых, один из которых тяжело. Нападавшие получили по заслугам, а об ответственности офицера не может быть и речи, так как он действовал четко по закону, предписывающему ему право на оборону вне зависимости от служебного положения, подготовки и пр.

Кроме отмеченного, в ч. 3 ст. 37 УК РФ также подтверждено ранее установленное положение о том, что превышением пределов необходимой обороны является только умышленное действие, явно не соответствующее характеру и степени общественной опасности посягательства.

Но вместе с тем ст. 37 УК РФ имеет и некоторые отрицательные стороны. В этой статье не нашла своего отражения такая характерная, наиболее распространенная для необходимой обороны форма посягательства, как нападение, как это было, например, в ст. 13 УК РСФСР (в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г.). Ведь именно оборона от нападения, сопряженного с угрозой для жизни обороняющегося или другого лица, служила основанием и критерием правомерности причинения тяжкого вреда посягающему. Этим самым законодатель существенно расширял права обороняющегося, четко отделял возможность причинения любого вреда посягающему от того случая, когда необходимо соблюдать пределы необходимой обороны. Что такое нападение, угрожающее жизни, гражданин без труда сможет понять, а вот что кроется за словами "общественно опасное посягательство", неискушенному в юридических терминах нелегко будет разобраться.

Исследование материалов судебной практики показывает, что основная масса общественно опасных посягательств осуществляется посредством нападения (95 процентов случаев) и необходимая оборона применяется, как правило, при нападении. Поэтому совершенно оправданным было бы по опыту ст. 13 УК РСФСР (в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г.) выделить нападение как частный, наиболее распространенный случай посягательства, а в целях избежания прошлых ошибок необходимо установить, что причинение любого вреда при нападении допустимо только в том случае, когда нападение реально угрожает жизни.

Вычленение из общего понятия общественно опасного посягательства такого понятия, как нападение, степень которого и служит критерием допустимого причинения тяжкого вреда посягающему в состоянии необходимой обороны, послужило бы более четкому уяснению гражданами (сотрудниками правоохранительных органов в том числе) возможных допустимых пределов причинения вреда посягающему в состоянии необходимой обороны. Поэтому есть основания полагать, что отсутствие данной конкретизации в ст. 37 УК РФ сможет сыграть отрицательную роль при реализации права на необходимую оборону.

В заключение, основываясь на изложенном, предлагается следующая точка зрения: в целях совершенствования закона и облегчения оценки действий обороняющегося на правоприменительном уровне было бы целесообразным дополнить статью 37 УК РФ пунктом 2, изложив его в следующей редакции: "Правомерной является защита личности и ее интересов, а также интересов общества и государства путем причинения любого вреда посягающему, если посягательство выражалось в нападении, реально сопряженном с насилием, опасным для жизни либо с непосредственной угрозой применения такого насилия". Пункты 2 и 3 действующей редакции ст. 37 УК РФ считать соответственно пунктами 3 и 4.

Акимочкин В.

вверх