назад
29 ноября 2017 15:14 / Москва

Лингвистические особенности речи и документов прокурорского надзора.

Лексике прокурорской речи (за исключением, пожалуй, судебных речей), и особенно лексике актов прокурорского надзора, посвящено не так много литературы <*>. Еще меньше места отведено ей в учебных дисциплинах юридических вузов. Поэтому неудивительно, что не только молодые специалисты, но и практики со значительным стажем не всегда могут грамотно составлять документы, отвечающие требованиям официально-делового стиля речи, точно и логично выражать свои мысли.

--------------------------------

<*> Из относительно свежих изданий можно порекомендовать терминологический лингвистический словарь для юристов "Русский язык и культура речи" В.Н. Руднева, П.А. Егорова. М.: Российская академия правосудия, 2004.

Рассматривая понятие "прокурорский язык", необходимо отметить, что, прежде всего, это язык делового общения. К нему в полной мере применимы общие языковые нормы. Вместе с тем он обладает и своими ярко выраженными особенностями, которые проявляются в области лексики, морфологии и синтаксиса.

Лексические особенности. Для прокурорской лексики, как лексики делового стиля, характерно широкое использование профессиональной правовой терминологии (предмет и пределы надзора, процессуальные полномочия, кассационное представление и др.). Показательна своеобразная, не встречающаяся в других стилях фразеология (проживает, занимает площадь вместо живет; лицо вместо человек и т.д.), а также стандартизированные устойчивые обороты (подлежит удовлетворению, налагать взыскание, в установленном порядке, на основании изложенного).

В официально-деловом стиле разговорная и эмоциональная лексика не употребляется. Тем более недопустима такая лексика в актах прокурорского надзора. Непременное требование к этим документам - объективность. Она достигается в том числе с помощью лексики, лишенной эмоциональной окраски. Однако нередко приходится читать документы, авторы которых, в стремлении придать им некую "красивость" или выразительность, допускают такую лексическую ошибку, как речевая избыточность. Обычно это плеоназмы, тавтология или слова, ничего не прибавляющие к сказанному.

Плеоназм (греч. - переизбыток) означает смысловую избыточность слов во фразе. Например, своя автобиография, наиболее актуальные, коллега по работе, совместное соглашение, никогда не был и т.п. Часто плеоназмы появляются при соединении синонимов: только лишь; в конечном итоге; взаимная помощь друг другу; толпа народа. Ошибкой является и употребление плеонастических сочетаний, содержащих иноязычные слова: хронометраж времени (хотя хронометраж - это измерение затрат времени на что-либо); прейскурант цен (прейскурант - текущие цены); исключительная прерогатива (прерогатива - исключительное право); регламентировать порядок (регламент - правило, устанавливающее порядок); свободная вакансия (вакансия - свободная, незанятая должность).

Тавтология - избыточность высказывания, проявляющаяся в смысловом дублировании целого слова или его части. Приведем несколько выдержек из документов прокурорского надзора: "решает орган, принимающий решения"; "рассмотрев материалы, усматривает"; "значение профилактики в значительной мере снижает отсутствие финансирования целевых программ"; "основное основание для обращения".

Тавтология в предложении неизбежна только тогда, когда в языке нет другого равнозначного слова - органы предварительного следствия расследовали, советник совета по взаимодействию, сослужить службу и т.д.

К немалому огорчению, в прокурорской среде можно услышать, а в документах прочитать, что "в ликвидации последствий чрезвычайного происшествия принимали участие пожарники", тогда как правильным будет - "пожарные". Или - "исполнение законов в деятельности учреждения характеризуется достаточно низким уровнем" (встречалось - достаточно плохим). Но разве низкий уровень или плохое качество может быть достаточным? В одной информации была фраза: "в последнее время существенно активизирована борьба с незаконными бандформированиями". Следуя логике авторов, бандформирования могут быть законными.

Одна из ошибок в письменной речи - перенесение в нее особенностей разговорной. Чаще всего это пропуск структурно и семантически значимых единиц. К примеру, в разговорной речи допустимо сказать "люди надеются, мы им поможем". Но в письменной речи обязателен союз что "...что мы им поможем".

В официально-деловом стиле используется большое количество готовых выражений - клише. И здесь главное - уместность использования штампа. Иногда без него просто не обойтись. Попробуйте представить протест, представление или другой прокурорский документ без стандартных выражений типа: принимая во внимание; довожу до вашего сведения; об изложенном сообщается на ваше распоряжение и т.д. Но есть речевые обороты, которые иначе как избитыми выражениями не назовешь. Распространенный характер в прокурорских документах носят такие фразы-призывы: решительно искоренять; в каждом случае добиваться; особое внимание обращать; использовать весь комплекс; не допускать случаев; решительно пресекать; комплексно и систематически анализировать.

Морфологические особенности. Официально-деловой стиль носит сугубо именной характер. Это означает преобладание имени существительного над глаголами. В ходу - отглагольные существительные (деяние, изобличение, неоказание, несоблюдение, выполнение).

Существительные, обозначающие должности, в официально-деловом стиле употребляются, как правило, только в мужском роде: следователь Иванова, свидетель Петрова, ответчик Прошина и т.п. Однако глагол и причастие в предложениях с этими словами употребляются в женском роде. Например: По делу выступила свидетель Федорова. Для деловых текстов характерно также использование существительных, обозначающих названия людей по признаку, связанному с каким-либо действием или состоянием, к примеру, свидетель, усыновитель, обвиняемый, потерпевший, заключенный.

По иным документам прокуроров видно, что для автора проблема - выбор надлежащей формы слова и нужного предлога после глагола. Неправильное использование падежа или предлога после управляющего слова чаще всего встречается в случаях употребления близких по смыслу глаголов. Например, заслужить (что) и заслуживать (чего); опираться (на что) и базироваться (на чем); заплатить (за что) и оплатить (что) и т.п.

Чтобы избежать ошибок при использовании в документах предлогов "ввиду", "вследствие", "благодаря", нужно помнить об их лексическом значении. Нежелательно, например, такое выражение: ввиду прошедших событий, так как предлог "ввиду" обозначает причину события, которое только предстоит. Нельзя написать вследствие предстоящих выборов, поскольку предлог "вследствие" обозначает причину события, которое уже совершилось. В таких случаях универсален другой предлог - "по причине". Например, по причине допущенного нарушения.

Огорчительны в официальных документах грамматические ошибки. Рассмотрим некоторые орфографические ошибки и прежде всего одну из самых распространенных, связанную с неправильным применением предлога "по". В литературном языке этот предлог употребляется в основном с существительными в форме дательного падежа, однако в официальных документах - только с существительными в предложном падеже. Поэтому правильный вариант: по прибытиИ на место, по предъявлениИ удостоверения, по истечениИ срока проверки, по приездЕ в город. Типичная ошибка в этом случае - по предъявлениЮ, по истечениЮ, по приездУ.

Предлоги "благодаря", "согласно", "вопреки", встречающиеся часто в прокурорских документах, употребляются с существительными тоже в форме дательного падежа: благодаря принятОМУ решению, действовать согласно приказУ, поступить вопреки распоряжениЮ. Типичная ошибка - согласно приказА, вопреки распоряжениЯ.

Предлог "ввиду" употребляется с существительными в форме родительного падежа и пишется слитно. Словосочетания с этим предлогом имеют значение причины: ввиду (из-за) недостатка средств. Однако выражение "иметь в виду" пишется уже в три слова: следует иметь в виду, что...

Не менее огорчительны нарушения правил орфоэпии, когда вместо, например, ЭсНГ говорят СэНГ; вместо дивиденДы - произносят дивиденТы, в слове "конъюнктура" забывают про букву "Н", а в слове "инцидент", наоборот, добавляют лишний звук "Н", не говоря уже о хрестоматийно известных осУжденный (прав. осуждЕнный), возбУждено (прав. возбужденО), истекший (прав. истЕкший), Эксперт (прав. экспЕрт), приговорА, рапортА (прав. приговОры, рАпорты) и т.п.

Синтаксические особенности. Характерной особенностью делового стиля является преобладание в документах сложных предложений с причастными и деепричастными оборотами. В простом предложении не всегда можно отразить последовательность фактов, подлежащих рассмотрению. Приведем отрывки из двух справок-заключений по уголовным делам.

Первый: "Он признан виновным в том, что, воспользовавшись жилищными затруднениями П., злоупотребив его доверием, получил от него 2 млн. рублей, якобы за уплату в ЖСК, а спустя некоторое время тем же способом обманул М.".

И второй, в нем автор решил не утруждать себя правильным использованием причастных и деепричастных оборотов: "Свидетели, которые были вызваны в суд, дали показания, которые подтверждают вину подсудимого, которую вменили ему органы следствия". Почувствуйте, как говорится, разницу.

Для синтаксиса официально-делового стиля непременное требование - строгий и определенный порядок слов в предложении, расстановка подлежащего и сказуемого. Классическое правило - слова располагаются по их информационной значимости. Вот пример типичной ошибки: "Для определения фонда оплаты в конце года уточняются расценки на продукцию". В этой фразе непонятно - расценки уточняются в конце года или расценки уточняются для определения фонда оплаты. Вероятно, имелось в виду, что для определения фонда оплаты расценки за продукцию уточняются в конце года.

А теперь попытаемся определить информационную роль порядка слов во фразе из прокурорского представления. Речь в нем шла о борьбе с хищническим выловом биоресурсов. Цитируем: "Одновременно имеет место вывоз водных биоресурсов за пределы Российской Федерации, что причиняет экономике России существенный финансовый ущерб".

В чем здесь суть? В том, что, наряду с хищническим выловом, имеет место вывоз биоресурсов? Или - что вывоз причиняет ущерб экономике? Но если ущерб причиняет вывоз, то почему? Ведь вывоз биоресурсов может быть законным, а торговля ими - благом для экономики. А если ущерб причиняет только вывоз, то связан ли с ним хищнический вылов? На какую информацию в этой фразе надо ориентироваться при принятии решения?

Еще один пример неправильного расположения слов по их информативной значимости: "Нарушения законодательства при проведении конкурсов повлекли привлечение для освоения квот, выделенных на научно-исследовательские цели, компаний - злостных нарушителей природоохранного законодательства". А ведь можно было изложить проще и понятнее: "К конкурсам допускались даже те компании, которые не раз были уличены в браконьерстве".

Весьма часто в прокурорских документах для оценок состояния законности или уровня исполнения тех или иных законов используются формулировки, которые трудно отнести к профессиональной правовой лексике. В одном представлении начальнику ГУВД была такая фраза: "милиция из рук вон плохо работает по охране общественного порядка". Представление прокурор огласил на собрании коллективу ГУВД. В ответ же рядовые милиционеры заявили, что они пятый месяц не знают выходных, что проводят одну оперативную операцию за другой, что им некогда, как говорится, вздохнуть и т.п. Это соответствовало действительности, как соответствовало и то, что практикой стали укрытия преступлений от регистрации, уговоры заявителей отказаться от подачи заявлений и многое другое, что выливается в формулу "грубо нарушали требования закона" или "не выполняли возложенные законом обязанности". В лексике прокурорских оценок не должно быть, как отмечалось, эмоциональной публицистики. Только строгие правовые формулировки.

Досадно, когда в документах прокурорского надзора не хватает элементарной логики. Как можно оценить, например, следующий фрагмент в информационной записке? Цитируем: "Установлено, что состояние законности в этой сфере является неудовлетворительным и требует принятия неотложных мер. По итогам прокурорских проверок в данной сфере выявлены десятки тысяч нарушений, в целях устранения которых внесено несколько тысяч представлений, должностным лицам объявлено более тысячи предостережений, возбуждена тысяча дел об административных правонарушениях и пять сотен уголовных дел.

Создавшаяся негативная ситуация во многом связана с принятием органами государственной власти незаконных правовых актов".

Оставляя авторам огрехи лексики, попробуем разобраться, что здесь первично? То, что тысячи представлений и возбужденных дел обусловили многочисленные нарушения законов? Но тогда чем меньше внесено актов прокурорского надзора, тем выше уровень законности. Или незаконные правовые акты госорганов подточили законность в другой сфере? Или есть нечто другое, с чем связаны конкретные нарушения и общий низкий уровень законности?

А как отнестись к такому "сюжету" в представлении? "В 1994 году с заявлением о безвестном исчезновении мужа в УВД ... области обратилась гражданка С., которая пояснила, что ее муж С. уехал на работу со своими знакомыми. С их слов ей известно, что муж, не объясняя причин, решил остаться в лесу. Несмотря на то что с момента исчезновения С. прошло 14 лет, до настоящего времени лица, видевшие его последними, не опрошены, при этом розыскное дело прекращено. Подобные случаи выявлены в ряде других регионов...".

Вероятно, в этих регионах пропавшие мужья по дороге на работу почему-то тоже остались в лесу. Последние видевшие их знакомые также не опрашивались. И с момента исчезновения там тоже прошло 14 лет, и розыскные дела также прекращены.

***

Изложенным, безусловно, не исчерпывается тема лингвистических особенностей прокурорских документов. Но, работая над статьей, авторы ставили перед собой довольно скромную задачу: обратить внимание на элементарные просчеты в обращении с языком официальных документов с тем, чтобы избегать их в дальнейшем.

 

Авторы: А. Мыцыков, В. Карягина.

вверх