назад
11 декабря 2017 13:34 / Москва

К проблеме начала исчисления срока рассмотрения и разрешения гражданского дела.

Статья посвящена проблеме разграничения понятий исчисления процессуальных сроков рассмотрения и разрешения дел в гражданском судопроизводстве.

Одной из важнейших процессуальных гарантий права на справедливое судебное разбирательство в свете ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод служит рассмотрение гражданского дела в разумный срок. Длительные сроки разрешения гражданских правовых коллизий национальными органами правосудия не удовлетворяют запросам и ожиданиям граждан стран - участниц Конвенции, что обусловливает одно из самых больших количеств петиций, подаваемых на имя Европейского суда по правам человека французами, поляками, итальянцами, португальцами, россиянами и гражданами других государств <1>.

--------------------------------

<1> См.: Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия. М., 1998. С. 212; Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания. Длительные задержки в ходе судебного производства угрожают принципу верховенства права // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 12 // Справочная правовая система "Гарант"; доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2007 г. М., 2008. С. 70; Носырева Е.И. Сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел в суде первой инстанции как элемент оценки качества правосудия // Развитие процессуального законодательства: к пятилетию действия АПК РФ, ГПК РФ и Федерального закона "О третейских судах в РФ". Воронеж, 2008. С. 98.

Снижение этих показателей в отношении России возможно при условии принятия комплекса мер по обеспечению своевременности отправления правосудия <2>, а также создания специального внутригосударственного средства защиты права граждан на осуществление судебного разбирательства в разумные сроки. Именно с такой целью Верховный Суд РФ разработал и внес на рассмотрение в Государственную Думу проект Федерального конституционного закона "О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов" <3>. Примечательно, что термин "судопроизводство" применяется в законопроекте в качестве общеправового понятия, поскольку документ распространяет свое действие не только на гражданское и уголовное судопроизводства, но и на прочие виды процессуальных производств, посредством которых реализуется судебная власть в Российской Федерации <4>.

--------------------------------

<2> См.: Носырева Е.И. Сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел в суде первой инстанции как элемент оценки качества правосудия // Развитие процессуального законодательства: к пятилетию действия АПК РФ, ГПК РФ и Федерального закона "О третейских судах в РФ". Воронеж, 2008. С. 103 - 108.

<3> См.: Иваницкая А. Страсбург на дому. Россияне смогут получить компенсацию за судебную волокиту. Таково законодательное предложение Верховного Суда // Ведомости. 2008. 11 июня.

С полным текстом законопроекта можно ознакомиться на официальном сайте Верховного Суда РФ. См.: http://www.supcourt.ru/news_detale.php?id=5491 (дата обращения: 10.10.2008).

<4> См.: пояснительная записка к проекту Федерального конституционного закона "О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов" // http://www.supcourt.ru/news_detale.php?id=5491 (дата обращения: 10.10.2008).

Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что согласно смыслу законопроекта право на судебное разбирательство уголовного дела в разумные сроки охватывает процедуру как судебного производства, так и предварительного следствия. Ранее подобная интерпретация п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека была отражена в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" <5>. Что касается гражданско-правовых казусов, то высший судебный орган страны, трактуя Конвенцию в том же документе (п. 12), отметил: "Сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле п. 1 ст. 6 Конвенции начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, а заканчиваются в момент исполнения судебного акта" <6>.

--------------------------------

<5> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12. С. 3 - 8.

<6> Там же.

Анализ международных и отечественных правовых актов свидетельствует о несовпадении объемов употребляемых юридических терминов с их общепринятым содержанием. Это вносит некоторую неясность в определение периода, укладывающегося в рамки разумного срока разбирательства гражданского дела. Так, отечественное гражданское процессуальное законодательство содержит нормативные предписания, регулирующие длительность срока рассмотрения гражданских дел (ст. 154 ГПК РФ), но не срока судебного разбирательства как одной из его составляющих. Напрямую законом не обозначен и срок судопроизводства, отведенный для разрешения спора.

Судопроизводство, надо полагать, возникает с момента вынесения определения о принятии заявления к производству суда, и, следовательно, срок, предназначенный для проверки письменного обращения, по сути представляющий собой досудопроизводственную часть гражданского процесса, в него не включается <7>. Последнее положение не согласуется со смыслом вышеназванного законопроекта: коль скоро в разумный срок разбирательства по уголовному делу входит досудебное производство, то туда же должна входить и досудопроизводственная часть цивилистического процесса. Приведенные суждения заставляют задуматься над следующими вопросами: какой же срок подпадает под понятие разумного в контексте статьи 6 Конвенции о защите прав человека и какова точка его отсчета (dies a quo)?

--------------------------------

<7> Авторы статьи поддерживают мнение группы ученых, считающих, что понятие гражданского процесса шире понятия гражданского судопроизводства (Жеруолис И., Ярков В.В. и др.), и выдвигают теорию о возможности разделения гражданского процесса на досудопроизводственную (стадию возбуждения гражданского судопроизводства) и судопроизводственную части (речь идет о стадиях подготовки к судебному разбирательству и самого разбирательства). Подробно об этом см.: Афанасьев С.Ф., Борисова В.Ф. О возникновении гражданских процессуальных правоотношений на стадии возбуждения гражданского судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 6, 7.

Ответ на поставленный вопрос во многом зависит от принципа исчисления процессуальных сроков в судах общей юрисдикции. Согласно ст. 154 ГПК существует две основных модели отсчета срока разрешения правового конфликта: 1) со дня поступления заявления в суд для районных судей; 2) со дня принятия заявления к производству для мировых судей.

Нетождественный подход к проблеме начала исчисления срока рассмотрения гражданских дел позволяет говорить о его дуалистическом понимании. Отрезок времени, текущий с момента поступления письменного обращения в орган правосудия, думается, представляет собой срок совершения процессуальных действий, поскольку охватывает как процессуальные действия суда и заинтересованного лица, формирующие стадию возбуждения гражданского судопроизводства, так и процессуальную деятельность по разрешению спора. Срок, отсчитываемый с момента принятия заявления судом, допустимо назвать сроком судопроизводства в суде первой инстанции <8>, затрачиваемым на реализацию действий, которые непосредственно направлены на отправление правосудия по конкретному делу.

--------------------------------

<8> К срокам судопроизводства Л.А. Грось относит сроки рассмотрения дел в первой и кассационной инстанциях // Арбитражный процесс / Под ред. Р.Е. Гукасяна, В.Ф. Тараненко. М., 1996. С. 85 (автор главы - Л.А. Грось).

Приведенная градация имеет определенное практическое значение. Выделение срока судопроизводства предоставляет возможность объективно оценить и проверить время, потребовавшееся судье на осуществление правосудия, тогда как общий срок совершения процессуальных действий отражает время, если так можно выразиться, полного исчерпания правового конфликта сторон, который в большинстве случаев завершается принудительным исполнением правоприменительного акта суда либо иного органа.

Видимо, именно последняя интерпретация срока рассмотрения гражданского дела судом первой инстанции отвечает международной правовой доктрине. Думается, контроль за разумностью общего срока совершения процессуальных действий призван обеспечить надлежащий порядок проведения досудопроизводственной стадии процесса и своевременное разрешение спора судом, тем самым гарантируя гражданам право на справедливое судебное разбирательство согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Такой вывод обусловливает необходимость формирования единой для всех звеньев судебной системы конструкции исчисления процессуальных сроков, dies a quo которой - поступление письменного обращения в орган правосудия.

Однако при существующем порядке приема заявлений такая модель, используемая сейчас в районных судах, несвободна от недостатков. В первую очередь это касается процедуры оставления заявления без движения. Архитектура ст. 136 ГПК РФ заставляет органы судебной власти включать период, даваемый лицу для устранения недочетов, в общий срок разбирательства. По сути, речь идет о применении в судебной практике фикции возбуждения гражданского судопроизводства, поскольку в случае исправления заявления в положенный срок производство считается возбужденным ex post facto, то есть задним числом, входящим в пятидневный период с момента первоначальной подачи обращения.

В этой связи и суду, и сторонам заранее известно, что в определенный отрезок времени процессуальные действия, направленные на разрешение конфликта, не совершались, хотя производство формально уже существовало. Получается, суд, de jure возвращаясь назад во времени, de facto его теряет <9>. Применение вышеназванного технико-юридического приема сокращает время на совершение процессуальных действий по рассмотрению гражданского дела, тем самым отрицательно влияя на качество реализуемого правосудия.

--------------------------------

<9> См.: Богомолов А.А. Разумность сроков рассмотрения гражданских дел // Гражданское судопроизводство в изменяющейся России. Саратов, 2007. С. 258.

Своеобразный выход из сложившейся ситуации был найден Высшим Арбитражным Судом РФ, указавшим в Постановлении от 9 декабря 2002 г. N 11: "Время, в течение которого заявление или жалоба оставалось без движения, не учитывается при определении срока совершения судом процессуальных действий, связанных с рассмотрением заявления, в том числе срока на совершение действий по подготовке дела к судебному разбирательству... и т.д. Течение такого срока начинается со дня вынесения определения о принятии заявления или жалобы к производству арбитражного суда" <10>.

--------------------------------

<10> См.: пункт 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 2002 г. N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. N 2. С. 5 - 12.

Верховный Суд РФ, в свою очередь, отвечая на вопрос об исчислении сроков рассмотрения гражданских дел после устранения заявителем изъянов обращения, оставленного без движения, разъяснил, что этот срок отсчитывается со дня первоначального представления его в суд, но период, установленный для исправления недостатков, учету не подлежит. День предъявления иска имеет значение лишь для исчисления срока исковой давности <11>.

--------------------------------

<11> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2005 г. (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 5. С. 17.

Налицо достаточно громоздкая практическая конструкция учета процессуальных сроков. С одной стороны, она направлена на соблюдение международных требований путем установления точки отсчета срока разрешения цивилистического спора с момента поступления заявления в суд; с другой - на обеспечение суду реального времени совершения процессуальных действий по разрешению спора посредством исключения из него срока на оставление заявления без движения.

Вместе с тем данная конструкция нуждается в некотором упрощении, и прежде всего это относится к процедуре принятия заявления к производству. С этой целью есть смысл прибегнуть к двойному пониманию срока рассмотрения и разрешения гражданского дела: как общего срока совершения процессуальных действий и как срока судопроизводства. Избранная методика дает возможность включить временной промежуток оставления заявления без движения в пределы стадии возбуждения судопроизводства, что логичнее, чем засчитывать его в срок, предусмотренный для отправления правосудия. Иначе говоря, судья в течение пяти дней со дня поступления заявления обязан рассмотреть вопрос о его принятии; при необходимости предоставить заявителю срок на устранение нарушений ст. ст. 131, 132 ГПК РФ и лишь по итогам возбудить производство по делу.

Предложенное нововведение на первый взгляд продлевает процедуру разрешения правовых конфликтов за счет расширения временных границ досудопроизводственной части процесса - стадии возбуждения гражданского судопроизводства, но в качестве контраргумента стоит отметить ряд преимуществ. Во-первых, единая система отсчета срока рассмотрения гражданских дел для мировых и районных судей в большей степени отвечает международным стандартам. Во-вторых, происходит легализация срока оставления заявления без движения в рамках гражданского процесса (и вместе с тем реальное соблюдение общего процессуального срока). В-третьих, имеет место стимулирование работы суда и заинтересованного лица, направленное на скорейшее совершение процессуальных действий, во избежание затягивания процесса на стадии возбуждения судопроизводства.

В последнем из названных аспектов отражается оперативное назначение института оставления заявления без движения. Его обеспечение требует в числе других мер ограничения срока для устранения недостатков заявления (не более десяти дней). Думается, этот срок оптимален, поскольку часто встречается в действующем цивилистическом процессуальном законодательстве и обусловлен судебной практикой. Например, апелляционная (кассационная) жалоба подается в течение десяти дней со дня принятия решения в окончательной форме. Причем в обозначенный срок включается время на составление самого документа (что сложнее, чем уточнение заявления) и на почтовую пересылку материала.

Таким образом, общий срок совершения процессуальных действий в суде первой инстанции с учетом стадии возбуждения производства не превысит двух с половиной месяцев для районных и полутора месяцев для мировых судей. Что касается закрепления порядка исчисления сроков судопроизводства, то гражданские дела должны разрешаться в срок, установленный законом для данной категории дел, с момента принятия письменного обращения органом правосудия.

Процедура принятия заявления, как видно, упрощается благодаря единообразной модели учета сроков и ее транспарентности <12>. Унифицированная система исчисления процессуальных сроков позволит не прибегать в каждой статье к конкретизации начала их течения и не использовать в судебной практике фикцию возбуждения гражданского судопроизводства. Кроме того, удастся избежать неоправданной задержки при рассмотрении гражданских дел, по крайней мере за счет выведения срока оставления заявления без движения за временные пределы судопроизводства.

--------------------------------

<12> См.: Комитет министров Совета Европы рекомендует странам-членам принять все необходимые меры по упрощению процедуры в целях облегчения доступа частных лиц к судам при одновременном соблюдении должного порядка отправления правосудия. См.: Рекомендации Комитета Совета Европы от 14 мая 1981 г. N R(81)7 "Комитет министров - государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию" // Российская юстиция. 1997. N 6. С. 4.

 

Авторы: С.Ф. Афанасьев, В.Ф. Борисова.

вверх