назад
03 августа 2016 19:40 / Москва

Информационные обязательства в сфере экономических преступлений во Франции

Информационные обязательства в сфере экономических
преступлений во Франции

 

     Информация - вектор равенства и действующий принцип братства       

     I.  Право на информацию                                             

     II. Использование информации                                       

     Заключение                                                         

 

Информация - вектор равенства
и действующий принцип братства

 

1. "Более, чем когда-либо, в обществе, где доминирует технология, знания - это движущая сила власти; эта реальность и придает значение информации, средству выражения знания". Информация стала экономической категорией, важность которой в настоящее время неоспорима. Поэтому необходимо различать несколько категорий информации: ту, которая может быть приобретена частными лицами, информацию как собственность и информацию, которую нельзя присвоить никоим образом, информацию res communes. Отношение уголовного права к этой "неимущественной", изначально принадлежащей всему обществу информации и должно быть изучено. Это касается фундаментальных принципов конституционного значения, так что посягательства на информацию должны быть областью применения уголовно-правовых норм, относящихся к деловой сфере.

2. Наличие таких уголовно-правовых норм имеет своих сторонников и противников. Однако, как это ни парадоксально, и те, и другие должны быть довольны тем, что сегодня можно говорить о появлении норм уголовного права, защищающих информационные обязательства. A priori сторонники ликвидации наказуемости в данной сфере эти нормы не одобряют, так как они иногда склонны утверждать, что лучше защищаться "гражданскими и коммерческими средствами, избегая вмешательства наводящих страх механизмов уголовного права"*(6). Но, как подчеркивает господин Ларгье, "когда средства не равны, когда опасность грозит третьим лицам и акционерам, иногда даже всем гражданам: не является ли тогда применение уголовных санкций необходимым?". Возможно ли, исходя из вышесказанного, чтобы сторонники и противники уголовно-правовых норм в деловой сфере пришли к соглашению?

Здесь следует напомнить, что автор, ратуя за устранение наказуемости, обосновывает это, в частности, различиями между преступлениями естественными (наказуемость которых согласуется с общественным сознанием) и искусственными (преступления, наказуемость которых установлена исключительно по воле законодателя). "Естественные преступления - это те, которые общественное мнение осуждает: искусственные же, в противоположность естественным, не могут быть рассмотрены как таковые:". Госпожа Кале-Олюа подчеркивает, что уголовно-правовые нормы в деловой сфере касаются второй категории. Иначе говоря, они являются скорее искусственным правом, основанным только на условиях экономической политики. Это затрудняет, но не останавливает наше исследование. Единственное, что ясно на данный момент, - это то, что уголовно-правовые нормы в сфере бизнеса и, в частности, в области информационных обязательств, плохо изучены и мало кому понятны. Но в некоторых, особых случаях искусственный характер этих норм - лишь видимость.

3. Некоторые из нарушений, не охваченных уголовно-правовыми нормами, регулирующими сферу бизнеса, иногда даже вызывают кое-какую симпатию со стороны общества, и зачастую виновных не мучает совесть по этому поводу. Здесь нет ни кровавых преступлений, ни монстров, подстерегающих свою жертву, - вообще нет ничего, что могло бы вызвать чувство опасности. Однако нередко кажется, будто деловой мир населен хищниками. Ведь есть же "воротилы капитала". Возможно ли, чтобы этот безжалостный мир мог функционировать, будучи движим только денежными интересами? "Без чувств? Это слово взято в значении безжалостности к другому лицу, что очевидно". Но разве эта жесткость закономерно не приводит в ужас? Если одни считают, что она естественна, то другие, более чувствительные, всегда найдут повод придраться. Не потому ли, что за деловым миром стоят не только рынки, но и живые люди? Деловые отношения могут быть основаны только на братстве. Хорошей сделкой можно считать лишь ту, которая удовлетворяет все стороны в деле, а не только одну из них*(14). С этой точки зрения некоторые нарушения уголовно-правовых норм, относящихся к деловой сфере, могли бы быть отнесены к категории естественных преступлений, и именно те нарушения, которые касаются обязательств относительно имеющейся информаци.

4. В сфере экономических преступлений информация - это понятие, используемое и коммерческими фирмами, и в области конкуренции, потребления, и биржевых операций. Увеличение числа составов преступлений, связанных с информацией, должно было бы затруднить делать какие-либо обобщения, но, кажется, можно все-таки выделить несколько основных принципов информационных обязательств. Пятое издание "Юридического словаря Капитанта" определяет понятие информации как "имеющиеся сведения и действия по их передаче другому лицу (определенному лицу или обществу как неопределенному кругу лиц)". Иначе говоря, информация - это элемент знания. Это также действие по передаче этого знания. Таким образом, информация может быть рассмотрена как статически (имеющиеся сведения), так и динамически (передача сведений). Следовательно, как считает П. Катала, информация отражает одновременно "межличностные отношения и их предмет".

Кроме того, в каком бы аспекте мы не рассматривали информацию, ясно, что, с одной стороны, один знает, а другой (другие) не знают, что создает, таким образом, фактическое неравенство между знающим и незнающим; с другой стороны, пользователь информации обладает в действительности только частью правды. Весь вопрос в том, что он с ней собирается делать. В этом отношении уголовно-правовые нормы, регулирующие деловую сферу, ясно показывают путь, которым следует идти. Должна ли правда быть высказана или же она должна быть скрыта в зависимости от того, принадлежит ли она тем, кто в ней заинтересован, или она не принадлежит никому, даже если и интересна. Но обязанность говорить, так же, как и обязанность молчать - это проявления одного и того же вида информации. Речь идет об информации, которая не может иметь никакой материальной ценности, поскольку ее задача устанавливать равенство между всеми экономическими агентами.

Информация, которая изначально принадлежит всему обществу, - некоторый "фрагмент правды", относится к категории res communes. Будучи объектом обязательства, она не имеет никакой экономической оценки и поэтому ни в коем случае не может быть собственностью. Следовательно, она не может быть и объектом частной эксплуатации. Любой, кто попытается использовать информацию как собственность, непременно попадет в сферу действия уголовного закона. Иначе говоря, имеющиеся сведения никогда не могут никому позволить добиться какого-либо преимущества в ущерб незнающему. У правды нет цены, она является достоянием всех.

5. Поэтому необходимо, чтобы даже нелояльность в информационных отношениях была уголовно наказуема, потому что лояльность (порядочность, честность. - Е. К.) - одна из важнейших основ деловой жизни, так же, как и равенство экономических агентов в области информации.

В действительности же право на информацию закрепляется законом каждый раз, когда существует риск несоответствия (диспропорции) в сфере информации между знающим и незнающим. Неравенство в информационных отношениях частично устраняется, сглаживается утверждением обязанности говорить. Например, в потребительском праве, в акционерном праве. Это же неравенство, с другой стороны, корректируется обязанностью молчать, как, например, в области биржевых операций.

Неравенство в информационных отношениях может привести к неприятным последствиям для незнающего. Это одна из причин, по которой санкции, относящиеся к обязательствам по информации, основывающиеся на том, кто обладает этой информацией, меняются по двум главным параметрам. Это, во-первых, значимость обязательства незнающего, несведущего и, во-вторых, возможность и иногда даже его обязанность получать информацию. По этим двум параметрам законодатель относит информацию к сфере регулирования либо гражданского, либо уголовного права. В этой особой области были установлены различные санкции в зависимости от того, насколько значительной является опасность, которой подвергается незнающий. Таким образом, обязательства относительно информации выражают волю законодателя покровительствовать деловому миру, построенному на идее солидарности, взаимозависимости всех экономических агентов.

Сделки - это не только совокупность личных интересов. Они заключаются, исходя из коллективного интереса группы индивидов. Если один из них "упадет", то "упадут" все, как карточный домик. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к последовательному банкротству некоторых экономических предприятий. Широко распространено мнение, что "целые экономические секторы находятся под угрозой исчезновения. Последствия этой ситуации с поставщиками, субподрядчиками, клиентами серьезно отражаются на региональной и, в конечном счете, на национальной экономике. Напрямую затрагивается общественный интерес:". То есть, если равенство и братство составляют идеал, к которому надо стремиться, не обязательно добиваться этого любым путем. Только свобода должна быть высшим принципом, но таким образом, чтобы равенство и братство не смогли бы быть заменены ею.

6. Свобода, общественный интерес, равенство, братство - это основные моральные ценности, посягательство на которые должно быть уголовно наказуемо. Поэтому информационные обязательства нельзя считать надуманными. Речь здесь идет о том, чтобы пресечь злоупотребление существующим либо потенциальным неравенством. Иначе говоря, нужно ввести принцип порядочности в деловую жизнь. Уголовное право призвано защищать слабого от посягательств сильного. Как было подчеркнуто, уголовное право - "это не только контроль, принуждение, притеснение, угроза, санкция; оно также - и это несомненно, в соответствии с вышесказанным, - покровительствует, руководит, вселяет уверенность, обеспечивает защиту и безопасность". Нормы уголовного права, регулирующие информационные обязательства, точно отвечают данному определению.

Чтобы удостовериться в этом, нужно проанализировать уголовные санкции в сфере информации. Анализ свидетельствует, что составы преступления то защищают право на информацию, то наказывают неподобающее, неправильное использование информации. Иначе говоря, нормы уголовного права в области информации можно рассматривать, с одной стороны, в статическом аспекте: признание права на информацию; с другой стороны, в динамическом аспекте: информация должна быть использована в соответствии с законом.

 

I. Право на информацию

 

7. Вообще незнание может быть рассмотрено как причина слабости в отношениях между тем, кто знает, и тем, кто не знает. Незнание влечет фактическое неравенство, которое уголовное право намерено устранить. С точки зрения защиты права на информацию, речь идет главным образом не о защите слабого, потому что она (защита слабого) является в действительности объектом специального состава преступления, например, злоупотребление незнанием потребителя при продаже товаров на дому - ст.122-8 Потребительского кодекса. В этом случае незнание присуще человеку, даже если закон и хочет его защитить. Некоторые продавцы товаров на дому были осуждены, поскольку воспользовались низким уровнем образования и интеллекта потерпевших, заставив их подписать кредиты, которые они не могли выплатить.

8. Что касается права на информацию, оно защищается прежде всего для того, чтобы избежать не злоупотребления слабостью, а злоупотребления силой, преимуществами. В этом отношении злоупотребление силой в информационных отношениях является результатом либо структурного неравенства, либо несоответствия взаимных обязательств договаривающихся сторон.

 

А. - Право на информацию и структурное неравенство

 

9. Иногда структура института, в котором возникают информационные отношения, способствует появлению неравенства в сфере владения информацией. Чтобы устранить это, закон дает незнающему право на информацию. Такое право, например, предоставляется участникам торговых товариществ. В данном случае уголовное право рассматривает право на информацию то с активной стороны, то есть как право получать информацию, право быть проинформированным, то с пассивной стороны, то есть как обязательство, обязанность сообщить информацию. Так что информация участниками товарищества рассматривается в первую очередь как право получать некоторые документы. Кроме того, это право рассматривается как информационное обязательство, возложенное на руководителей товарищества. Это обязательство призвано восстановить равенство между руководителями и членами товарищества, так как оно, естественно, отсутствует по причинам социальной структуры.

Действительно, во главе коммерческой фирмы не обязательно стоят компаньоны (участники [члены] товарищества. - Е. К.). Это зачастую зависит от числа членов товарищества, как, например, в акционерных обществах. Как бы то ни было, управляющий (или управляющие), независимо от того, компаньон он (они) или нет, действует от имени всех членов товарищества, а если более точно, от имени юридического лица, каковым и является данное товарищество. Однако часто трудно делегировать полномочия. "Использование власти другим лицом всегда вызывает опасения, что эти полномочия могут быть изменены". Таким образом, члены товарищества, назначая управляющих для руководства обществом, идут на значительный риск. Ведь в действительности положения устава, которые ограничивают полномочия управляющих, не применяются в отношении третьих лиц. Также управляющие обязывают фирмы и косвенно членов товарищества исполнять все документы, подписанные ими. На управляющих, в соответствии с положениями Закона от 24 июля 1966 года, возложены представительские полномочия по отношению к третьим лицам. Таким образом, объем их полномочий может представлять опасность для компаньонов.

Следовательно, члены товарищества должны быть в курсе экономического положения фирмы. Поэтому большинство составов преступлений касаются информации с пассивной стороны, то есть информационных обязательств, возложенных на руководителей фирм. Однако суровость уголовных санкций за покушение на право на информацию различна - строгость санкций меняется в зависимости от того, насколько компаньоны близки к руководителям общества.

В объединениях лиц (полное товарищество и простое коммандитное товарищество. - Е. К.) посягательства на право на информацию наказываются штрафом за совершение проступка пятого класса (размер штрафа составляет до 10 тысяч французских франков. В Российской Федерации такому нарушению соответствует совершение лицом преступления небольшой тяжести. - Е. К.). Зато в других обществах подобные правонарушения квалифицируются как уголовные. Такие различия в санкциях зависят, по нашему мнению, от структуры рассматриваемого общества.

По законодательству 1966 г. полные товарищества как простые коммандитные товарищества - это малые структуры, часто даже семейные. Малочисленность персонала благоприятствует, в принципе, отношениям между членами товарищества и его руководителями. Это позволяет, в частности, легче получать информацию о положении общества. Как отмечалось до недавнего времени, "полное товарищество - это тип общества партнеров". В таких обществах более развиты простые человеческие отношения, и законодатель, видимо, посчитал, что возможность правонарушений тем меньше, чем активнее компаньоны участвуют в управлении обществом.

В товариществе с ограниченной ответственностью, как и в акционерном обществе, посягательства на право на информацию компаньонов являются в большинстве случаев правонарушениями. Это право членов товариществ двух последних категорий предусматривает ознакомление с теми документами фирмы, с которыми они должны ознакомиться раньше, чем это сделает общество (как совокупность людей. - Е. К.). Основная причина этих положений закона связана с тем фактом, что компаньоны далеки от проблем текущего управления, в частности из-за неравного положения многочисленных участников товарищества, неравенства их прав, а также из-за определенного риска, которому они подвергаются.

Решающим здесь является понятие риска. Определенно, деловая игра рискованна. Степень риска зависит частично от таланта игроков, частично от случая; игра предполагает, что ее участники ведут себя справедливо, честно. В этом отношении информация должна быть использована в интересах всех участников. Следовательно, речь идет о том, чтобы пойти на риск со знанием дела наравне с другими. Что касается результата, не играет особой роли, является ли он справедливым. Справедливости нет места в игре, потому что результат невозможно предвидеть по его природе. Во всех играх есть и победители, и проигравшие. Главное, чтобы игра происходила порядочно, честно. Это предполагает, что все игроки равны и что их отношения основаны на братстве.

 

Б. - Право на информацию и неравенство между контрагентами

 

10. Общеизвестно, что контрагенты редко находятся в равном положении. Таким образом, "самые сильные навязывают свою волю самым слабым. Последние, находящиеся под давлением, вынуждены соглашаться с тем, что навязывают им сильные". Даже если некоторые утверждают, что автономия воли - "устаревший миф", свобода договора имеет смысл, только если наличествует равенство сторон, их взаимная зависимость друг от друга. Однако такая взаимозависимость приемлема, только если она основана на братстве. Необходимо также определить, что такое справедливость. Лучшее определение было дано, несомненно, Аристотелем. Справедливость - это равенство, это "в каком-то роде соотношение". Равенство сторон как равенство взаимных обязательств должно способствовать общему благосостоянию. Но нельзя вывести из определения договорной справедливости и упоминание свободы. Свобода не является справедливостью в себе. Как верно подчеркнул в своем анализе идей Аристотеля господин Виллей, "нужно, чтобы в праве существовало что-то вроде дружбы". В действительности для Аристотеля дружба - это необходимость, так как справедливость, "будучи совершенной, кажется похожей на природу дружбы".

В этом отношении наличие уголовно-правовых норм, регулирующих деловую сферу, - немаловажный показатель развития современного договорного права. С точки зрения госпожи Тибьерж-Гельфуччи, "за количественными показателями относительного равновесия содержания обязательства и поиском реального равенства сторон сегодня просматривается качественное отношение, то есть забота о другом лице, о его интересах, стремление к объединению сил для выполнения контракта. Объединение сил является требованием солидарности и даже договорного братства". Думается все-таки, что только забота всегда является справедливой, оправданной. Но справедливость понимается в широком плане, охватывающем понятие дружбы, данное Аристотелем. Как замечает Виллей, для Аристотеля "любые деловые отношения предполагают определенную дружбу". Дружба должна быть составной частью справедливости, так же, как и равенство. Свобода того стоит. Она может иметь социально значимую реальность только в поиске равновесия, "золотой середины".

Однако уголовное право распространяет эту концепцию не на все составы преступлений. Можно выделить две ситуации. С одной стороны, в акционерном праве уголовно-правовые нормы, относящиеся к деловой сфере, благоприятствуют лицам, вступающим в отношения с акционерным обществом. С другой стороны, в потребительском праве уголовное право защищает потребителя в его отношениях с профессионалом. В таких ситуациях уголовное право руководствуется принципами равенства и братства.

11. В первую очередь защищены особым образом две категории лиц: держатели облигаций и третьи лица. Первые признают за собой ограниченное право на информацию, по сравнению, например, с правом членов товарищества. Держатели облигаций доверились фирме, предоставляя обществу кредит; следовательно, вполне логично, что это доверие может продлиться во времени. Право данных лиц на информацию включает два типа правомочий (исключительных прав) и, следовательно, две категории правонарушений.

Во-первых, ст.318, абз.1 Закона от 24 июля 1966 года предусматривает, что каждый держатель облигаций имеет право получать тексты решений и отчеты, которые рассматриваются на их собраниях. Речь идет о том, что позволит им иметь необходимую информацию и участвовать со знанием дела в этих собраниях. Собрания держателей облигаций призваны защищать их интересы в совокупности. Защита этих интересов предполагает, что держатели облигаций знают экономическое положение общества, так же, как и важные решения, которые общество намерено принять и которые могли бы повлиять на положение общества. Держатели облигаций должны знать содержание решений, которые могли бы поставить под угрозу надлежащее исполнение договора займа. Законодатель здесь установил принцип солидарности в плане отношений взаимозависимости. Речь идет о поддержании климата доверия, который единственно благоприятен для продолжения отношений между обществом и держателями облигаций.

Кроме того, держатели могут добиться получения протоколов и списков присутствующих на собрании соответственно положениям ст.318, абз.2 Закона от 24 июля 1966 года, дополненного ст.231, абз.2 Указа от 23 марта 1967 года. Эта информация позволяет проконтролировать решения собрания, чтобы они не нарушали их прав. В этом случае закон устанавливает активное право на информацию, то есть обязательство получить информацию. Держатели имеют право на информацию, предполагающее запрос ими информации, в котором не может быть отказано. Таким образом обеспечивается равенство всех обладателей облигаций.

12. Уголовное право также предусматривает обязательство на информацию, возложенное на общество и его управляющих в их отношениях с общественностью. Статья 8 Указа от 23 марта 1967 года обязывает полные товарищества давать в документах, предназначенных для третьих лиц, таких как письма, фактуры, объявления и различные публикации, название, предшествующее или следующее за словами "полное товарищество". Такое же обязательство лежит на коммандитных товариществах в соответствии с положениями ст.17 Указа 1967 года. Нарушение этих положений наказывается штрафом, предусмотренным за проступки 5-го класса (до 10 000 французских франков. - Е. К.) (ст.16, Указ 1967 г.).

В этих случаях право на информацию пассивное. Третьи лица не могут требовать информацию, она должна предоставляться им систематически и спонтанно, лояльно, как если бы это было сделано для друга.

13. Особым образом закон защищает потребителей. Как было подчеркнуто, "неравенство в отношениях между профессионалами и потребителями зависит в большей степени от неравенства их информации: профессионалы знают в основном все о товарах и услугах, выставленных на рынок, тогда как потребители в большинстве своем неспособны их заранее оценить и сравнить между собой". Право на информацию проявляется здесь как необходимое, так как позволяет установить равноправие сторон в "потребительском контракте".

Потребительский кодекс предусматривает наказание штрафом за проступки 5-го класса (до 10 000 французских франков. - Е. К.) - за несоблюдение обязательства информировать потребителя о ценах и условиях продажи и за отсутствие названия предприятия, его реквизитов, местонахождения.

Более суровые санкции предусмотрены за нарушения при продаже товаров на дому по причине возможной опасности, которой подвергается потребитель. Здесь закон устанавливает санкции за нарушения положений ст.121-23 - 121-26 в виде тюремного заключения на год и (или) штраф в сумме 25 000 франков. Иначе говоря, несоблюдение в этом случае требований по информационным обязательствам является преступлением. Речь идет об опасности, которой подвергается тот, кто не знает, в отношениях с тем, кто знает. Эта опасность, по существу, обостряет неравенство.

 

II. Использование информации

 

14. Уголовно-правовые нормы в деловой сфере регулируют также некоторые виды использования информации. Косвенным образом закон закрепляет обязанность молчать, нарушение которой наказуемо более строго, чем нарушение обязанности говорить. Здесь должны быть рассмотрены две ситуации: наказание за использование исключительной, особой информации и наказание за использование ложной информации.

 

А. - Использование особой информации

 

Выше было установлено, что уголовное право предусматривает санкции за нарушение обязательства говорить. Теперь нужно проанализировать санкции за нарушение обязательства молчать. Это проблема состава преступлений, совершенных при использовании особой информации в акционерном праве и в области биржевых операций. В первом случае речь идет о качественно неправильном использовании, во втором - о злоупотреблении информацией (лицами, имеющими доступ к сведениям о делах товарищества).

15. Что касается качественно неправильного использования информации, то как пример можно привести статью 433-18 Уголовного кодекса, которая устанавливает наказание в размере шести месяцев тюремного заключения и штраф в 50 000 франков в отношении лиц, которые в интересах предприятия допустили использование в рекламе имени определенного лица, упомянув, что оно является действующим или бывшим членом правительства. В этом случае закон инкриминирует использование точной, достоверной информации, поскольку ее запрещено сообщать. Необходимо защитить общество "от некоторой финансовой рекламы, тем более опасной, что она облачается в добродетель:". Кроме того, информация воспринимается как средство достижения равенства между знающим и незнающим. Поэтому качественно неправильное ее использование уголовно наказуемо по причине обманчивых мнений, которые могут возникнуть у публики. Такие мнения, естественно, будут настраивать клиента на доверие предприятию, которое "похваляется" тем, что имеет среди своих клиентов лиц, чья респектабельность и положение в обществе позволяют предположить, что качество продукта, предлагаемого предприятием (фирмой), весьма высокое.

16. В рамках биржевых операций некоторым лицам запрещено использование определенных категорий информации. "Все играющие должны быть равны на бирже, как и везде. Но проблемы возникают при осуществлении всех операций, так как подавляющее большинство игроков испытывает большие трудности по сравнению с незначительным меньшинством, состоящим из лиц, находящихся в "рае" заинтересованного товарищества". Чтобы поддержать хрупкое равновесие между информацией, имеющейся и у тех, и у других (большинства и меньшинства), ст.162-1 Закона от 24 июля 1966 года, с одной стороны, и ст.10-1 Ордонанса N 67-833 от 28 сентября 1967 года, регулирующие вопросы информации держателей ценных бумаг и рекламы некоторых биржевых операций и учредившие Комиссию по биржевым операциям, с другой стороны, предусматривают санкции за злоупотребление информацией.

Речь идет о наказании лиц, использовавших особую информацию, которую они получают благодаря их положению. Позиция, занятая законодателем, ясна. "Вместо того чтобы оказывать давление на биржу, борясь со спекуляцией, нужно активизировать ее деятельность, приподнимая равенство в ущерб свободе". Не вдаваясь в подробности состава вышеописанного преступления, нужно лишь подчеркнуть, что закон обязывает тех, кто знает, не использовать особую информацию по причине полномочий или отношений знающих лиц. Использование этой информации состоит либо в осуществлении специалистом операций на биржевом рынке, либо в ее разглашении, даже без какого-либо злого умысла, одному или нескольким лицам, которые таким образом смогут произвести банковские операции в соответствии с положениями ст.8-1 Закона от 2 августа 1989 года относительно безопасности и открытости финансового рынка. В последнем случае специалист ограничен обязанностью хранить профессиональные тайны. При этом информация выступает как фактор равенства, но косвенно через риск неравенства, если используется. По словам госпожи Делмас-Марти, так же, "как уголовное право, наказывая убийство или воровство, подтверждает право на жизнь или на собственность, так же оно провозгласило бы на биржевом рынке право на равенство, а также обязанность лояльности, честности в классическом смысле, квалифицируя как преступления "биржевые спекуляции", совершенные специалистами".

 

Б. - Использование ложной информации

 

17. Во всех правовых нормах, предусматривающих ответственность за нарушения в сфере использования информации, подразумевается ее строгий, точный характер. Но случается, что закон инкриминирует использование ложной информации специфическим образом. В этом случае право на информацию - это право не на любую, а на точную информацию, поскольку именно она является объектом обязательства. Все случаи несоблюдения обязательства информировать подразумевают только материальные нарушения. Простое несообщение информации по ошибке либо по неосторожности является достаточным для констатации правонарушения.

Мы рассмотрим правонарушения, в которых необходимым является элемент умысла. Особенно в трех областях - в акционерном праве, потребительском праве и в сфере спекуляций.

18. В акционерном праве основной категорией является точность информации. Уголовное право рассматривает ее двояко. С одной стороны, инкриминируя предоставление и публикацию неточных годовых счетов. То есть баланс, отчет о результатах деятельности и приложения составляют единое целое. Это преступление наказуемо тюремным заключением сроком на пять лет и (или) штрафом в 2 500 000 франков.

С другой стороны, уголовный закон инкриминирует распределение фиктивных дивидендов, что является продолжением вышеизложенного: предоставление ложного баланса, имеющего целью распределение фиктивных дивидендов. Определенно, a priori можно было бы считать, что эти нарушения не имеют отношения к исследованию, посвященному информации. На самом же деле это нарушение ведет к сокращению акционерного капитала, основного залога кредиторов. Распределение фиктивных дивидендов искажает и точность информации. Действительно, это нарушение - "как мираж, дающий впечатление обманчивого преуспевания, которое несет фатальную угрозу товариществу и всем, кто поверит этой видимости". Короче, здесь, как и во всех подобных ситуациях, неравенство в области информации влечет последствия, серьезные как для товарищества, так и для третьих лиц. По этой причине Закон от 24 июля 1966 года очень сурово наказывает данное правонарушение. Виновным грозит тюремное заключение сроком на пять лет и штраф в 2 500 000 франков или одно из этих наказаний (ст.425-2 для обществ с ограниченной ответственностью и 437-1 для акционерных обществ).

19. В потребительском праве законодательством предусмотрено также наказание за сообщение неточной информации как до заключения контракта, так и в период его заключения, поскольку только точная информация позволяет эффективно защитить потребителей от риска, которому они могут подвергнуться. Но главное в том, что только такая информация позволит им стать "настоящими экономическими партнерами производителей и посредников, а не клиентами, покупающими товар "вслепую".

До заключения договора нормы уголовного права устанавливают ответственность за рекламу, содержащую ложную информацию или информацию, вводящую в заблуждение. Законодатель намеревался наказывать ложь, но не всякую. По этой причине судебная практика берет за основу положение среднего потребителя, чтобы оценить, совершено правонарушение или нет. Необходимо защитить свободу потребителя, обеспечивая его одновременно как можно более точной информацией о предложенной ему продукции и, как следствие, его равенство с контрагентом.

В ходе заключения договора уголовное законодательство устанавливает санкции за обман. "Честность в сделках - это ценное свойство, которое всегда должно быть обеспечено и защищено комплексным совершенным механизмом". Так, ст.213-1 Потребительского кодекса предусматривает наказание в виде тюремного заключения сроком на два года и (или) штрафа в размере до 250 000 франков для тех лиц, кто, независимо от того, являются они стороной контракта или нет, попытается обмануть контрагента относительно характеристик продукта или услуги, то есть качества продаваемого продукта, добиваясь согласия потребителя на сделку. Здесь речь идет еще и о защите тех, кто находится в положении незнающего, но на этот раз по причине обмана. Обман широко интерпретируется в судебной практике, так как закон предоставляет на это полномочия. В действительности же понятие обмана достаточно расплывчато, неясно, что не дает судам особо широкого поля деятельности. Таким образом, больше, чем свобода и равенство, еще раз провозглашается принцип братства.

20. Спекуляция в крупных масштабах, или макроспекуляция, - это прямое посягательство на общественный порядок в сфере экономики. Нужно защищать общество в целом. В данной области речь может идти о преступлениях, наказуемость которых соответствует общественному сознанию. То есть это посягательства, направленные на две основные ценности: равенство и братство. В этом отношении уголовное право защищает две особые структуры: биржу, с одной стороны, и "кредит Нации" - с другой.

В сфере биржевых сделок уголовное законодательство наказывает распространение такой ложной информации, которая воздействует на ход биржевых операций.

Согласно последнему абзацу Ордонанса от 28 сентября 1967 года, за это преступление предусмотрены те же меры наказания, что и за злоупотребление информацией. Речь идет о преднамеренном преступлении, которое заключается в распространении каким-либо образом в обществе фальсифицированной информации о перспективах роста стоимости ценной бумаги. Например, наказан управляющий общества, который уверяет его членов в том, что предприятие находится в полном порядке, в то время как на самом деле оно переживает серьезные трудности. Расчет делается на то, чтобы повысить стоимость акций, ценных бумаг. Из этого примера видно, каким образом использование ложной информации создает неравенство между тем, кто знает, и массой тех, кто не знает о настоящем положении предприятия. Кроме того, отношение правонарушителя далеко не братское, так как оно имеет целью загнать незнающего в ловушку.

В статье 1 Закона от 18 августа 1936 года предусмотрено наказание за действия по распространению ложной информации в обществе, прямо или косвенно нарушающей уверенность общества в стабильности денежных отношений. В этом частном случае агент действует прямо против интересов государства. Он угрожает экономической стабильности страны. Здесь вопрос не в том, чтобы защитить слабого от сильного, руководствуясь принципом равенства в отношениях между тем, кто использует ложную информацию, и тем, кто не знает. Речь о том, чтобы защитить нацию от посягательств против ее фундаментальных интересов. Нормы уголовного права призваны защищать нацию, с тем чтобы спекуляция против ее валюты, например, не привела к ухудшению ситуации, создавая, таким образом, неравенство между ней и другими нациями.

 

Заключение

 

21. Изменчивый характер уголовного права в сфере информационных обязательств в бизнесе - только видимость. Каждый раз, когда уголовное право наказывает посягательство на право на информацию, подразумевается либо смягчение объективности неравенства между знающим и незнающим, либо защита равенства, препятствующая тому, чтобы информация была источником неравенства. В обоих случаях уголовное право рассматривает два дополнительных параметра: в первую очередь, важность обязательства незнающего и, во-вторых, его материальные возможности получить информацию. Таким образом, информация - это носитель равенства, во-первых, потому что ее распространение позволяет устранить неравенство, свойственное всем ситуациям, в которых имеется обладатель информации, противопоставленный незнающему, и, во-вторых, потому что информация может быть использована в ущерб тому, кто не знает.

22. Но уголовное право провозглашает также принцип братства в области информационных обязательств. Это утверждение не менее интересно, так как оно рассматривается в области, которая не оставляет никакого места чувствам, но которая является, по нашему мнению, отражением позитивного права. Братство предполагает сознание взаимозависимости между экономическими агентами. И эта взаимозависимость обретает смысл и значимость, если она опирается на революционные принципы 1789 г.: Свобода, Равенство, Братство - триптих основных и неразделимых ценностей.

 

Катрин Криеф-Вербар,

профессор юридического факультета Университета,

Париж XII Валь-де-Марн

 

вверх