назад
16 августа 2016 18:09 / Москва

Эволюция ответственности за уклонение от военной службы в период реформ Петра I

Эволюция ответственности за уклонение от военной службы в период реформ Петра I

Шагаев В.А.

К середине XVII в. в России, как в Европе с начала века, началось систематическое уклонение от военной службы представителей высшего сословия по причинам в первую очередь экономическим: в новых условиях война не давала уже таких, как ранее, возможностей для обогащения за счет добычи и грабежа мирного населения. Низшие слои бежали из чувства самосохранения, из-за тяжелых условий службы вследствие неустройства содержания войск на театре военных действий и плохой администрации.

С началом формирования Петром I регулярной армии проблема уклонения выросла. В период 1705 - 1708 гг., по свидетельству английского посла Чарльза Витворта (в другой транскрипции - Уитворт), состав полков ежегодно уменьшался на треть из-за дезертирства, даже когда не было сражений <1>. Дезертиры часто получали помощь у противников реформ, а также находили убежище на Дону и Волге или уходили еще дальше на восток.

--------------------------------

<1> См.: Донесения и другие бумаги чрезвычайного посланника английского при русском дворе Чарльза Витворта с 1704 г. по 1708 г. // Сборник Русского исторического общества. 1884. Т. 39; Донесения и другие бумаги чрезвычайного посланника английского при русском дворе Чарльза Витворта и секретаря его Вейсброда с 1708 г. по 1711 г. // Там же. Т. 50. СПб., 1886.

Правительственные меры борьбы с уклонением от военной службы можно разделить на три периода: 1) до начала Северной войны; 2) от Нарвы и до введения в действие Устава Воинского в 1716 г.; 3) в период действия Артикля воинского до смерти Петра I.

В первый период "нетчиков" <2> и беглых, а равно их укрывателей преследовали по старым нормам, на основании Соборного уложения 1649 г. и царских указов. У дворян и детей боярских конфисковывали поместья, переводили из высших разрядов поместной службы в рейтарскую и даже солдатскую, накладывали солидные денежные штрафы взамен личной службы. Лиц податных сословий наказывали батогами и кнутом с последующим возвращением на службу. В крайних случаях применялась смерть через повешение <3>.

--------------------------------

<2> Нетчик - лицо, не явившееся на службу в установленный срок.

<3> См.: Шагаев В.А. Вопросы военного права в Соборном уложении 1649 года // Вестник Владимирского юридического института. 2009. N 1(10). С. 202 - 211.

Для второго периода характерна смесь старых норм с новыми, заимствованными у европейцев. На основании составленного по неустановленным западноевропейским образцам фельдмаршалом Шереметьевым между 1701 и 1705 гг. "Уложения или права воинского поведения генералов, средних и меньших чинов и рядовых солдат" за самовольную отлучку из лагеря или крепости было введено наказание шпицрутенами, а за бегство с поста или ввиду неприятеля по решению военного суда могла назначаться смертная казнь (с. 55).

Дворянам по-прежнему грозили конфискация и денежный штраф. Беглых драгун, солдат и рекрутов из низших сословий чаще всего ждала казнь. Кроме повешения за групповой побег могли казнить каждого третьего по жребию, а остальных после наказания кнутом ссылали на вечную каторгу. С 1705 г. была введена децимация - казнь каждого десятого по жребию (в первую очередь зачинщиков). При добровольном возвращении беглых из числа даточных и вольных следовало наказание кнутом, а потом ссылка на работы в Петербург или Азов на пять лет, затем возвращение на службу в полк. Для рекрутов <4> - наказание шпицрутенами и оставление в полку <5>.

--------------------------------

<4> В узком смысле - это новобранец из податного сословия, призванный на военную службу, но еще не приведенный к присяге.

<5> 1-е Полное собрание законов Российской империи (далее - 1-е ПСЗ). N 1820, 2019, 2031, 2062, 2068.

К ответственности за беглых стали привлекать начальников от офицеров до капралов - штраф за каждого сбежавшего солдата или драгуна, а также штраф с поручителя за сбежавшего рекрута. До 1710 г. взамен беглых рекрутов забирали на службу родственников или свойственников, а после - за недоимку рекрутов стали брать по 20 руб. за человека. Начальники рекрутских партий, виновные в побеге из-за корысти или послабления, по результатам следствия могли приговариваться к смертной казни, лишению имения и чести, укрыватели - к денежному штрафу в размере тройного солдатского жалованья, а в особо важных случаях - к лишению жизни и конфискации имущества или к лишению чина и имения <6>. За поимку беглого рекрута или открытие его убежища была установлена награда в 5 руб.

--------------------------------

<6> 1-е ПСЗ. N 2467, 2700, 2783, 2885, 2900.

На деле многие из грозных мер реализовывались далеко не все, поэтому при ежегодном наборе до 30000 чел. разбегалось не менее 30% (с. 57).

Третий период начинается с вступлением в действие Артикула воинского в 1716 г. При его составлении за образец были взяты шведские военно-уголовные законы как более умеренные и лучше отработанные. Работы по его подготовке осуществил обер-аудитор Эрнст-Фридрих Кромпен, саксонец на русской службе.

В Артикуле уклонения от военной службы содержатся в следующих статьях: гл. 7 - арт. 60, 61, 63; гл. 8 - арт. 64, 68; гл. 9 - арт. 69 - 75; гл. 10 - арт. 76 - 80, 82; гл. 11 - арт. 88, 91 - 93; гл. 12- арт. 94 - 100 <7>. В перечисленных статьях рассматривались два вида уклонения от военной службы: побег - безусловное оставление части с целью навсегда избежать военной службы; самовольная отлучка как условное временное отсутствие с целью уклонения от службы не навсегда.

--------------------------------

<7> См.: Российское законодательство X - XX вв. Т. 4. М., 1986. С. 327 - 365.

К первой категории относились: побег к неприятелю (арт. 99); бегство целых частей с поля боя (арт. 97); побег с поля боя (арт. 94); побег со службы рекрута или молодого солдата и старослужащего, прослужившего более года (арт. 95); употребление незаконных средств с целью уклониться от службы (членовредительство) или получить отставку (арт. 63, 69, 71, 73, 75).

Ко второй категории относились: самовольная отлучка из лагеря или с поста для получения жалованья или расчета (арт. 64), самовольная отлучка из квартиры в ночное время (арт. 88) и из лагеря за добычей (арт. 93), самовольная отлучка из строя, соединенная с сопротивлением начальству (арт. 79), несвоевременная явка в строй после выступления части в поход (7 арт. 7), опоздания к сбору на поход (арт. 76), неявка на смотр (арт. 60), опоздание из отпуска (арт. 100).

Наказания за самовольную отлучку могли быть так же суровы, как и за побег (в военное время), но если она не влекла "дурных" последствий для службы, не предусматривала дурного намерения, то наказание могло ограничиться дисциплинарными мерами - например, заключением в железо.

Артикул предусматривал не только различия способов уклонения, но и иные смягчающие и отягчающие обстоятельства. К смягчающим обстоятельствам относились: кратковременность службы, раскаяние или добровольное возвращение в часть, законные причины несвоевременной явки на службу, глупость или безумство, мирное время.

Отягчающими обстоятельствами признавались: рецидив - вторичный побег (арт. 95) <8> или побег после добровольной явки (арт. 96) <9>. Продолжительность времени отсутствия при самовольной отлучке не влияла на меру ответственности, так же как при побеге не имело значения хищение оружия или других казенных вещей. При самовольной отлучке мера ответственности зависела только от умысла, от обстоятельств, в которых она произошла. При побеге главным было нарушение воинского долга, урон боеспособности армии и необходимость новых жертв для общества.

--------------------------------

<8> В исправленной редакции от 20 декабря 1717 г. // 1-е ПСЗ. V. N 3134.

<9> Дополненный 13 июня 1720 г. // 1-е ПСЗ. VI. N 3599.

В Артикуле отсутствует норма об особой ответственности за групповой побег по сговору, сказано только "такоже когда многие умыслят к неприятелю перебежать, а действительно того не учинят, оные в некоторых местах живота лишены бывают" (арт. 99, толкование).

В Артикуле не были установлены наказания за укрывательство и пособничество к побегу, но в толковании к арт. 95 упоминается, что таковые достойны жестокого наказания. На военного судью возлагалась обязанность тщательно разыскивать "укрывателей", наказание которым должно было определяться гражданскими властями.

Из ряда указов периода Северной войны видно, что к укрывателям применялись разнообразные наказания в зависимости от обстоятельств. Иногда их наказывали как за измену наравне с дезертирами (по арт. 95): колесовали или конфисковывали имущество, лишали чина или имения или, как и поручителя, облагали денежным штрафом.

К концу Северной войны именно беглые солдаты, матросы и рекруты составляли наиболее криминогенный слой в обществе, организуясь в шайки или активно участвуя в различных антиправительственных выступлениях. С ними велась беспощадная и жестокая борьба. В инструкции офицерам, отправляемым во главе воинских команд для борьбы с беглыми (декабрь 1719 г.), предписывалось главнейших воров и разбойников вешать за ребра, колесовать, колесованию подлежали и разбойники из числа дезертиров. Карательные меры результатов не дали и после заключения Ништадтского мира. Петр неоднократно прибегает к амнистии - добровольно вернувшиеся в строй освобождались от наказания. Другой мерой в борьбе с уклонениями от военной службы стало улучшение быта солдат. Однако в силу сохранения резких социальных противоречий между офицерским составом и нижними чинами результативность всех мероприятий была низкой.

После смерти Петра I малоэффективная борьба с дезертирством продолжалась, дополняемая новыми указами. Ситуация с уклонением от военной службы стала принципиально меняться в лучшую сторону только после введения всеобщей воинской повинности.

 

вверх