назад
30 августа 2017 11:37 / Москва

Безопасность и защита прав и свобод потерпевших

Есть основание дать возможность пострадавшему самому принимать активное участие в восстановлении своих нарушенных прав. Обеспечение прав личности должно обеспечиваться информацией лица об обладании правом и их разъяснением; созданием необходимых условий для помощи в реализации прав; охраной прав от нарушений; защитой прав; восстановлением нарушенных прав. Только в таком аспекте допустимо рассматривать процессуальные права потерпевших в качестве средства оказания помощи органам расследования в раскрытии совершенных в отношении их преступлений.

Ключевые слова: соблюдение принципов справедливости, принципы уголовного процесса, уголовно-процессуальное законодательство, полнота и объективность.

There is reason to enable the victim myself to take an active part in the restoration of their violated rights. Ensuring the rights of individuals should provide information about the person possessing the right and their explanation, creating the necessary conditions for assistance in exercising rights, protection of human rights violations of the protection of rights, restoration of violated rights. Only in this aspect is possible to consider the procedural rights of victims as a means of assisting the authorities in the investigation of offenses committed against the disclosure of their crimes.

На сегодня, к сожалению, можно говорить о несовершенстве уголовно-процессуального законодательства, выражающемся в большом количестве недоработок и коллизионных норм, препятствующих осуществлению доступа потерпевшего к правосудию и практическому осуществлению предоставленных ему прав. Можно разделить мнение А.М. Баранова, который указывает, что при рассмотрении норм Конституции РФ в возникающих уголовно-процессуальных правоотношениях между государством и личностью, в силу увлеченности состязательным построением процесса, незаметно выпала личность потерпевшего, законопослушного гражданина <1>. Огромный зарубежный и отечественный исторический опыт развития правового положения потерпевшего не был использован при разработке УПК РФ. Это привело к совокупности проблем и нерешенных вопросов, связанных с правовым положением потерпевшего в уголовном процессе и обеспечением его безопасности. В то же время подозреваемый (обвиняемый) находится в более защищенном правовом положении на протяжении всего уголовного процесса, в том числе на досудебных стадиях. Данный факт заслуживает особого внимания, поскольку именно на досудебных стадиях формируется доказательственная база, а также необходимое предметное и информационное обеспечение назначения уголовного процесса, реализуются предоставленные права участникам расследования. Ограничение возможности применения предоставленных прав на первоначальных стадиях процесса неизбежно ведет к дальнейшему ущемлению возможностей для их защиты, прежде всего для лиц, пострадавших от преступления и понесших имущественный, физический и моральный вред.

--------------------------------

<1> Баранов А.М. Паритетность и приоритетность конституционных норм в уголовном судопроизводстве // Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. Выпуск 2. Т. 2. Оренбург: РИК ГОУ ОГУ, 2005. С. 32.

Проблема правового обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей, других лиц, содействующих правосудию, в совокупности с традиционными проблемами жертв преступности в свое время стали причиной принятия Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью от 29.11.1985 (Резолюция 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН). Это событие стало вехой в развитии международного законодательства в отношении защиты свидетелей и потерпевших. Под термином "жертвы" понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств - членов ООН, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью. Термин "жертва" в соответствующих случаях включает близких родственников или иждивенцев непосредственной жертвы, а также лиц, которым был причинен ущерб при попытке оказать помощь жертвам, находящимся в бедственном положении (ч. 2).

ООН потребовала от государств принять все необходимые меры для "сведения к минимуму неудобств для жертв, охраны их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, и обеспечения их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивания и мести", а также предоставления надлежащей помощи жертвам на протяжении всего судебного разбирательства и информации о их роли, ходе судебного разбирательства и т.д. Правительства Аргентины, Канады, Нидерландов, Франции, Чехии и других стран текст декларации передали в суды, прокуратуру и другие государственные учреждения, в том числе в образовательные. Декларация легла в основу законов в Австралии, Канаде, Новой Зеландии. В Великобритании на ее базе была принята Хартия жертв преступлений.

В 1985 г. Генеральная Ассамблея ООН также одобрила Миланский план действий по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, который был утвержден VII Конгрессом ООН. Миланский план действий предлагает государствам - членам ООН активнее сотрудничать на двухсторонней и многосторонней основе для усиления прав потерпевших.

Как показало проведенное автором исследование, несовершенство современного правового положения потерпевшего по сравнению с подозреваемым (обвиняемым) порождает уже давно сложившуюся практику, когда лицо, ведущее расследование, заинтересовано прежде всего в обеспечении и соблюдении прав и безопасности лиц, в отношении которых осуществляется уголовное преследование, т.е. обвиняемых. Потерпевший же в силу особенности его правового положения чаще всего остается в роли пассивного наблюдателя со стороны, а его активность в защите предоставленных ему и без того немногочисленных прав воспринимается следователем как своеобразный раздражитель, а предоставленные потерпевшему и его представителям процессуальные возможности защищать свои права и законные интересы вследствие несовершенства положений УПК РФ затрудняются на практике.

По мнению автора, есть основание дать возможность пострадавшему самому принимать активное участие в восстановлении своих нарушенных прав; находиться в курсе деятельности государственных органов в уголовном деле по восстановлению его прав; воздействовать на органы, ведущие уголовный процесс, и стимулировать их активность в восстановлении нарушенных прав, заявлять о необходимости обеспечения мер безопасности. Защита прав личности должна обеспечиваться: информацией лица об обладании правом и их разъяснением; созданием необходимых условий для помощи в реализации прав; охраной прав от нарушений; защитой прав; восстановлением нарушенных прав.

Нормы УПК РФ создали некую совокупность нерешенных проблем, препятствующих выполнению задач и достижению целей уголовного судопроизводства. Не раз уже высказывалась мысль о том, что подобное возможно потому, что российская уголовно-процессуальная система пока еще во многом ориентирована на удовлетворение государственно-политических интересов. В ее основе лежит преобладание обвинительных, публичных начал. Следовательно, речь должна идти о продолжении формирования качественно новой системы, которая была бы настолько стабильна, независима от политической конъюнктуры, от произвола органов и отдельных должностных лиц, чтобы в любое время могла обеспечить действенность механизма защиты прав и свобод личности.

Кардинальное улучшение обеспечения прав участников расследования невозможно без правильного определения, создания соответствующей среды, в достаточной мере благоприятствующей современному положению личности, т.е. самого расследования, его содержания и характера. В то же время задача реформирования стадии расследования согласно имеющейся концепции судебно-правовой реформы обусловливается главным образом именно необходимостью повысить обеспечение прав личности в расследовании до уровня существующих конституционных требований.

Поскольку интересы пострадавших от преступления по общему правилу совпадают с интересами раскрытия и расследования преступления, изобличения виновных и привлечения их к уголовной и имущественной ответственности, осуществление предоставленных им процессуальных прав объективно содействует деятельности следователя и других органов, ответственных за результаты производства по уголовному делу. Только в таком аспекте допустимо рассматривать процессуальные права потерпевших в качестве средства оказания помощи органам расследования в раскрытии совершенных в отношении их преступлений.

Пострадавшие от преступной деятельности наряду с лицами, в отношении которых ведется уголовное преследование, более других участников процесса нуждаются в эффективной защите их интересов и поэтому наделяются во многом совпадающими по содержанию правами. Однако если для обвиняемого угроза его основным правам - на честь, достоинство, имущество, свободу, жизнь - исходит от органов уголовного судопроизводства, то об угрозе для пострадавшего можно говорить главным образом как об опасности совершения со стороны преступников, посягающих на его права. Угроза основным материальным правам пострадавшего со стороны ответственных за производство по уголовному делу государственных органов может выражаться лишь в их пассивности, бездеятельности по восстановлению нарушенных прав.

Очень важно не только правильно определить основания признания лица потерпевшим, но и момент такого признания. Очевидно, чем раньше пострадавший от преступления может принимать участие в производстве по уголовному делу, используя предоставляемые ему процессуальные права, тем больше возможностей для обеспечения его прав, как нарушенных преступлением, так и составляющих процессуальный статус потерпевшего.

Применительно к личности потерпевшего конституционное предписание предполагает обязанность государства не только предотвращать и пресекать в установленном порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечить потерпевшему от преступления возможность отстаивать в суде свои права и законные интересы не запрещенными законом способами. Иное означало бы умаление чести и достоинства потерпевшего не только лицом, совершившим противоправные действия, но и самим государством.

Возрастающая потребность общества в государственной защите от противоправных посягательств в уголовном судопроизводстве обусловлена появлением ряда законов и иных нормативных актов, направленных на обеспечение безопасности, однако говорить о завершении формирования правовой основы данной деятельности преждевременно. Средства массовой информации и связи должны уделять особое внимание защите потерпевшего от любой гласности, а если безопасность потерпевшего требует особой защиты, то разбирательство должно быть закрытым или публикация информации максимально ограниченной. Потерпевший и его семья должны получить эффективную защиту от запугивания и возмездия, особенно в случаях с организованной преступностью.

Общие подходы к обеспечению прав личности, выработанные относительно обвиняемых, потерпевших, могут быть распространены на всех других граждан, в том или ином качестве принимающих участие в расследовании, в том числе и свидетелей.

Регулируя статус потерпевшего в сфере правосудия по уголовным делам, российский законодатель, конечно же, учел как конституционные нормы относительно прав жертв преступлений, так и их интерпретацию Конституционным Судом РФ. Вместе с тем законодателю не удалось до конца последовательно реализовать позицию, заявленную в ч. 1 ст. 6 УПК РФ. Практика применения уголовно-процессуального законодательства свидетельствует о том, что потерпевшему далеко не во всех случаях предоставляются достаточные правовые средства для отстаивания своих законных интересов, что не согласуется ни с Конституцией РФ, ни с международными правовыми актами в области прав человека.

Можно говорить о недостаточно разработанной системе правовых норм, обусловливающей отсутствие действенного механизма для их реализации и полномерной защиты прав заинтересованных лиц. По этой причине потерпевший, вовлеченный в уголовный процесс, обладает определенным правом, но не может им воспользоваться. В свою очередь, как автор отмечал выше, обвиняемый имеет четко сформулированные в законе и, самое главное, применимые на практике правовые гарантии для защиты "любым не запрещенным законом способом" (п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ).

Исторически сложилось так, что на различных этапах развития правовой мысли потерпевший имел разные возможности для защиты своих прав. На ранних стадиях развития человеческой цивилизации он в силу действия принципов обвинительного уголовного процесса был вынужден буквально кулаками защищать свои права; в эпоху розыскного процесса он по причине специфики поставленных перед уголовным процессом задач вообще выпал из поля зрения законодателя, поскольку основным субъектом внимания правоприменителя стал преступник. Однако все это является историческим опытом, который должен использоваться для разработки эффективных современных правовых институтов с учетом нынешних требований к правам человека, согласно которым он может защищать свои права и интересы любым не запрещенным законом способом, используя для этих целей действенный закон, а государство в лице его органов и должностных лиц обязано оказывать ему всемерную помощь в этом.

С точки зрения тактики расследования работа по решению задач возмещения ущерба от преступления является не только процессуальной обязанностью органов расследования, но также гарантией установления психологического контакта и последующего сотрудничества с потерпевшим. Законодательно необходимо более тщательно урегулировать правовые возможности жертвы преступления защищать свои законные интересы, которые с точки зрения Конституционного Суда РФ и Европейского суда по правам человека не могут быть сведены исключительно к возмещению причиненного ему вреда - они в значительной степени связаны также с разрешением вопросов о доказанности обвинения, его объеме, обоснованным применением уголовного закона и назначением наказания, тем более что во многих случаях от решения этих вопросов зависит реальность и конкретные размеры возмещения вреда. К сожалению, приходится констатировать, что в следственной практике указанная работа наиболее запущена. Органы дознания, следствия и прокуратуры почти отказались от имущественной защиты граждан. В ходе проводимого автором исследования практически во всех рассмотренных уголовных делах следователь, дознаватель ограничивался только вынесением постановления о признании лица потерпевшим.

Таким образом, следует говорить о расширении ряда гарантий реализации права потерпевшего на судебную защиту, предусмотренного Конституцией РФ. Необходимо изменить процедуру ознакомления потерпевшего с его правами и обязанностями. Учитывая мировой опыт и предложения ученых-процессуалистов, автор считает возможным возложить на следователя обязанность ознакомления потерпевшего с его правами сразу после признания его таковым и вручать ему в письменном виде перечень его прав.

Обоснованно внесение изменений и дополнений в ст. 42 УПК РФ об обеспечении участия адвоката со стороны потерпевшего наравне с обвиняемым. (ч. 4 ст. 5, ч. 2 ст. 198, ч. 3 ст. 11, ст. 42, ч. 9 ст. 166 УПК РФ). Несмотря на достаточно широкий круг лиц, имеющих право участвовать в судебном заседании об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, ч. 4 ст. 108 УПК не говорит о возможности участия в судебном заседании потерпевшего. Однако законодатель в п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК указывает одним из оснований для избрания меры пресечения возможность подозреваемого, обвиняемого угрожать участникам уголовного судопроизводства, к которым относится и потерпевший.

З.В. Макарова еще до принятия действующего уголовно-процессуального закона отмечала необходимость учета мнения потерпевшего или его представителя при решении вопроса об избрании меры пресечения к обвиняемому <2>. В ходе судебного заседания при решении вопроса о заключении под стражу потерпевший в ходе допроса может дать необходимую информацию, которая позволит суду объективно проверить наличие или отсутствие достаточных оснований для избрания именно данной меры пресечения.

--------------------------------

<2> Макарова З.В. Расширение прав потерпевшего - веление времени / Отв. ред. И.Ф. Демидов. Москва - Оренбург: Издательский центр Оренбургского государственного аграрного университета, 1999. С. 41.

В данном случае имеет место пробел в законодательстве, который необходимо восполнить п. 4 ст. 108 УПК следующим положением: "ч. 4. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению... с участием... потерпевшего, его представителя". Дополнить ст. 99 УПК РФ положением, согласно которому что при избрании меры пресечения учитывать мнение потерпевшего, а также по его просьбе вручать копии постановления об избрании меры пресечения, привлечении в качестве обвиняемого (ч. 8 ст. 108, ч. 9 ст. 172 УПК РФ).

 

Автор: В.Ю. Мельников.
вверх