назад
10 августа 2016 23:03 / Москва

Арбитражное соглашение как первооснова арбитражного (третейского) разбирательства споров

Арбитражное соглашение как первооснова арбитражного (третейского) разбирательства споров

Николюкин С.В.

Рассмотрение споров в международном коммерческом арбитраже допускается лишь в случаях, если стороны внешнеэкономической сделки заключили арбитражное соглашение, т.е. в силу принципа автономии воли субъекты вправе заключать соглашение о том, кому доверить разрешение возникшего или возможных споров, связанных с обязательственными отношениями. Налицо фидуциарный характер арбитражного соглашения.

Основная функция арбитражного соглашения состоит в том, что оно наделяет международный коммерческий арбитраж компетенцией рассматривать спор, возникающий из гражданско-правовых отношений, осложненных "иностранным элементом".

Согласно § 2 Регламента Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ (далее - МКАС) на разрешение в арбитраж могут быть переданы споры из гражданско-правовых отношений по купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации.

Несмотря на то что арбитражное соглашение традиционно находится в центре внимания ученых, занимающихся исследованием проблем третейского разбирательства, существуют различные подходы к его правовой природе.

Арбитражное соглашение - это соглашение, выражающее согласованную волю сторон о передаче спора между ними в арбитраж, заключенное в письменной форме, являющееся обязательным для сторон, определяющее компетенцию арбитража, оно служит основой для вынесения и исполнения решения [1]. Арбитражное соглашение рассматривается как основание для разрешения спора международным коммерческим арбитражем и вынесением им решения по спору.

Арбитражное соглашение - это соглашение о разрешении арбитражем определенного гражданско-правового спора, возникшего между сторонами, исключающее компетенцию государственного суда [2]. В данном случае арбитражное соглашение рассматривается как основание для исключения компетенции государственного суда.

Арбитражное соглашение представляет соглашение (отдельное или в виде оговорки) о передаче в арбитраж (третейский суд) всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть в связи с каким-либо конкретным правоотношением сторон соглашения [3, с. 9]. Здесь арбитражное соглашение рассматривается как соглашение в отношении споров, возникающих из определенных гражданских правоотношений.

Арбитражное соглашение - это гражданско-правовой договор, имеющий производное публичное (в том числе процессуальное) значение; третейская запись - это договор, призванный урегулировать охранительное правоотношение применительно к выбранной форме судебной защиты [4]. Здесь арбитражное соглашение рассматривается как комплексный, многоаспектный правовой институт, обладающий материально-правовым и публично-правовым характером.

Интересна позиция одного из специалистов [5], который предложил подходить к арбитражному соглашению как:

1) к правоотношению, и в этом качестве арбитражное соглашение является:

основанием для передачи спора в третейский суд, рассмотрения и вынесения решения (определяет права и обязанности сторон, обязательность и порядок совершения юридически значимых действий);

основанием компетенции третейского суда (в части самоограничения сторон, передачи юрисдикционному органу права совершать действие и принимать решение в отношении себя);

2) к юридическому факту, и в этом качестве арбитражное соглашение является:

основанием компетенции третейского суда (как основная часть юридического состава, охватываемого гипотезой правовой нормы, которой государство наделяет третейские суды полномочиями на рассмотрение и разрешение спора сторон).

Элементом юридического состава, определяющим изменение подведомственности дела по спору сторон (в том числе как один из критериев подведомственности) и, следовательно, исключение спора из юрисдикции государственных судов (дерогационный эффект).

В данном случае арбитражное соглашение рассматривается как сложное правовое явление.

Анализ приведенных определений арбитражного соглашения позволяет сформулировать его следующим образом:

арбитражное соглашение (арбитражный договор, арбитражная оговорка, третейская запись), являясь неотъемлемым условием рассмотрения спора в арбитраже, представляет заключенный между сторонами внешнеэкономической сделки гражданско-правовой договор об установлении процессуальных прав и обязанностей, направленных на передачу возможных споров в избранное по взаимному согласию негосударственное арбитражное учреждение или арбитраж ad hoc.

С учетом приведенного определения представляется весьма обоснованным считать, что арбитражное соглашение - это:

1. Средство защиты права.

Защита гражданских прав - рычаг для восстановления нарушенного гражданского оборота; применение данного инструмента допустимо только в предусмотренном законом порядке, т.е. путем использования надлежащей формы, средств и способов защиты гражданских прав [6].

Арбитражное соглашение, являясь по сути гражданско-правовым договором, в отличие от остальных соглашений направлено на защиту субъективных гражданских прав участников внешнеэкономической сделки. При этом право на защиту проявляется лишь в ситуациях, когда кто-то оспаривает или нарушает субъективное гражданское право. Таким образом, реально право на защиту начинает функционировать в момент нарушения или оспаривания субъективных гражданских прав. Своим соглашением стороны могут не только установить форму защиты права - юрисдикционную (которая осуществляется уполномоченными государством органами) или неюрисдикционную (которая осуществляется гражданами и организациями самостоятельно, без обращения за помощью к уполномоченным государством органам), но и конкретизировать юрисдикционную форму защиты права. Здесь речь идет об определении соглашением сторон компетентного судебного органа.

В Российской Федерации защита нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляется в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, судом, арбитражным судом или третейским судом (ст. 11 ГК РФ). Кроме того, законодательство наделило участников гражданских правоотношений правом самостоятельного определения органа, куда они вправе обратиться за защитой субъективных гражданских прав. Иными словами, выбор между государственным и негосударственным (третейским) судом осуществляется сторонами.

Право обращения за защитой нарушенного субъективного гражданского права закреплено и в международных соглашениях. Например, в соответствии с Соглашением стран СНГ о порядке разрешения хозяйственных споров 1992 г. хозяйствующие субъекты каждого государства - участника СНГ имеют на территории других государств - участников СНГ право беспрепятственно обращаться в суды, арбитражные (хозяйственные) суды, третейские суды и другие органы, к компетенции которых относится разрешение дел, могут выступать в них, возбуждать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия.

Арбитражное соглашение не только непосредственно наделяет компетенцией постоянно действующий арбитраж или арбитраж ad hoc, но и может ограничить общую компетенцию институционального арбитража, закрепленную в его статуте и регламенте.

2. Двусторонняя (многосторонняя) сделка, т.е. гражданско-правовой договор.

Вопрос о том, является арбитражное соглашение гражданско-правовой сделкой или нет, имеет практические правовые последствия. Это касается прежде всего возможности применения к квалификации правоотношений, возникающих вследствие заключения арбитражного соглашения гражданско-правовых норм, регулирующих сделки и последствия их недействительности.

В судебно-арбитражной практике имеются случаи, когда суды, опираясь на нормы гражданского законодательства, регулирующего условия действительности гражданско-правовых сделок, квалифицируют арбитражное соглашение как гражданско-правовую сделку, влекущую определенные процессуальные последствия. Так, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 10 апреля 2001 г. N 3515/00 признал недействительным арбитражное соглашение (оговорку) о передаче спора в МКАС в силу ст. 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона и иных правовых актов, ничтожна.

В то же время имеются противоположные судебные решения, в которых суды высказывают мнение о том, что арбитражное соглашение не является гражданско-правовой сделкой (см. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1999 г.).

3. Сделка, которая заключается между контрагентами, уже связанными частноправовым соглашением. Признание арбитражного соглашения как частноправового договора важно с точки зрения возможности применения различных норм гражданского законодательства, регулирующих порядок заключения, исполнения и прекращения договорных правоотношений.

4. Сделка, в силу которой одна или обе стороны отказываются от использования государственной формы защиты.

5. Сделка, мотивом к заключению которой является намерение сторон подчинить возникший или могущий возникнуть спор международному коммерческому арбитражу.

6. Взаимная возмездная сделка, т.е. права и обязанности возникают как у одной, так и у другой стороны арбитражного соглашения.

7. Сделка с особым правовым статусом.

Особый правовой статус арбитражного соглашения объясняется его процессуальным характером - стороны добровольно принимают на себя обязательства о подчинении возникшего из контракта спора именно коммерческому арбитражу, исключая компетенцию иных юрисдикционных органов. В данном случае прослеживается пророгационный и дерогационный эффект арбитражного соглашения.

Особенность пророгационного эффекта состоит в установлении компетенции арбитража по разрешению настоящего или будущего спора между сторонами договора. Процедура рассмотрения международным коммерческим арбитражем вопроса о наличии у него компетенции рассматривать спор носит характер самостоятельной стадии.

Компетенция международного коммерческого арбитража по рассмотрению споров между хозяйствующими субъектами исходит из воли сторон, выраженной в арбитражном соглашении, и зависит от ряда факторов:

от права, применяемого к арбитражному соглашению;

от права места проведения арбитража;

от права страны, в которой может быть заявлено ходатайство о признании и приведении арбитражного решения в исполнение.

В этом состоит основное отличие арбитража от судов общей и специальной юрисдикции, компетенция которых напрямую связана с процессуальным законодательством соответствующего государства.

Дерогационный эффект арбитражного соглашения состоит в исключении урегулирования этого спора из юрисдикции государственных судов. Существование арбитражного соглашения лишает суд его юрисдикции; судья становится некомпетентным, когда ответчик ссылается на арбитражное соглашение [7].

Зачастую такое намерение сторон конкретно выражено в тексте самих арбитражных оговорок с использованием следующих формулировок: "с исключением подсудности государственных судов", "с исключением подсудности общих судов" и т.п.

Например, в соответствии с п. 3 ст. II Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (далее - Нью-Йоркская конвенция 1958 г.), если иск поступает в государственный суд при наличии заключенного арбитражного соглашения, суд должен по ходатайству одной из сторон спора направить стороны в арбитраж при условии, если он не установит, что данное соглашение недействительно либо утратило силу, либо не может быть исполнено. Таким образом, Нью-Йоркская конвенция 1958 г. в общей форме устанавливает обязанность государственного суда не рассматривать по существу иск по спору относительно заключенного арбитражного соглашения, поскольку в этом случае у государственного суда отсутствует компетенция на его рассмотрение.

Аналогичное правило закреплено и в п. 5 ст. 148 АПК РФ. Так, арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

Такая же ситуация возникает и в случае, если стороны заключили соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда во время судебного разбирательства до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если любая из сторон заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

Рассмотрим ряд дел из практики МКАС, где изначально речь шла о действительности арбитражного соглашения, а затем дело рассматривалось по существу.

1. По делу от 1 марта 2006 г. N 101/2005 иск был предъявлен венгерской фирмой (покупатель) к российской организации (продавец) в связи с нарушением условий контракта международной купли-продажи товаров, заключенного 27 октября 2004 г. Требования истца включали: возврат суммы предоплаты за фактически не поставленный товар, взыскание договорного штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств и неустойки за нарушение сроков поставки.

Пункт 8 приложения N 1 к контракту содержит следующие положения:

"8.3. В случае невозможности урегулирования спора или разногласий спорный вопрос будет передан на рассмотрение в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом. Решение МКАС будет являться обязательным для обеих Сторон.

8.4. Стороны договорились, что спор будет рассмотрен единоличным арбитром.

8.5. Стороны договорились, что единоличный арбитр будет избран Председателем МКАС. Язык разбирательства - русский".

Учитывая достигнутое сторонами арбитражное соглашение, а также отсутствие возражений какой-либо из сторон по поводу рассмотрения дела в МКАС, состав арбитража признал наличие компетенции МКАС на разрешение настоящего спора [8, с. 80, 81].

2. По делу от 24 июля 2006 г. N 180/2002 иск был предъявлен фирмой из Сербии и Черногории (подрядчик) к швейцарской фирме (заказчик) на основании заключенного сторонами 19 мая 1998 г. контракта на выполнение строительно-отделочных работ по объекту, расположенному в Российской Федерации. Требования подрядчика включали: погашение задолженности за выполнение работы на основании соответствующих актов; уплату договорной неустойки за просрочку платежа и процентов за пользование денежными средствами; уплату арендных платежей по договору аренды оборудования; возмещение арбитражных расходов на адвоката, а также издержек, связанных со сверкой взаиморасчетов и рекламационным разбирательством, включая расходы на адвоката.

Компетенция МКАС по рассмотрению настоящего дела основывается на содержащейся в ст. 19.1 заключенного сторонами контракта от 19 мая 1998 г. арбитражной оговорке, согласно которой "в случае, если стороны не придут к соглашению, то дело подлежит, с исключением подсудности общим судам, разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, в соответствии с его Регламентом, на русском языке... в городе Москве" [8, с. 226 - 231].

3. По делу от 29 сентября 2006 г. N 127/2005 иск был предъявлен фирмой с Британских островов к швейцарской фирме в связи с поставкой товара в меньшем количестве, чем то, за которое была произведена предоплата на основании контракта международной купли-продажи, заключенного сторонами 24 марта 2005 г.

По вопросу о компетенции МКАС на разрешение данного спора арбитраж установил следующее. В пункте 14.1 заключенного сторонами контракта от 24 марта 2005 г. предусмотрено, что "все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего контракта или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, полежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом в составе единоличного и запасного арбитров на русском языке" [8, с. 257 - 262].

По делу от 20 октября 2006 г. N 43/2006 иск был предъявлен российской организацией (продавец) к организации из Казахстана в связи с неполной оплатой поставленного товара по контракту, заключенному сторонами 21 октября 2004 г. Истец требовал погашения суммы задолженности; возмещения убытков, вызванных уплатой административного штрафа за несвоевременное поступление денежных средств за поставленный на экспорт товар; возмещения расходов по арбитражному сбору и издержек на участие в деле представителя.

Компетенция МКАС по рассмотрению споров между сторонами предусмотрена п. 9.2 контракта от 21 октября 2004 г., содержащим условие о том, что "в случае, если стороны не придут к соглашению, то дело подлежит передаче на рассмотрение Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате РФ в г. Москве, который вынесет окончательное решение по делу" [8, с. 273 - 276].

4. По делу от 9 февраля 2005 г. N 69/2004 иск был предъявлен российской организацией (продавец) к украинской (покупатель) в связи с неполной оплатой товара, поставленного автомобильным транспортом на условиях FCA, пункт отправления - в России по контракту международной купли-продажи, заключенному 13 августа 2002 г. Исковые требования включали: погашение задолженности и уплату процентов годовых в связи с просрочкой платежа.

Статья 9.1 контракта от 13 августа 2002 г. предусматривала, что все споры, разногласия и требования, возникающие из настоящего контракта или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, в случае если они не будут разрешены дружественным путем в ходе переговоров сторон, подлежат разрешению, с исключением подсудности судам общей юрисдикции, в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ (г. Москва) в соответствии с его Регламентом. Решения данного арбитража будут окончательными и обязательными для обеих сторон [9, с. 73 - 76].

5. По делу от 18 октября 2005 г. N 21/2005 иск был предъявлен кипрской фирмой (покупатель) к германской организации (продавец) в связи с поставкой машины с неустранимыми дефектами по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 19 июля 1999 г. Требования истца включали: расторжение контракта; возврат уплаченной продавцу стоимости машины и возмещение расходов по уплате арбитражного сбора.

Как следует из материалов дела, истец и ответчик являются юридическими лицами по законодательству Кипра и Германии соответственно, т.е. иностранными юридическим лицами, что определяет возможность рассмотрения данного спора в МКАС при наличии соглашения сторон об этом (п. 2 ст. 1, ст. 7 Закона об арбитраже и п. 2 § 1 Регламента МКАС). МКАС пришел к выводу, что такое соглашение содержится в п. 18.1 контракта от 19 июля 1999 г., из которого возникли спорные правоотношения сторон: "все споры и разногласия, которые могут возникнуть из контракта или в связи с ним, в случае невозможности их урегулирования путем переговоров подлежат разрешению - за исключением судов общей юрисдикции - в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ в г. Москве в соответствии с его Регламентом". Арбитражная оговорка содержится также и в п. 8 подписанного сторонами протокола от 28 октября 2004 г.: "Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ (Москва) будет привлечен для разрешения споров между сторонами, возникающих из контракта или с ним напрямую связанных, если стороны не достигнут взаимоприемлемого решения путем переговоров". Ни в процессе подготовки дела к слушанию, ни в ходе заседания по делу каких-либо возражений по компетенции МКАС сторонами не заявлялось [9, с. 292 - 300].

То обстоятельство, что арбитражное соглашение влечет определенные процессуальные последствия, способствовало распространению в литературе доктрины, которая позволяет рассматривать арбитражное соглашение как публичный договор.

Было подчеркнуто, что арбитражное соглашение по своей природе является процессуальным соглашением и имеет свой процессуальный предмет [3, с. 9]. Также было указано, что арбитражное соглашение регулирует не материально-правовые вопросы, а чисто процессуальные вопросы, т.е., будучи соглашением не гражданского материального, а гражданского процессуального характера, арбитражное соглашение, даже представляющее одно из условий основного (материально-правового) договора, обладает известной независимостью от других его условий" [10].

Применительно к арбитражному соглашению, как и в любом гражданско-правовом договоре, следует различать условия, в силу которых оно будет признаваться действительным.

Требования, которым должно соответствовать арбитражное соглашение, могут касаться его формы, воли или дееспособности сторон, его содержания и т.п.

Вопрос о действительности или недействительности (в том числе ничтожности) арбитражного соглашения может решаться лишь в отношении заключенного арбитражного соглашения:

его содержания и правовые последствия не противоречат закону и иным правовым актам;

оно совершено дееспособным лицом;

волеизъявление лица соответствует его действительной воле, а сама воля складывается свободно;

форма соглашения соответствует форме, предусмотренной законом для этой гражданско-правовой сделки.

Арбитражное соглашение считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. В этом заключается его материально-правовой аспект.

Процессуальный характер арбитражного соглашения позволяет относить к существенным следующие условия:

арбитражный порядок рассмотрения спора;

точное наименование коммерческого арбитража, компетентного рассматривать спор;

круг споров, подлежащих рассмотрению;

вопрос о применимом праве.

Отсутствие или недостаточная определенность одного из этих условий позволяет считать арбитражное соглашение незаключенным.

Таким образом, указанные условия позволяют определить предмет и объект арбитражного соглашения, которые являются основополагающими при его характеристике. Предметом арбитражного соглашения являются активные действия сторон, связанные с передачей спора в коммерческий арбитраж. Практически это означает, что если стороны при заключении арбитражного договора не достигли согласия о его предмете, т.е. о том, что спор передается на рассмотрение и разрешение третейского суда, то такое соглашение рассматривается как незаключенное. Под объектом соглашения следует понимать заключенную сторонами внешнеэкономическую сделку, обязательства по которой не исполнены или исполнены ненадлежащим образом. Именно неисполнение обязательства по сделке порождает правовые последствия для арбитражного соглашения.

Нельзя сказать, что арбитражное соглашение при всех его процессуальных особенностях не несет материально-правовых черт.

В силу Закона об арбитраже основными чертами арбитражного соглашения являются следующие:

арбитражное соглашение заключается между субъектами, связанными гражданским правоотношением;

арбитражное соглашение может быть заключено сторонами в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с конкретным правоотношением;

автономия воли сторон в определении компетентного арбитражного органа;

арбитражное соглашение в отношении спора, который находится на разрешении в государственном суде, может быть заключено сторонами в период до принятия решения по спору.

Как было отмечено, по своей юридической природе арбитражное соглашение является сделкой, с которой закон связывает определенные правовые последствия, поэтому при ее заключении должны быть соблюдены правила совершения сделок. Общий принцип гражданского законодательства заключается в том, что недействительна сделка, при совершении которой не соблюдены условия действительности сделок.

Требования закона, которым должна соответствовать сделка, касаются ее формы, воли или дееспособности сторон, ее содержания и т.д.

Сделка действительна при соблюдении следующих условий:

содержание и правовое последствие сделки не противоречат закону и иным правовым актам;

сделка совершена дееспособным лицом;

волеизъявление лица соответствует его действительной воле;

форма сделки соответствует форме, предусмотренной законом для этой сделки [11].

Существует точка зрения, согласно которой арбитражное соглашение может быть признано недействительным в случаях, если оно:

заключено с пороком воли (под влиянием насилия, обмана, заблуждения);

заключено лицом, не обладающим необходимой правоспособностью или дееспособностью;

совершено без соблюдения установленной законом формы;

не содержит всех существенных условий, установленных для арбитражного соглашения, в том числе не содержит явно выраженного намерения передать спор на разрешение арбитража;

противоречит императивным нормам применимого законодательства об арбитраже;

заключено по вопросам, которые не могут являться предметом третейского разбирательства [12].

Основные требования к действительности арбитражных соглашений установлены и международными конвенциями, в частности Нью-Йоркской конвенцией 1958 г. В соответствии с п. 1 ст. 2 Нью-Йоркской конвенции 1958 г. каждое договаривающееся государство признает письменное соглашение, по которому стороны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным договорным или иным правоотношением, объект которого может быть предметом арбитражного разбирательства.

Следовательно, арбитражное соглашение:

должно быть заключено в письменной форме;

должно относиться к разрешению существующих или возможных в будущем споров между сторонами;

споры должны носить договорный или внедоговорный характер;

объект правоотношения может быть предметом арбитражного разбирательства;

стороны арбитражного соглашения должны обладать дееспособностью по применимому к ним праву;

арбитражное соглашение должно быть действительным по праву, которому стороны его подчинили, или по праву государства, где было вынесено решение арбитража.

По общему правилу, закрепленному в законе, содержание арбитражного соглашения определяется характером тех договоренностей, которые были достигнуты между сторонами, кроме случаев, если содержание соответствующего условия предписано законом или другими нормативными актами. Условия, на которых заключается арбитражное соглашение, имеют разные значения и оказывают неодинаковое влияние на его заключение.

Приведем рекомендации, полезные предпринимателям:

следует обязательно включать в договоры (контракты) арбитражные оговорки;

арбитражные оговорки в контрактах или отдельные арбитражные соглашения должны быть оформлены в письменной форме и подписаны уполномоченными лицами;

желательно обращаться в постоянно действующий третейский суд (например, в МКАС при ТПП России), а не в разовый арбитраж ad hoc, поскольку последний не так легко сформировать;

в случае если предпринимателю неизвестен третейский суд, предлагаемый ему контрагентом, следует ознакомиться с регламентом данного суда;

необходимо стремиться предусмотреть в договоре (контракте) рассмотрение споров в третейском суде в Российской Федерации.

Список литературы

1. Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3 т. Т. 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс. М.: БЕК, 2001. С. 158.

2. Комаров В.В. Международный коммерческий арбитраж. Харьков, 1995. С. 38.

3. Вершинин А.П. Арбитражное соглашение // Третейский суд при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате. СПб., 2001.

4. Новиков Е.Ю. Третейское разбирательство споров, подведомственных судам общей юрисдикции: Проблемы нормативного регулирования // Актуальные проблемы гражданского процесса. СПб., 2002. С. 194.

5. Курочкин С.А. Третейское разбирательство гражданских дел в Российской Федерации: теория и практика. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 147.

6. Рожкова М.А. Мировое соглашение в арбитражном суде: проблемы теории и практики. М.: Статут, 2004. С. 8.

7. Хлестова И.О. Арбитраж во внешнеэкономических отношениях стран - членов СЭВ. М., 1980. С. 37.

8. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2006 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008.

9. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2005 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2006.

10. Мусин В.А. Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" (комментарий к ст. 5) // Третейский суд. 2003. N 1 - 4 (25 - 28). С. 21.

11. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юринформ-центр, 1995. С. 212.

12. Хвалей В. Как убить арбитражное соглашение // Третейский суд. 2003. N 5. С. 48.

 

вверх